Бетховен. Музыка превечных сфер

Людвиг ван Бетховен
Людвиг ван Бетховен

Блаженный Иоанн Богомил    

 

Существует музыка сфер

Задача Бетховена как композитора говорящего от лица всего человечества и одновременно от лица Божества – озвучить эти универсальные сферы. Их голос глубоко затронет людей и изменит их к лучшему. Эти несчастные ‘муравьи’ выйдут из состояния опьянения и снова забегают по своему гигантскому всечеловеческому муравейнику.

 

         Музыкальные хрустальные слезы

…Что это? Какая добрая музыка зазвучала в нем! Одна мелодия прекраснее другой... На глаза Бетховена наворачиваются музыкальные хрустальные слезы.

Он говорит теперь на языке неизреченной доброты. Он станет наставником людей.

‘Не называйте себя ни учителями, ни раввинами, ни дидаскалами, поскольку вы не знаете Отца’. Он, композитор Людвиг Ван Бетховен, познал Отца.

В запредельном страстном предсмертном кризисе ему открылся добрый Бог. Бетховен слышит иные оргаoны – те, что звучат во внутренних храмах.

Бог, который звучит в его сердце и говорит ему на музыкальном языке, – заговорит в сердцах миллионов!..

 

Бетховену открывается всеобщесть каждого дыхания человека. Люди глубочайшим образом связаны между собой. Вместе с каждым предсмертным ‘а-а-а!..’ умирает все человечество. А вместе с каждым новорожденным – рождается.

 

Люди спят и ничего не слышат. Но он, Бетховен, пробужден затем чтобы стать для них музыкальным мессией, музыкальным христом. Он призван напомнить человечеству о добром Отце, о том что люди – братья... Он напомнит им о том, что они позабыли.

*

Музыка звучащая в нем больше той, которую он способен записать нотами. Музыка звучащая в его внутреннем носит всеобщий характер и обращена к миллионам!

Оглохший композитор равнодушен к музыкальным премьерам, где исполняется такая-то симфония или фортепианный концерт. Раньше ему хотелось писать для любимой ученицы, для друга...

Теперь ему открывается другая аудитория. Теперь его радость в том, что его музыка разливается нескончаемыми теплыми морскими течениями в сердцах миллионов и согревает зябнущих сирот, ищущих где бы отогреть стынущие легкие.

Преимущество музыки: она транслирует от сердца к сердцу музыку Царствия

Бетховена восхищает мысль о языке, соединяющем людей.

Таков язык архитектуры. Достаточно бросить взгляд на совершенное архитектурное (или скульптурное) творение, как душа замолкает, считывая в этой ‘застывшей музыке’ (по словам Гёте) архитектонику градов небесных.

Таков и язык музыки, без посредников, от сердца к сердцу транслирующий музыку Царствия.

Музыка имеет такое же преимущество над словесным текстом, как каллиграфический почерк над неразборчивыми безграмотными каракулями.

*

Бетховен внезапно озаряется мыслью, что музыка, которую он слышит, озвучивается не только извне. Что этот нескончаемый музыкальный богооткровенный конвейер, диктующий ему царственную всечеловеческую музыку превосходящего добра и братства, движется внутри него самого.

Тогда он вспоминает Христово и псалтырное: ‘вы боги’ (Чем вы занимаетесь, люди? Вы забыли о том, что все вы боги!).

Что это? Ему открывается музыкальный Бог?

И да, и нет. Христос открыл Иоанну Богослову на Патмосе превечное Евангелие, а его едва ли можно запечатлеть на человеческом языке.

 

Вот тайна музыки! Она говорит о превечном Евангелии… Но и о чем-то большем.

Бог вообще говорит на другом языке и пребывает в другом мире, поскольку Он другой, чем представляют Его рамки институциональных религий, склонных опошлять, вульгаризировать и перевертывать на противоположное.

Он должен напомнить человечеству о том музыкальном Божестве, музыкальном Христе, что существует в нем самом и говорит юродивыми средствами виолончельной сонаты, фортепианного концерта или струнного квартета.

 

Музыка сфер… Да, сферы озвучены. А что за сферами? Печати. А над сферами? Архетипы. Сферы озвучивают мир архетипов – превечных оригинальных икон богочеловечества.

Существуют архетипы национальные, исторические, культурологические... Что же, выходит, архетипы разъединяют? Ничего подобного! Над архетипами – еще более высокие структуры, именуемые Универсумом.

*

Итак, он, Бетховен, будет касаться архетипических струн. Он заставит звучать архетипический орган в пакибытийном консерваторском зале, именуемом Всеобщий Универсум. И тогда человечество, уставшее от войн, взаимных претензий и разногласий, обретет долгожданный мир.

 

 

Книга Блаженного Иоанна «Белая церковь»

 

вернуться в раздел МУЗЫКАЛЬНЫЙ ОРФЕОН    ЗАКАЗАТЬ ДИСКИ

 

String Quintet op.29

John Bereslavsky´s music school