Блаженный Иоанн Богомил

 

Мир не знает ни одного композитора раннего Средневековья, хотя наверняка среди них было много гениев: менестрелей, миннезингеров, бардов, лютнистов, гуслистов, великих боянов

 

Жесткое цензурирование со стороны церкви приводило к тому, что любой композитор, музыка которого заключала в себе бономический, архетипический элемент, подвергался репрессиям, вплоть до смерти. Если инквизиторы не могли открыто осудить и казнить гения, его отравляли – самый излюбленный способ расправы с неугодными Риму.

‘Мне наплевать на ваши скрипочки,

когда БОГ ГОВОРИТ!’

Начиная с Баха, композиторы стали скрывать свои взгляды – не смели открыть источник своей музыки.

Открывающееся им особое слуховое окно было следствием определенной духовной высоты. Мир, в котором они жили, гении тщательно прятали.

Бах предвидел не только музыкальное будущее, но и цивилизационное. Был пророком, писал для будущих времен!!! Пророческий аспект его композиций всегда замалчивался.

 

 

Одна из основных мыслей книги Моцарт, музыкальный христос’: Моцарт мыслитель не менее гениален, чем Моцарт-композитор. Одно неотделимо от другого!

 

*

Бетховен написал Скрипичный концерт, никем не понятый.

Премьера состоялась через три года после его написания. По окончании исполнения Бетховен подошел к солирующему скрипачу и сказал:

‘Я глухой, но ты же половину нот не взял! Ты меня распял!’

Тот хамски заявил композитору:

‘Дорогой мой, их и нельзя взять! Это неисполняемая музыка. Вы что, не знаете диапазона и возможности скрипки?’

Бетховен ответил ему как пророк:

‘Мне наплевать на ваши скрипочки, КОГДА БОГ ГОВОРИТ!’ 

 

 

Основа духовности Бетховена: композитору говорит Божество.

Любой, кто дотрагивается до клавиатуры, должен понимать: он касается алтаря! Здесь говорит Бог – на языке более выразительном и универсальном, чем человеческая речь – на языке музыки!

 

Музыка понятна всем без перевода. Двойная её ценность: не нужно переводить не только с иностранного языка на родной, но и с божественного на человеческий! Музыка первозданна, оригинальна – первозданный бесценный язык Божества.

Прозрение, что всё зло в музыке идет от римской курии, люто запрещено музыковедами.

Например, на Чайковского церковь подала в суд: мол, заимствовал церковное произведение. Если бы Петр Ильич делился вслух своими мыслями о музыке, его бы привлекли как еретика и репрессировали.

 

Христос говорил: ‘Блажен тот, кто откопает жемчужину в поле. Она столь ценна, что ради нее можно отдать все земные блага’. Это и есть миннэ (*). Жемчужина, достойная того, чтобы пожертвовать ради нее всеми благами мира сего.

Музыка Моцарта в тысячах спектров сияет жемчужиной миннэ в короне Alma Mater Dei et Humani (**) – то, чего Рим боится больше всего.

Катарский консоламентум (***) излияние миннэ! Чудотворение любви, утешающей всех людей, без которой они не могут жить, остаются сиротами.

Богатые или бедные, обделенные или удачливые, счастливые или несчастные – все нуждаются в миннэ. Без нее нет жизни! Она несет жизнь вечную.

 

Тайна Христа в том, что он был величайшим светильником миннэ. Из вестника миннэ сделали формального иудейского искупителя в грехоцентрическом ключе: пришел, взял на себя грехи, умер, воскрес – отныне надо его почитать, принося десятину петрианским священникам’.

Не случайно такие разные композиторы, как Чайковский и Бетховен, повторяли одну и ту же поразительную фразу: Я хотел бы только одного: нести утешение людям’.

На языке богомилизма утешение именуется консоламентумом. Римские сачердоты (священники, провозгласившие Христа римской версии) поняли его как чтение молитвы ‘Pater Noster или ‘Отче наш, иже еси на небеси у смертного одра.

Консоламентум суть утешение не земное, а небесное. Небесное утешение может дать только любящая и милосердная Мать.

Музыка должна нести консоламентум.

 

В категориях катаризма Рим – реформированная синагога: признает иудейского бога, некогда сделавшего исключение для Христа (позволил себе произвести единородного сына’), но больше он никого не рождает и, судя по всему, добрее не стал, несмотря на жертву помазанника в Иерусалиме.

Рим – пустышка, ex nihilo (****), мыльный пузырь. За ним ничего нет. Всё, что он называет своим: частицы мощей, предания, Божия Матерь, – перевернуто на противоположное: украли у тех, кого убили. Те, кого они славят, сначала стали их жертвами.

Славят Христа – они же его распяли. Славят Божию Матерь – они ее гнали и гонят (вспомните историю явлений в Фатиме и Харольдсбахе).

 

Истинные свитки спрятаны в архивах Ватикана

Кто хоть один день проведет в архивах Ватикана, скажет: вся человеческая история от начала перевернута на противоположное. Сделали это римские чиновники, которые все оригинальные манускрипты, аутентичные тексты спрятали в своих хранилищах.

Истинные свитки недоступны людям. Вместо этого насаждаются мистификации и ложь, распространяемые римской курией и ее византийским сателлитом.

Рим призывается к суду. На его совести – миллионы избитых вестников небесной любви. На совести Рима – потенциальная гибель мира.

С тех пор, как римская церковь утвердила себя с помощью костра и огнестрельного оружия, инквизиции, пыток и дыб, она перевернула сознание людей.

Раньше люди были мирные, а сейчас римные’. Пока не обличена римская химера, пока Рим не изгнан, прежде всего, из внутренних замков, душа не может вернуться в трезвое состояние и обрести покой.

 

В чем же тайна притягательности миннической музыки?

Музыка не просто имеет исключительное катартическое действие, она из внутренних составов истребляет бациллы зла. Своего рода белая купель, святой источник, забивший во внутренних музыкальных замках. Все 180 операций фатальной перелепки богочеловека в земнородного едва ли не моментально снимаются музыкальным минническим лучом!

 

 

*

* – превышенебесная любовь, которой нет ни на земле, ни на низших небесах; ипостась Богоматери

** – Alma Mater Dei et Humani, AMDH, мать Кормящая божеств и людей – ипостась Богини-Матери

*** – от исп. ‘consuelo’, ‘consolación’ – утешение

**** –  согласно версии Августина Блаженного человек сотворен из ничего, ex nihilo – в противовес богомильскому пониманию о непорочном зачатии души свыше от последней капли любви Миннэ

 

 

Из книги блаженного Иоанна ‘Фортепиано как Орфеон’ 

Моцарт. Концерт №20, часть 1.

Исп. Блаженный Иоанн Богомил и Тео Леонов

Музыкальное исполнение Блаженного Иоанна Богомила 

СМОТРЕТЬ     СЛУШАТЬ     ЧИТАТЬ КНИГИ О МУЗЫКЕ