Блаженный Иоанн Богомил

 

 

Катакомбное книгохранилище Белогорья

Серафим Соловецкий (царь Михаил Романов)
Серафим Соловецкий (царь Михаил Романов)

Откровение Серафима Соловецкого Умиленного:

 

 Отцы наши, исполненные Духом Святым, пришли к выводу, что Гулаг не катастрофа церковная, а наказание за гонение на истинного духа ве­­рующих-старообрядцев. Истинного духа были они. Русь Святую отмаливали. Господь был с ними и Божия Матерь. И Дух Святой от них не отступал.

*

 Нашли мы с братьями склад в горах, где были книги от старцев, которых гнала официальная церковь, равно как и других православных христиан иного толка. Нашли огромную библиотеку: ангелы открыли нам хранилище в горах. Число книг было несколько десятков тысяч. И уже не могли сосчитать. Казалось, нет конца той библиотеке…

Отцы наши на Соловках дали обет: никогда никого не гнать.

Целая библиотека (80 тысяч томов) старообрядцев и других замученных. Оставляли о себе записи. Мы читали и плакали. И читали молитвы по их молитвенникам.

Являлись нам в славе мучеников. И стыд охватывал нас. Те, кого церковь прокляла как собак, гноила заживо в монастырских тюрьмах (Соловки – монастырская тюрьма), на небесах – на престолах славы!

 

 Великая была библиотека. Были книги еще из Иерусалима, с Афона греческого, из Константинополя, Рима, со Святой Руси дохристианской и других таинственных источников.

Сохранится библиотека эта тысячу лет. В ней сокровища Святой Руси и тайна действия Святого Духа. В ней сила сокрыта небывалая и все тайны от века напечатаны. Были у нас «свои» конвоиры. Разрешали отлучаться и служить, а потом часами слушали. Мы им пересказывали, что смогли прочесть.

Часто свитки были столь ценными, что ангелы не разрешали к ним приблизиться.

Но нам, стоявшим на коленях, раскрывали свитки. Текст был перед глазами или озвучивался неземными голосами.

Много было книг таинственных. И благоухали они. Елей источался, когда касались их. Руки горели. На лицах проступали слезы масляные, как сейчас источает миро книга, по которой ты читаешь. Она также взята из этого хранилища.

Иным книгам было больше 100 и 1000 лет. А иным вообще несчетное число лет. И на языках незнакомых хранились книги в хранилище том. Это была великая библиотека.

Над каждой книгой стоял ангел-хранитель, ее диктовавший, и книги сияли, как свитки, преображались, дышали. От иных книг исходили дивные музыкальные гармонии. Это были божественные песнопения, слагаемые (на небесах).

Если начну пересказывать книги, мной прочтенные, 1000 лет не хватит записать одну, 10 тысяч лет – запомнить ее, и 100 тысяч лет – понять. Такая премудрость Божия в них запечатлена.

Книги эти – как псалмы Божии, напеваемые непрестанно от Самого Господа и сейчас, и в вечности, и во веки веков.

 

 Старостильники и приходившие отцы книгохранилища признали меня патриархом ИПЦ и преемником патриарха Тихона и сказали, что пойдет ветвь церкви неслыханной, как семя авраамово, распространится она по всей земле и спасет мир от гибели и дьявола.

 

 Церковной катастрофой мы называем утрату священством преемства от отцов и перемену духа при соблюдении внешних форм, завет с дьяволом и истощение Святого Духа, супротивные печати на церковнослужителях.

Многие из благочестивых монахов и других исторических личностей, поминаемых в церковной истории, приняли тяжелые уделы. И великое множество душ безвестных стоят в славе Божией.

Сама Богородица показывала нам, как читать эти книги и в каких грехах каяться.

 

 Не время повторять старые молитвы, но исполняться Духом Всеблагим и петь песнопения Духа Святого.

 Благодать отступила от церкви мирской, гонительницы правды Божией, и от книг их. Как в изданиях современной церкви нет для вас никакой благодати, так и праведники не находили благодати на никонианских книгах. В сергианстве увидели они наследников духа никонианского, против которого, а не против частностей литургических и богословских, и восстали. Духа соглашательства с миром, плотью, дьяволом и грехом. Дух соглашательства с миром ведет церковный корабль на дно морское.

Церковь нуждается в Боге, а не Бог в такой церкви. А Богу нужна церковь – дочь Его единородная. Другую мы не признаем.

Мы и есть на небесах церковь Божия. Сойдем и утвердим ее по всей земле. Кто одного духа с нами, воспримется в число наше и в лики наши (священников).

Горе тем, от кого отвернулись небожители и ангелы. От молитв их только зло, яд, грех и гибель близкая.

  Увидел я собор из 30 тыс. соловецких святых. Раздалось благоухание, и зажглись цифры: до 5 тыс. сосланных праведников догулаговских времен, и от времен Гулага – 35 или 39 тыс. У основания – император Николай, патриарх Тихон и убогий Серафим.

Собор, который ты видишь, превосходит все соборы святых, бывших от начала церкви Христовой. Треть их сойдет на землю в помощь истинного духа христианам. Ими будет побежден дьявол и полчища его.

 

 Сладость от безмолвия ни с чем на земле не сравнима. Я вкусил ее как хлеб ангельский, как манну иудеи, и блаженствовал в ней. Сладость от безмолвия горы высокой выше всех даров земных. Ее вкушал днем и ночью как молитву.

Если бы ты видел любовь нашу к тебе, то сердце разорвалось бы. Ничего не ищи на земле. Не ищи там, где Господа нет. Ищи на небесах Того, Кто сущий на небесах и на земле. И слава Его во всех мирах.

Нищетой блаженной украсься. Сие самая брачная для Господа одежда – старая рубаха.

Архистратиги приходили и сослужили нам на литургиях. И приносили небесные предметы, недостающие на службе: свечи, вино, Дары Святые. Вино приносил архангел Гавриил в специальном небольшом сосуде, и запах его был неземной. И когда принимали Святые Дары, обжигало так, что думали – сожжет все естество.

                                                

Из книги Блаженного Иоанна Богомила  "Серафим, патриарх соловецкий"

 

 

  Непочатая казна

Гол, как сокол,

как на медосмотре или в предбаннике.

Литургию мелхиседеки служат без паники

над братской могилкой с мощевитыми ароматами,

с дарами, по наследству доставшимися, бесплатными.

Соловецкое преемство стоит мученических креста и крови.

Потеряешь ветхие привязанности, угробишь здоровье,

зато – вместо висельника и опричника –

добробоженька в человечьем обличии.

За зэками анзерскими казна числится непочатая –

чаша Грааля с превышенебесными ароматами,

сокровищница, обогащенная в непорочных цивилизациях,

доступная земнородному для эксплуатации.

 

Из книги Блаженного Иоанна Богомила "Соловецкая открытка"

 

 

Перейти в разделы:    СТАТЬИ    ПОЭЗИЯ