Блаженный Иоанн Богомил

Тайна Серафима Романова, последнего русского царя

Михаил Романов
Михаил Романов

Как перевернута аутентичная история России и мира!

Сколько обманутых! Сколько прекрасных душ

приходило в мир и ушло вроде бы бесследно...

Но за ними будущее!

Раскроется великая Книга жизни, книга бессмертных

героев-помазанников, книга Второй Соловецкой голгофы.

 

     Серафим – тема нескончаемая... Должно быть, нужно пролистать не меньше полутысячи томов в Мистической библиотеке, чтобы услышать СОЛОВЕЦКУЮ ВЕСТЬ. В Серафиме Умиленном поражает накопленность любви и доброты. Не одна – тысячи жизней; не один, а тысячи венцов на нем!

     Тысячи раз прибил себя в жертву из любви, соблюдая кредо катаризма: 'Я люблю тебя так, что готов отдать жизнь...' Когда так восклицает рыцарь или жена-мироносица нашего воинства, в ответ слышит твердое: 'Не умирай. Живи вечно!'
Серафим сочетает в себе премудрость, дальновидение и трезвение при щедром отеческом сердце. Его милосердия достаточно, чтобы успокоить миллионы прошедших запредельные страдания. На нем сияние харизм старческих, пророческих, отеческих...
Михаил Романов с сыном Георгием, 1911-1912 г
Михаил Романов с сыном Георгием, 1911-1912 г

Миру предстоит открыть Серафима, последнего русского царя Михаила Романова. От Второй Соловецкой придет он царем и богом Новой Атлантиды, 85-й цивилизации, и уже сходит сегодня на престоле славы...

*

...Жизнь Серафима в Гулаге – одно сплошное чудо. Вохра смертельно его боялась, никто не смел его тронуть. Над серафимовым бараком стояла огненная благодать. Серафим буквально летал по воздухам с мирровыми маслами, бинтами...

Соловецкие старцы вручили ему таинственную, хранимую в гиперборейских подземельях чашу, именуемую Соловецким Граалем, и Серафим во главе шествия со свечами появлялся то на одном острове, то на другом, сходил на дно озера, поднимая с ледяного дна усопших...

 

 Вохровцы его слышали, видели физически и не смели никому сказать. Ему дана великая власть – любви, против которой бессильны все власти мира сего. Царь гиперборейский, прошедший наивысшие посвящения... О, такое даже не могло ему присниться!

Серафим (Михаил Романов) в г.Бузулуки
Серафим (Михаил Романов) в г.Бузулуки

39 лет на Соловке... Великое сердце, великая мудрость, великое терпение. Великое милосердие и великая любовь

Серафим читает в Мистической библиотеке оригинальные свитки мировой истории и плачет, плачет...

Как перевернута аутентичная история России и мира! Сколько обманутых! Сколько прекрасных душ приходило в мир и ушло вроде бы бесследно... Но за ними будущее! Раскроется великая Книга жизни, книга бессмертных героев-помазанников, книга Второй Соловецкой голгофы.

Роль Михаила Романова в истории исключительно велика. Сегодня сбывается проект его эпохального референдума.

 

Михаил – народный правитель, царь Земли и тысяч других миров, избранный уже всечеловеческим вече. Отец нового человечества, а не только России. Отец принципиально новой духовности народных христов и богородиц, рождающихся свыше. 

 

Из книги Блаженного Иоанна  «Соловецкая открытка».

мироточение иконы Серафима Соловецкого (Михаила II Романова)
мироточение иконы Серафима Соловецкого (Михаила II Романова)

 

ЗОЛОТОЙ СОБОР СВЕТЛЫХ АГНЦЕВ НАД ВТОРОЙ СОЛОВЕЦКОЙ

 

Второй Голгофой назвали Соловки не по откровению старца Иисуса (бывшего духовника Петра Первого), – а от славян-теогамитов, избитых при страшном кровавом геноциде с VIII по X век. Они назвали те времена Второй кроваво-богородичной белоцерковной голгофой, рыдая о том, что Святая Русь гибнет, утаскивая в кровавое болото весь мир.

Геноцид божьего народа можно назвать голгофой Пресвятой Богоматери, поскольку славяне-теогамиты были благословлены Ею еще от греческой Соловьиной Горы.

 

…Видел геноцид Белой Церкви Серафим (Михаил II Романов) Умиленный на Соловках. «Кто помолится о нас? – приходили белоцерковники к Серафиму и братьям серафимовым на Соловках. – Сколько же продолжится бесчестие и неправда? Ты наш отец, Серафим. Твои молитвы мы признаем. Над тобой стоит покров наших белых старцев и огненных пророков».

Над Второй Соловецкой просиял их золотой Собор светлых агнцев.

 

Из книги Блаженного Иоанна «Белая Церковь»

 

 

Мощи на Соловках

А мощей, мощей-то сколико!

Спроси у Серафима, бузулукского наркоболика,

у простого спроси братишки-соколика,

мощей на Сальвадоре видел сколико?

Только не у православных и католиков.

Трое вохровцев растворились в морозном тумане.

На Заячьем острове беззвучно их расстреляли.

Тела сковало морозными льдами.

Густая растительность, высокие сосны и тракты...

Бараки, круглосуточные гауптвахты.

Гастроном – трехэтажный дом пыток –

где расколупывают дошлых полумертвых улиток.

Пресс-хаты, селедочницы и секирки.

И кругом братские кресты и могилки –

от 20 до 50 зэков в одной

лежат, согретые неземной теплотой.

Из книги Блаженного Иоанна "Соловецкая открытка"

 

Перейти в разделы: СТАТЬИ   ПОЭЗИЯ