Соловки – стокилометровый тоннель света

 

 Блаженный Иоанн Богомил

 

В 20 км от Соловьиной горы, в пещерах под Эфесом, находится вход в Атлантиду. Вход в Гиперборею – на Соловках...

 

Богиня Дева-Мать над Соловками. Нар. худ. России Тутунов А.А.
Богиня Дева-Мать над Соловками. Нар. худ. России Тутунов А.А.

Град Божий стоял в 50-ти метрах над Соловками. Стометровое белое облако, стокилометровый (!) туннель проходили зэки за какой-то час и уходили в пещеры бел-градов...

 

 Отсюда, с Соловков 1,5 млн. лет назад была доставлена небожителями из вышней непорочной цивилизации Солнце Миннэ в Зените Чаша, именуемая cвятой Грааль’. Из Грасиона - так именовалась столица цивилизации Солнце Миннэ в Зените.

***

Чаша не может быть в руках негодяев! Только девственные и чистые души сподобляются держать ее в руках.

Существует предание (шотландская легенда): за три века до Р.Х некий Барка (фамилия Ганнибала!) принес в Шотландию Чашу, после чего наступило дивное благоденствие и расцвет страны.

Спустя 300 лет по его следам идут Христос, Мария Магдалина и Иосиф Аримафейский.

После Ганнибала Александр Македонский завоевывает почти весь мир в поисках Чаши бессмертия. Тщетно! Чаша оказывается в его руках... и непобедимый полководец умирает почти тот час же. Зло его же убивает. Перед смертью Александр Македонский повелевает Чашу отвезти в Иерусалим, где она покоится несколько столетий.

В 13 веке в Иерусалиме ее обретают тамплиеры и становятся хранителями Святого Грааля.

 *

Чаша периодически возвращается на Соловки по воздухам, поскольку Соловки полагают местом ее хранения – как бывшая столица гипербореи. Святая Чаша, Святой Грааль связывает жителей современной 84 цивилизации с гипербореями и межгалактической цивилизацией.

 Богиня Дева Мать непрестанно держит в руках эту Чашу и дает испить ее своим любимым помазанникам. Чаша может быть простым графином или стаканом, как у Серафима Соловецкого (три стаканчика слез за ночь)... но кто испил из нее – пьянеет от блаженства! 

***

...Раз в неделю на Соловки приходит пароход «Глеб Бокий» – название по имени зэка-палача. Привозит скудную провизию и новых зэков. Здесь их переодевают в освенцимские пижамы.

Ледовитый ад... Через камеры смертников прошли до 70 миллионов каторжан. Смерть косила их безжалостно: зэки из похоронной команды едва успевали убирать бессмертные тела...

Но с другой пристани, небесной (!) –  белые корабелы причаливают со свечами негасимыми. Медикаментов несут бездны, теплоту неизреченную и... забирают живых и усопших. А над братскими могилами горят неземные свечи. И зэки уже на следующий день после ухода (на следующий день!!!) возвращаются в бессмертных телах!

   

Зэкам открывались триумфальные арки,

и паломники шли чередой нескончаемой

от Сан-Сальвадора, Москвы и Почаева.

Принимали их в обители аж 150-ярусные!

Несли сокровища в свои средневековые парусники.

Невинность хранили наяву и воочию.

На Соловке все кругом миротоoчило:

зэки, кресты, деревья и нары…

Во снах пакибытия проявлялись катары.

Богоматерь шла с богомильской чашей по утренней радуге.

Со слезами встречали ее зэки и плакали.

 

Без Соловков не понять Грааля. А Грааль не понять без Соловков.

Лестница на острове Секирка, откуда сбрасывались завернутые в мешки  жертвы
Лестница на острове Секирка, откуда сбрасывались завернутые в мешки жертвы

* * *

Секирка… Лестница в Гиперборею из трехсот ступеней, обагренных кровью. Девяносто сантиметров всего-то ширина. Нетесаные оледеневшие доски, а над ними – особая теплота. Раскрывающая сердце, согревающая миллионы сердец. Ее переживает каждый, кто подходит к этой горе мучеников.

 

Колючая проволока переходит в оливковую ветвь. А откуда-то из кустов проступают лики богатырей, менестрелей, каликов, стефанов тимофеевичей разиных, бельцев и белиц, старцев и стариц сожженных, гонимых, воскресших… Тени их здесь пребывают.

 

Мученики. Родненькие. В пижамах освенцимских стоят за ‘селедочницей’. Лица то скорбные, то радостные – богатейший спектр духа! Бывшие зэки соловецкие глянь, уже аммиэли, неслыханные ангелы богоцивилизации, Огненная Иерархия.

 

 Среди них сошедшие от восьмого неба (Отец Мирротеос + 1500 ликов AMDH) – восемь ликов, согласно восьмерице Универсума:

- митрополит Геннадий Секач,

- Мария Вениаминовна Юдина, фортепианная богородица,

- патриарх Тихон, отвергший связь с коммунистами и противостоявший секте Сергия Страгородского,

- митрополит Иоанн Боднарчук,

св. Иннокентий Балтский,

 - св. Серафим Умиленный,

- матушка Евфросиния, великая стяжательница духа светлосвятого,

 - матушка Екатерина Крахмальникова.

Наконец самое, быть может, уникальное – Мамочка небесная, Сестра милосердия. Изначально ее не было на изображении. Однако Соловецкая Открытка, как икона, обновилась: на ней проявилась Богородица! Внезапно увидели ее один, другой, третий, кому я показывал…

 

Архипелаг Соловецкий – словно Открытка обновляющаяся. Смотрит глазами тысяч обреченных на стоящую в воздухах Мамочку Небесную Сестру милосердия: кто она? Она же продолжает стоять − как в Зейтуне (*). Молчит и принимает на руки скелетики зэков.

***

Восемь входов и поныне ведут из архипелага в загадочные бел-городы. Соловецкая Шамбала, гиперборейская Грустина, незримый Китеж-град… Древние хроники указывают на Соловки как на Urbs Frigidus (**) город, скованный льдами, в котором вместе обитают божества и смертные.

Как обычный зэк жаждет вернуться домой, в мир, так соловецкие, посвященные в тайну священных входов, жаждали вернуться в  Белый Град, Гиперборею, Лайтенстоун…

--------------------------------------------

* - Явления Божией Матери в городе Зейтун, пригороде Каира, с 1968 по 1971 годы. Ее стояния над куполом коптского храма, длившиеся от нескольких минут до нескольких часов, наблюдали миллионы людей. Явления пресвятой Девы транслировались египетским телевидением и запечатлены на фотографиях. Подробней читайте книгу Блаженного Иоанна ‘Явления Божией Матери с I по XX в.’ – Ред.

** - с лат. дословно − ‘Холодный Город’. – Ред.

 

 

Гулаговские метаморфозы

Подвижник сходит во мрак

на своих маленьких соловках.

Зато кто-то другой покидает инферно

с запашком характерным.

Среди нескончаемых вражьих атак

подвижник послушно сходит во мрак

на своих маленьких соловках.

Замок света превращается в камер-обскуру.

От страха трясется мысленная номенклатура.

В пустыне – пресмыкающиеся, темные помыслы.

Погасло солнце Доброго Промысла.

Остаются только умиленные слёзы.

Какие гулаговские метаморфозы!

Вчера еще блаженствовал на высших ярусах.

В бермудский треугольник угодил белый парусник.

Но чем мучительней крест и невыносимей страстное –

тем величественней воздаяние от Софии Пронойи.

А кто крест в ее уделе разделит –

 

в Лайтенстоун восхитится прямо из земной богадельни.

 

 

По материалам книги Блаженного Иоанна Богомила "Соловецкая открытка"

 

Перейти в разделы СТАТЬИ     ПОЭЗИЯ