Блаженный Иоанн Богомил

 

Соловецкое житие богомильского христа Михаила Ершова

 

Много тайн имею я открыть тебе.
Но важнейшая из них, сумма всех тайн вот в чем:

НИКОМУ НИ ЗА ЧТО ЗЛОМ НЕ ВОЗДАВАЙ’.

(Михайлушке Ершову его духовник,

старец Платон Васильевич)

Михаил Ершов Чистопольский. Дубравлаг.
Михаил Ершов Чистопольский. Дубравлаг.

        Соловецкие и сан-сальвадорские отцы наши уходили на небеса в Белую церковь и литургисали там как божества. Из Белой церкви с градуляционными жезлами сходят сегодня. И молитвы наши – к огненной той Белой церкви, где литургисуют уже богочеловеки, божества в человечьем обличье.

Старцы убеленные, бельцы побеждали смерть в запредельном страстном и становились бессмертными: уходили в пакибытие, приобщались к лику божеств.

Один из них — великий старец Михаил Васильевич Ершов.

   

Родился в 1911-м, незадолго до революции 1917 года. Умер… Не умер — жив поныне! С 19 до 102 лет (83 года) провел в заключении.

 

…Полторы тысячи христов и богородиц мир спасут. Слышали? Старец-то наш, Мишуленька Ершов (нежно, ласково зовут у богомильцев: Мишуленька, Платонушка, Иоаннушка...) — один из полутора тысяч соловецких христов!

 

Что камера тюремная? Да ничто. Это для вас, отмирских, тюрьма – зло, а для бессмертного — брачные палаты! Слышь, брачные палаты у Мишуленьки-то! Ему, старчику, уже лет за сто стукнет в 2013-м, а поныне сидит, сгорбившись, в бетонной каморке 2х2 спецтюрьмы города N-ска... Тюрьма четырехэтажная, страшная, стены в рытвинах, впадинах. И подойти-то боязно. А Мишуленька блаженствует в пакибытии.

 

Вечные Соловки

 Под сотню уже векует на пакибытийном Соловке. Бессмертный! Соловки ему назначены вечные — покуда мир не переменится...

Восемьдесят (!!!) раз умирал и воскресал, прежде чем стать бессмертным, богатырем, христом Второй Голгофы.

 

Нечаянная Радость — любимая икона Михайлушки Ершова. Такую несказанную, нечаянную радость может пройти только тот, кто сто дыб пережил, сто БУРов освоил и победил. Бетонный БУР (Барак Усиленного Режима)...

У чад его духовных, как о Мишуленьке вспомнят, поныне слезки текут. Их тысячи. Да какие тысячи?.. Миллионы живых и усопших!

Михаил Ершов Чистопольский. (Нар. худ. России А.А.Тутунов)
Михаил Ершов Чистопольский. (Нар. худ. России А.А.Тутунов)

   Как литургисал наш отец владыченька Михаил, тайноепископ ИПЦ! Молился огненно вместе с Серафимом Умиленным /Серафим Соловецкий Умиленный, русский царь Михал Романов. 39 лет Гулага - ред./. перед Царицей Небесной, поднимаясь на десять метров над землей в ризах царских да с чашей золотенькой...

  Оттого-то и возвышался престол на 10 м над землей, что паства была не пять и не десять человек (как в лесу под деревней чистопольской), не сто и не тысяча, а по числу зэков соловецких, мучеников. Миллионы их до одного приходили к Серафимушке да Михаилу Ершову...

  Так-то служили на Соловках Серафимушка Умиленный да Михайлушка Чистопольский. Изумительное название, гиперборейское: Чистополь — ‘поле чистое’. В чистом поле литургисали!

 

  Встречались ли Серафим Умиленный с Михаилом Васильевичем лично? Оба были на ОзерЛаге, оба исходили Гулаг вдоль и поперек (Михаил двенадцать лагерей поменял!!!) — всю его землю, политую кровью, освященную стонами мученическими. Вместе восхищались в огненном столпе на премирных литургиях, вознося Чашу Золотенькую.

   Ах, какая благодать на Соловке стояла! Непрерывная шла литургия полутора тысяч христов и богородиц. Какое величие! Какая радость быть гонимым от зла и злодеев мировых!

   Потому-то наши зэки богомильские, Серафим да Михаил Ершов, не хотели покидать Гулаг и полагали Соловки раем земным.

*

 

  Михаил: "На нас ставили опыты по скрещиванию видов. Сколько перевидал изуродованных американскими да гуманоидными адовыми препаратами! Трудно представить, до какой степени можно презирать живое существо с заложенной в нем кладовой совести, чистоты, бескорыстия, премудрости и благодарного служения ближнему!

 

  Обращаться за справедливостью не к кому. Психтюрьма хуже концлагеря. Вколют тройную порцию аминазина — и два дня ходишь остекленело-остолбенело

перекошенный, перекособоченный,

выжить любым путем озабоченный,

с оторванным ухом и вырванным глазом,

как вохра надзирательская следит в глазок за атасом.

Так ходишь не в себе, как цементная мумия —

на грани то ли смерти, то ли безумия.

 

  Вохра с горя спивалась — чтобы самим не сойти с ума от укоров совести. Понимали, что делают дело дурное…

 

*

   Многих я исцелял. Богоматерь дала мне особые масла, заживляющие любые раны, снимающие боль… Как меня благодарили! Называли отцом, покровителем, добрым целителем… А потом в билокационные часы переносился я в другие тюрьмы, концентрационные лагеря, сумасшедшие дома, места одиночного заключения, где у смертных истощалось долготерпение, и уже отчаивались в какой-либо помощи… Как не прийти туда, где меня ждали с последней надеждой! Трижды жизнью рисковал бы, а постучался в бетонную келью. Глядя друг другу в глаза и в сердце, поплакали бы с полчасика — и стены расступились…

 

   В тысячах мест — одна и та же картина, только что описанная мною. Многие проклинали час своего прихода на землю. Чем больше вокруг зла и отчаяния — тем больше нужда в отеческой помощи и покрове. А кто-то по исцелении принимал наставления и обращался на глазах в огненного апостола неизреченной силы доброты. 

 

 

Михаил Ершов, из письма родным:

 

«Боже упаси, пробыть в лагерях и в тюрьмах с 1931 года, работать на тяжелых работах в шахтах, на лесоразработках, на сплави, на погрузке леса, и на железной дороге, строить дороги, и на приисках, и на всяких работах между всякими людьми, под всякой обидой, между всякими людьми неподобными сохранить себя и соблюдать себя во всем, и благочестно жить до сего дни, и поступать благородно и нравственно, в тундрах под небом зимой в одеждах ветхих, в заполярии Кандалакша, на снегу спать под небом и считать звезды, с четырех часов утра и до 12-ти часов ночи работать. О, Боже, можно ли вместить другому человеку такую жизнь?!»

(4 июля 1972 года)

Из автобиографии Михаила:

 

Я не какой-нибудь организатор или же шпион, но христианский сын, охрана всей земли и защита даром Господним, а не диверсант какой-нибудь, но сын Церкви Христовой мученической. Люблю всех и всем желаю здравия душевного, люблю всех. Я сын православного русского народа, неизменный сын правды христовой...

Как видишь, человек страдает от болезней, ничего ему не скажешь, подойдешь, коснешься его, он после поправится. Люди замечали, а некоторые нет, а таких много, много. Я перенес много разных гонений незаслуженных от самих заключенных. Воровали у меня пайку хлеба, ведь в лагере это жизнь, но я даже и начальству не заявлял, все сносил. К начальству на меня ложно доносили, я не оправдывался, работал, сколько мог своей силой...

Много я грешный, именем и милостью Господней делал людям добро, и ничего не жалел для людей.

Господь Сам на меня положил свою тайну пребывания Духа и Истины’.

 * * *

 

Запредельные скорби Гулага дали более полутора тысяч великих христов и богородиц и 20(!!!), если не больше, тысяч малых. Проходят души свое страстное и увенчиваются венцами бессмертных и божеств. Иные, к великому не призванные, терпят малое страстное и малые венцы обретают. А кому Добробоженька печать свою поставил, у того страстное великое. Великое и воздаяние, великий венец по скорбям.

 

 

Из книги блаженного Иоанна Богомила "Старец М.В. Ершов: Царь Гулага"

 

---------------------------------------------------

 

Почему Соловки

Почему именно так, Соловки и Гулаг? –

София Пронойя распоряжается так.

А на материке сытость, карьеризм, нарциссизм…

Подвизайся-не подвизайся, молись-не молись –

нарциссическая самовлюбленная хищь.

А здесь своя жизнь.

И притом, что вокруг сущий ад,

на глазах открывается Китеж-град

и вчерашние зэки-покойники сходят как умудренные старцы.

В руках у каждого свитки из кипарисовых ларцев...

 

Из книги блаженного Иоанна Богомила "Соловецкая открытка"

 

---------------------------------------------------

 

 

 см.также  статьи сайта:

«Я земной шар держу своими руками». Михаил Ершов

Михаил Ершов. Наивысшая степень доброты, невозможная на земле

Михаил Чистопольский – царь Гулага

 

Вернуться в раздел СТАТЬИ