СОЛОВЕЦКИЙ ОЛИМП

Блаженный ИОАНН БОГОМИЛ

 

Ад выше рая

Опыт Соловков являл одну из величайших тайн Божиих: В АДУ РАЙ БЛИЖЕ, ЧЕМ ГДЕ-ЛИБО.

ПРЕСТОЛ РАЯ – КРЕСТ, И В РАЮ ПРОДОЛЖАЕТСЯ ПОСВЯЩЕНИЕ В СТРАСТНОЕ. 

 

Страстная жизнь расширяет представление о загробном мире, присущее непосвященным, как о мучении в аду, очищении на мытарствах или в чистилище и вечное блаженство в раю (хотя это отчасти и верно).  

 

Страстное пространство бытия переводит на Крест, который есть как бы смежение ада и рая. И пока не совершится преображение и не будут искуплены последние души и все творение, – святые будут блаженно страдать в раю, а узники преисподней не будут оставлены надеждой.

Вот истинная правда, истинное Лицо Божие.

 

Над Соловками, этим земным адом преисподним, где творились мерзости, каких и подземная не знала сфера, стояла столь великая благодать – небесного Иерусалима.

Над Соловками – Иерусалим, под Соловками – адское дно. А на Соловках начертано:

       СТОЛЬНЫЙ ГРАД ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ. 

Кому был открыт Небесный Иерусалим над Соловками, уже больше ни о чем ином не мог думать, потрясенный этой тайной. Престол самого Отца Святой Руси, Агнца Христа и Духа Святого Жениха. 

Входа в Соловецкий Иерусалим сподоблялись тысячи усопших после помазания от ангелов и приготовления ими.

 

ЦАРИЦА НЕБЕСНАЯ ЯВЛЯЛАСЬ НА СОЛОВКАХ с золотой тростью и увенчанная как победительница. Говорила: пройдите с честью голгофское запредельное страстное, и вам будут даны запредельные блаженства. Испытаете радость которую никто из смертных испытать не может.

 

Видьте Гулаг не как наказание или повод к покаянию, а как благоволение Божие. На вас изливается любовь, степень которой вычислена в небесных анналах, чтобы снять тяжесть вашего безутешного креста.

Пройдите смиренно свой путь с верой в то, что вас ожидает воздаяние, о котором говорил Христос.  

 

Премудрость попустила великую скорбь... для великой радости в будущем. В миру подобное невозможно.

 

Богоматерь многих здесь взяла в особый Свой удел. Приходила, помазала, называла любимым чадом и говорила, что призовет в свой час в удел Свой, только необходимо претерпеть земные скорби. Что видит как любящая Мать их страдания и в скорбях близка, как никогда... 

 

Среди усопших серафимовы соловецкие братья особо отмечали следующие категории:

помазанники - победители греха, дьявола, ада, болезней и пр.;

- мученики - искупители мира;

исповедники - страдальцы за Россию;

- свидетели - страдальцы за церковь.

 

Помазанники получали самое высокое, царское Христово посвящение. Проходили они через лютые мучения и оказывались победителями. Неслыханная сила Божия сказывалась в них и масла, им подаваемые, были самой высокой метки.

 

Текли горячие слезы владыки Серафима Соловецкого, патриарха соловецкого (*), когда он видел, как вохровцы безжалостно жестоко избивали человека, и тело его превращалось в кровавый мешок. И ангелы плакали над ним, стоя с сосудами масел, с белыми одеждами, с помазками, с омофорами... Приготовляли венец!..

 

Соловецкая дева Феврония

Владыка Серафим рассказал про женщину, убитую при групповом изнасиловании. О нее гасили окурки и злодейски закололи штыками. Среди этих злодеев особенно выделялся один садист-маньяк. Уже осужденный за изнасилование на Соловки, учил других, бесноватых. Лицо ее было изуродовано, глаза выколоты, – сплошное кровавое месиво.

Были насильники так пьяны, что забыли убрать следы преступления и ушли. А на следующий день, придя, увидели ее лежащую в чистых одеждах, с зажившими ранами – как деву прекрасную. Садист тот бросился было на нее, как его ударило, словно током, и парализовало, и упал замертво. А когда пришел в себя, перекрестился и стал кричать, корчиться, стонать, причитая, прыгать, показывать куда-то пальцем, рвать на себе одежды, лаять, как пес – сошел с ума... Его здесь же пристрелили дружки его, опасаясь, что свои же узнают, и дадут срок.

Потом она исчезла. Ее назвали Соловецкая дева Феврония.

 

Были случаи, когда исчезали заключенные. Лагерная охрана очень боялась этого. Их искали с овчарками, автоматами, прочесывали лес, заглядывали под нары, устраивали групповые допросы, угрожали, требовали выдать, думали, скрываются где-то.

А их забирали ангелы живыми на небеса. И потом видел их стоящими, как свечи, над соловецкими бараками и о нас молящимися. 

 

Молитва об усопших прободает ум во Царствие и низводит пакибытие...

Они – проводники, упредившие нас во времени. Чем больше молишься о них и просишь, тем ближе жизнь вечная и больше друзей неразлучных обретаешь. У молитвенников их тысячи».

 

Соловецкая сфера молитвы никогда меня не покидала. О ком было молиться мне на Соловках? О покрове невинным жертвам и об упокоении их, уже усопших. Последних было несравненно больше, потому и молиться требовалось о них больше. Истово молился о них, неделями не сходя с молитвы.

 

Старцы наши и отцы прошли глубокие посвящения. Проходили многократно через смерть, через огонь и воду и медные трубы. Через наш опыт проходили старцы-молитвенники Афона, схимонахи, Григорий Распутин... И получали за то великие дары и посвящения.

Грядущее преображение всей твари торжествуем. Будут царствовать среди нового мира. 

 

Молитвенные чины ангельские, редко посещающие землю (!), – приходили в лагеря ГУЛАГа.

Во множестве реяли они над братскими могилами, расстрельными рвами и проникали в самые заповедные уголки земли, где наспех хоронили покойников охранники, спеша замести следы кровавых преступлений.

 

Ангелы Успения, которые были при успении Христа и Божией Матери, облекали их в белые одежды, воскаждали фимиамами и мирровыми ароматами, несли кресты и масла с помазками, ставили им таинственные начертания на чело, по которым те воскреснут первыми из мертвых.

И, запечатлевая лик усопшего, уходили, молясь о нем Господу.

 

Соловки были объяты благодатью Божией нескончаемой. Жизнь на них была бы невозможна, если бы не вмешательство Божие.

______________________________

* – Серафим Умиленный Соловецкий является последним русским царем Михаилом Романовым (1878-1971), в пользу которого отрекся от престола Николай II. Чудом выжив после неудачного расстрела коммунистами в Мотовилихе под Пермью в 1918 году, укрылся от большевиков в Белогорском монастыре на южном Урале, там принял монашеский постриг и священство. В апреле 1925 года в Москве тайно хиротонисан в епископы патриархом Тихоном.

В Белогорском монастыре был наставлен тремя великими белыми старцами и получил благословение на особый крест: 39 лет заключения на Соловках. Жил под именем Серафима Поздеева с документами умершего монаха.

В невыносимых скорбях и окружении серафимого братства Михаил-Серафим прошел уникальный путь преображения, достигнув наивысшей ступени духовного совершенства – стал одним из великих христов Второй Голгофы, отцом и пастырем миллионов зэков Гулага.

Выйдя из лагерей, жил под надзором в Бузулуках под Оренбургом.  На успенском одре возблагоухали мощи.   

   

    Из книги Блаженного Иоанна Богомила «Соловки – Вторая голгофа» 

 

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"  Обратная связь 

 

Перейти в разделы: 

Откровения Богини Девы Матери         Богомильские святые

Аутентичные лики божеств                    Соловецкая сокровищница

Поэзия Грааля                                        Музыкальное исполнение    

Книги Иоанна Богомила                         Страница «ГИПЕРБОРЕЯ»