Безмолвное откровение Караяна

Герберт фон Караян
Герберт фон Караян

Блаженный Иоанн Богомил

 

 Первый приезд Караяна в начале 60 О билетах и речи быть не могло! Не светило даже ‘блатным’, привыкшим проходить в амфитеатр или на галерку по заранее приобретенным за трешку льготным билетикам Но и не прийти невозможно!

У входа в полукруглую арку Большого зала Консерватории сгрудилась толпа с полтысячи человек, едва ли не больше чем в самом зале. И каждый рыщет, ища лишние билеты…

 

Я и не надеялся. Вернее, надеялся на что-то другое. И вот – свершившееся чудо: толпа безбилетников расступается, и на территорию двора Большого зала Консерватории, минуя памятник Чайковскому, въезжает черная правительственная ‘Чайка (как понимаю, одолженная для особо почетного гостя лично министром культуры Фурцевой)!

Караян выходит из машины. За ним услужливо закрывают дверцу. Лицо мастера приковывает взгляд. Первый ‘концерт’ начинается задолго до концерта.

Любую аудиторию Караян понимает как оркестр. И вот перед ним 500 глухих оркестрантов-безбилетников… да что 500! – вся Москва становится его оркестром, поскольку Караян одновременно совершает действо.

В роскошном аристократическом, великолепно сидящем драповом темно-синем пальто, прославленный дирижер по-соколиному оглядывает: Россию – страну, в которую приехал; Москву – город, в котором ему предстоит выступать

Делает несколько шагов в мою сторону, буквально в метре останавливается… И опять уже орлиным взором окидывает толпу у входа.

 

Его прекрасное лицо воодушевлено. Понятно, Караян счастлив. Больше чем аншлаг! Заведомый успех!

Но – о, что это? Внезапно взор маэстро остановился на мне. Должно быть, что-то прочитал на миг показалось, что вот-вот возьмет меня за руку и поведет в зал через служебный вход

Не тут-то было. Произошло нечто большее, чем путешествие тайком по служебному ходу. Караян заглянул мне в глаза, а я – ему… и в этот момент совершился двухчасовой концерт!

 

Должно быть, под куполом черепной коробки Караяна уже звучала музыка, предназначенная к сегодняшнему исполнению. Музыкально-симфоническое облако из глаз в глаза перешло на меня. В моей слуховой раковине зазвучала симфония Бетховена в исполнении Герберта фон Караяна…

Я ответил маэстро взором обожающего ученика, и ‘царь’ милостиво подарил мне второй взгляд.

За какое-то мгновение в моей голове пронеслись все диски, записанные Караяном смолоду до поздней старости, включая те, которые ему еще предстояло записать в ближайшее 25-летие его никогда не омрачаемого срывами дирижерского триумфа…

 

Достаточно. Еще раз, оглянув Россию, описав мысленный полукруг в пространстве ее музыкального Замоскворечья, Караян повернулся спиной к безбилетной аудитории и направился к служебному входу в сопровождении двух в меру услужливых ‘сексотов’.

 

Домой я вернулся совершенно счастливым, получив впечатление несравнимо большее, чем, если бы посетил концерт. Мысленная симфония отпечаталась с предельной, невозможной яркостью.

Что толку было бы слушать ее в полуторатысячном зале, с расстояния 100 метров разглядывая спину Караяна? Нет! Надо видеть его царственные жесты.

 

Жестикуляция маэстро – божественный симфонический театр, пантомима одного актера, глаз от которого отвести нельзя. Попробуй сыграть иначе, чем он слышит! – столь богатое внутреннее содержание сквозит через его взор.

Позднее мне довелось присутствовать на симфоническом концерте Караяна. Сидел в амфитеатре, и музыка почему-то не доходила. То ли публика мешала сосредоточиться, то ли авторитет и обаяние дирижера… Помню, покинул зал в некотором разочаровании.

В память врезалась та, первая встреча, потрясшая меня и запечатлевшаяся в скрупулезных деталях…

 

Уверен, никакая частная аудиенция или даже сокровенная беседа в домашней обстановке не произвели бы такого впечатления, как это дивное двухминутное ‘рондо’ с нескончаемыми вариациями – безмолвный спектакль, разыгранный на моих глазах Премудростью.

Безмолвное музыкальное откровение-облако источилось из сердца маэстро и нашло на меня. На этом языке Караян говорил, вероятно, со своими музыкантами.

Думаю, в реальном пространстве (запанибратском и официальном) ничего подобного не могло бы произойти. Мне удалось послужить его мистическим оркестром 

   


   Из книги Иоанна Богомила ‘Фортепиано как ОРФЕОН’

 

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"  Обратная связь 

 

Перейти в разделы: 

Откровения Богини Девы Матери         Богомильские святые

Аутентичные лики божеств                    Соловецкая сокровищница

Поэзия Грааля                                        Музыкальное исполнение   

Книги Иоанна Богомила                         Страница «ГИПЕРБОРЕЯ»