Генрих Густавович Нейгауз. "Я хотел бы  стать святым".
Генрих Густавович Нейгауз. "Я хотел бы стать святым".

 

 

 

 __________________________________________________________________________________

Г. Нейгауз: ‘Я хотел бы стать святым’

___________________________________________________________________________________

 

          Блаженный Иоанн Богомил

 

СТРАДАНИЯ НОСЯТ ОЧИСТИТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР!

За несколько лет запредельных страданий можно очиститься так, как не очистишься в миру за несколько десятков обывательских инкарнаций, сколько ни приходи дышать порядком мира сего и ни жажди, как рыба, выброшенная на берег.

Зэки франкистских, соловецких лагерей после нескольких лет стеснений и лишений достигали ступени девства! На Соловке блуд угашался. До блуда ли скелетику весом в 45 кг? Прикосновением голгофских печатей блуд выветривался мгновенно! 

 

 *   *   * 

ГЕНРИХ ГУСТАВОВИЧ НЕЙГАУЗ, мой музыкальный дедушка. Я занимался у его любимой ученицы Марии Дешалыт. Гениальный учитель, один из величайших преподавателей XX в., наставник Рихтера и Гилельса, отец целой фортепианной школы (*).

  

Генрих Густавович пишет в дневниках последних лет (1964 г.):

‘Я ХОТЕЛ БЫ СТАТЬ СВЯТЫМ’.

Иные будут смеяться: ‘Ха! Тот самый Нейгауз, который говорил о себе: ‘Wein, Weib und Gesang’ (вино, женщины и песни)? И – святым?..’

 

Почитатель Wein, Weib und Gesang претерпел девятимесячное заключение на Лубянке. Чудом освободившись, Нейгауз говорил своим ближним:

‘Я впервые понял назначение человеческой жизни! Хоть тысячу лет исполняй Сен-Санса, Грига да Чайковского – не додумался бы до подобного’.

Выйдя из застенков ГБ после девяти месяцев вкушения баланды из селедочных хвостов, куда плевала туберкулезная вохра, Нейгауз был готов оставить музыку и стать вторым Франциском Ассизским, вторым Серафимом Саровским. Неслыханно!

 

 *   *   * 

Если бы, — говорит он, — я обладал даром святости, бросил бы всё, оставил музыку и предался бы исключительно на служение добру, добру в чистом виде…’

Он понимает святость как ДОБРО! Собственно, добру он и служил всю жизнь на юродивом музыкальном языке.

 

У Нейгауза лицо светильника. Юродивый музыкальный святой, фортепианный боном («человек добрый», исп.). Его обожали. Генрих Густавович — не только фортепианный гений, или литературный, или дневниковый, не просто друг Асмуса и Пастернака, а светильник духовный. Он был движим не столько любовью к музыке, сколько великой любовью к людям. Но стремился к любви уже духовной, вне отмирских ее форм.

 

В свое время я отверг музыку как профессию, поскольку увидел, как царят в музыкальной среде либидо, похоть, сплетни, извращения и растление. На своем веку встречал сотни профессиональных музыкантов, знаю судьбы тысяч из них. Не знал ни одного, который пожелал бы стать святым. Были интересующиеся эзотерикой, магией, востоком, Тибетом… Но чтобы кто-то пожелал уподобиться Будде, Эпикуру, Христу или Франциску Ассизскому — не помню случая.

 

И вот, казалось бы, музыкант из музыкантов, олицетворение музыкального гения — желает стать больше себя самого! ‘Чего бы я хотел?’ — задаётся вопросом Нейгауз. И, не боясь того, что его поднимут на смех, назовут старым ханжой, припомнят его женщин и вино, пишет в дневнике:

‘Я ХОТЕЛ БЫ БЫТЬ СВЯТЫМ… В САМОМ СТАРОМ И САМОМ НОВОМ СМЫСЛЕ ЭТОГО СЛОВА ’. То есть в избытке творить ‘добро в чистом виде’.

 

 *   *   *  

В отличие от пошлых танцев нью-эйджа, который приветствует джаз (Берголио тоже любит джаз), и печаления педофилической масти жрецов, духовная радость – не рот до ушей, а истинная, преумиленная, с небес. Как трудно ее обрести в этом мире. (**). 

Ваш покорный слуга тоже прошел путь от музыканта и поэта к Франциску и Серафиму, чтобы вернуть человечеству освященные музыку, поэзию и пророчество как язык божественного универсума!

Под словами моего музыкального дедушки Нейгауза могли бы подписаться 100 миллионов искупленных от Второй соловецкой голгофы. Мученики искуплены страстным подвигом, стеснением плоти (***).  

 

Из книг блаженного Иоанна  Богомила

«Золотые ключи спасения человечества»

и «Фортепиано как орфеон» 

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"  Обратная связь 

____________________________________________

 

* - Г. Нейгауз пишет о себе: у меня никогда  не было виртуозности и таких пианистических данных, чтобы играть рапсодию Листа, как хотел того его отец. Я говорил: «папа, эти рапсодии Листа сыграет какой-нибудь фортепианный племенной жеребец, но – не я», - ред.

** - Известно также, что Папа римский любит футбол и болеет за клуб Сан-Лоренсо, также признавался, что любит танго, - ред.

*** -  Нейгауз Г.Г. 04 ноября 1941 г. был арестован и привлечен к уголовной ответственности по обвинению «в антисоветской агитации, в высказывании намерения дождаться прихода немцев и по этой причине отказе от эвакуации из гор. Москвы». 

   Из обвинения:

«В процессе следствия по делу установлено, что Нейгауз Г.Г. на протяжении ряда лет вел антисоветские разговоры по ряду вопросов политики Советского правительства и ВКП(б). 

Враждебно относясь к факту освобождения западных областей Украины и Белоруссии, а затем к установлению Советской власти в Прибалтике, Нейгауз Г.Г. утверждал, что это является вмешательством СССР во внутренние дела этих стран, а также клеветнически истолковывал политику Советского правительства в вопросе советско-финской войны. 

Критикуя с антисоветских позиций Указы Верховного Совета СССР об укреплении труддисциплины, установлении 8-часового рабочего дня и 7-дневной рабочей недели, установлении платности за обучение, Нейгауз Г.Г. возводил клевету на советскую демократию, заявлял об ущемленности свободы личности, об ограниченных возможностях в условиях советской действительности творчества в области литературы, музыки и т. п. 

В связи с советско-германской войной, Нейгауз Г.Г. высказывал пораженческие настроения, заявляя о неизбежности поражения Советского Союза, и отказался подписать статью группы работников науки и искусства, опубликованную в московской печати под названием "Не отдадим Москву". 

Нейгауз Г.Г. отрицает наличие имевшихся у него намерений остаться в Москве в ожидании прихода немцев и свой отказ от эвакуации объясняет семейными обстоятельствами. 

На основании изложенного обвиняется в преступлениях, предусмотренных ст. 58 п. 10 ч. 2 УК РСФСР». 

 Чтобы Нейгауз Г.Г. подписал обвинение также в шпионской деятельности, его сажали на высокий табурет, чтобы ноги не доставали до пола, и светили в глаза яркой лампой. Если он закрывал глаза, то гремели чем-то над головой. Выдержал. 

 Нейгауз Г.Г. провел 8,5 месяцев в Лубянской тюрьме, из них около полугода в одиночной камере. Кормили баландой из селедочных хвостов и порцией хлеба. Передачи не разрешали. Началась цинга. Через полгода разрешили первую передачу, которая была собрана благодаря, в первую очередь, М.В. Юдиной.

 Нейгауз Г. Г. 19 июля 1942 года был выслан из г. Москвы на срок пять лет в ссылку в Свердловскую область. - ред.

 

А. Марчелло, Адажио. Исп. Г. Нейгауз

  

Музыкальное исполнение Блаженного Иоанна Богомила     

 СМОТРЕТЬ      СЛУШАТЬ      ЧИТАТЬ КНИГИ О МУЗЫКЕ 

 

 

Перейти в разделы: 

Откровения Богини Девы Матери         Богомильские святые

Аутентичные лики божеств                    Соловецкая сокровищница

Поэзия Грааля                                        Музыкальное исполнение   

Книги Иоанна Богомила                         Страница «ГИПЕРБОРЕЯ»