ИОАНН БОГОМИЛ

 

Полагают, только великих откровений Серафиму – длившихся от полутора до пяти часов (!) – было 19. А сколько малых (если можно так выразиться об откровениях), частных, когда Царица давала конкретные указания, куда идти, что делать? Веденская Божия Матерь! 

В беседах с Мотовиловым Серафим Саровским подробно описывал откровения. Мотовилов запоминал и заносил позднее в дневник.

Ни слова не дошло…

19 великих встреч Серафима Саровского с Царицей Небесной

Явление Царицы Небесной Серафиму Саровскому. Худ. Мария Леонтьева
Явление Царицы Небесной Серафиму Саровскому. Худ. Мария Леонтьева

Первое явление

В первом явлении Царица Небесная явила Серафиму свою славу на небесах и в тысячах миров. Ее престолы, замки, небеса...

Здесь же был заключен особый путеводительный  НЕБЕСНЫЙ ЗАВЕТ.

После первого откровения ходил облагоуханный богородичным светом. Понял: ЦАРИЦА ОБЛЕКЛА ЕГО В РИЗЫ БОЖЕСТВЕННОГО СВЕТА. 

Подобный дар, разумеется, вызывал зависть и зло у окружающих монахов.

 

С каждым часом Серафим все больше убеждался в невозможности дальше подвизаться в обители. Озверевшее начальство, стремясь отомстить помазаннику (вместо того чтобы трепетно внимать каждому его слову и следовать его рекомендациям!), назначало самые тяжелые послушания и превращало в обычного чернорабочего: то поднеси, то печь протопи, то посуду вымой, то неделями готовь трапезу…

 

Серафим обливался слезами, жаловался Царице Небесной. Божия Матерь отвечала: ‘Терпи, чадо. В свой час выведу тебя из обители. При моем стойком покрове тебе никто не причинит зла. Тотчас получит знаки, и черное облако зависти отойдет прочь’. 

 

Многоименная Царица Небесная 

С первого откровения Серафим поражался множеству имен Царицы Небесной. Божия Матерь открылась ему под именем ИМЕННАЯ.

Вместе с Нею посетил прежние ее уделы: Иберию (Грузию и Испанию – обе именовались Ибериями), Афон и Киево-Печерскую лавру с благоуханием мощей от древних старцев Иоанно-андреевской ветви. В каждом месте осталось много реликвий от тех, кто внимал откровениям Царицы Небесной Соловьиной горы.

 

Везде открывались ее имена одно другого прекраснее. Серафим старался или, вернее, тщился запомнить их… Выходило с трудом. Жаловался позднее на слабую старческую память. ‘Мозги мне отбили своими послушаниями’, – сетовал одному монашку, с которым щедро делился содержанием откровений. Тот вроде бы симпатизировал и хотел следовать старцу, доверял ему в каждом слове.

 

Страстные посвящения

Раздражал монахов и приоритет, оказываемый Серафимом Царице Небесной.

Слишком много Ей молится и говорит о Ней. Почему так мало о Христе? А надо бы об иерусалимской Троице да святых отцах, да святых соборах! А надо бы ему, полуграмотному бывшему сектанту подозрительного происхождения, богомило-христоверческих корней (его мать была богомильского духа и наставляла в архетипически славянском образе), Христа славить как положено! Пройти хотя бы начальное образование, чтобы разбираться в соотношении трех Лиц Троицы и не впасть в заблуждение или ересь!.. 

Подобные толки ходили вокруг Серафима.

 

Старец называл их ядовитой паутиной и просил Божию Матерь, чтобы помогла разорвать сети.

‘Меня сама Премудрость Божия наставляет! Что мне ваши книжки? Сроду их не читал и читать не буду. Царица Небесная – Живая Книга Премудрости и Бытия. Черпай из нее и станешь сиятельным светильником! А от книжной мудрости наберешься только абстрактного ума и впадешь в заблуждение. И НИКОГДА НЕ УЗНАЕШЬ КОНЕЧНОЙ ЦЕЛИ ПУТИ И НАИВЫСШЕЙ ИСТИНЫ’.  

 

Однако большинство монахов были зомбированы иосифлянскими канонами и из страха перед начальством игнорировали Серафима, все больше убеждаясь в его т.н. еретичности, отступлении от ‘канонов веры’ и ‘традиций святых отцов’.

 

Царственные восхищения

Божия Матерь не просто ЯВЛЯЛА свои миры и лики – так было в начале первого откровения – но ВОСХИЩАЛА Серафима в свои уделы.

Старец Серафим созерцал уделы Царицы Небесной в преблагоуханных ароматах, и диву давался. Как много посвящено Ей душ, миров! Как поклоняется Ей всякая тварь! Какая великая власть любви и премудрости дана Царице Небесной!

Его сердце разгоралось еще и еще, все большей любовью… но и росло чувство долга. В часы одиночества рыдал и недоумевал: за что, собственно, Царица избрала его? Не обладал никакими, по его мнению, особыми достоинствами, чтобы сподобиться такой благодати.

 

Неоднократно Царица говорила: ‘Ничего не бойся. Моя рука всегда с тобой. Я помогу тебе с честью выбраться из любых обстоятельств, самых вроде бы неразрешимых. Претерпишь тяжелый крест, вплоть до избиений, отравлений, проклятий, искажений и наветов… Терпи. Чтобы попасть в мой удел, надо разделить мой крест’.

 

Посвященный в страстное Серафим достиг ступени, когда считал честью страдание во имя Пречистой Девы. Никогда не роптал, какими бы тяжелыми ни были искушения, сколько бы одиночества ни испытал в своей серафимовой пустыньке.   

 

ОТКРОВЕНИЯ шли в некой удивительной промыслительной последовательности – одно прекрасней и глубже другого. И каждое давало особое посвящение.

Божией Матери ничего не стоило за каких-то несколько минут перенестись в иные миры. Иномирие, инобытие и пакибытие подчинялись Ей.

Серафим только намеками, скудно мог описать миры, в которых побывал вместе с Царицей Небесной. Таких путешествий, должно быть, не совершал никто из смертных до него.

 

Матерь Божия таинственно причислила саровского световидца к своим любимым ученикам Соловьиной горы. Смотрела на него с богоматеринской нежностью, питая нетленным молоком премудрости и благодати. Обещала ему ПОЖИЗНЕННОЕ ТЯЖЕЛОЕ СТРАСТНОЕ ВО ИСКУПЛЕНИЕ ЧАШИ РОССИИ И МИРА… И ПОСЛЕДУЮЩУЮ ВЕЛИКУЮ СЛАВУ НА НЕБЕСАХ.   

Сколько немощей пережил старец! Сколько слез пролил! Бог весть… Ему одному и ближайшим свидетелям известно. Даже Мотовилову не смел рассказывать: не велено, чтобы не впасть в гордость и самолюбование.   

Серафим Саровский. Нар. худ. России  А. А.  Тутунов
Серафим Саровский. Нар. худ. России А. А. Тутунов

 

Второе великое откровение – о Брачном чертоге

Брачный чертог - тема совершенно новая. ‘Много должно пройти подготовки, от многой отказаться нечисти, ставшей правилом’, – учила Царица Небесная.

Вознесла Серафима к старческим обителям, познакомила со своими любимыми учениками. Лишь единицы из единиц среди них были известны по церковному преданию, и те искаженными. Суть их учения вообще не передавалась.

 

Матерь Божия вела практикой открытия сердца, подобрения, всевмещения, полного избавления от зла и страстей. Учила, как на искушения отвечать умноженной любовью, как стать источником и светильником вышней любви. Любовь бессловесно, сама собой источалась из ее богоматеринского сердца и дарила Серафиму несказанные блаженства, никакими молитвами и аскетическими подвигами не достижимые…

 

Царица обжигала сердце любовью, возжигала в нем негасимую свечу. После каждого откровения Серафим преображался до неузнаваемости. Лик его все больше становился похожим на лик самой Царицы Небесной

 

После многочасового (несколько малых явлений) приготовления Царица сподобила Серафима длительного инобытия-иновремения – откровения о Брачном чертоге.

Серафим проходил преблагоуханные замки премирных обителей, приобщался к шествиям невест и женихов с возжженными сердечными свечами, в белых одеждах. Созерцал Христа Соловьиной горы со множеством его новых имен: Миннелик, Царь Славы, Трисиянное Новое Солнце человечества, Бессмертный Помазанник в особом уделе Царя царей и пр. Видел Божию Матерь как Невесту Неневестную в белых одеждах – олицетворенную Премудрость доброго промысла Софию Пронойю, скорбящую и радостную.

 

Вроде бы слезы не просыхали на Ее очах… но когда Царица смотрела на Серафима, взгляд ее сиял великой добротой. Лучи доброты проникали в сердце Серафима и навсегда запечатлялись в нем.

 

Во время второго великого откровения ЦАРИЦА ПОКАЗАЛА СВОЮ БРАНЬ С ДРАКОНОМ.

Вначале – с космическим. От века поставлен Супротивный делать противоположное тому, чего Она желала. Лютому хитрейшему зверю, кошмарной гигантской космической рептилии, удалось покорить целые миры. Царица называла его шарлатаном, самозванцем, змеем, хитрецом, обольстителем. И тут же показывала последствия работы дракона на земле: иосифлянство, симония, содомия, спутанность с властями, собственность, изворотливость, ложь, лицемерие, жадность, скупость, садистские наклонности, пыточные камеры, абсолютное безверие, духовная пустыня, избитые старцы, и оставшиеся сиротами без них священники…   

 

Чего стоит ритуальный отправитель, епархиальный жрец, если не получил наставление от старца? Его земное мудрование ничего общего не имеет с небесными архетипами и близко к надуманному мифу. Однажды придется ему столкнуться с солнечной истиной небесных миров – и получит от ворот поворот.  

 

Ни одни двери небесные не откроются ему’, – говорила Царица Небесная, навсегда проводя грань между черной и Белой церковью; между денежной ритуальной конторой и светом бессребреников-старцев, чьи сердца наполнены любовью и чья миссия исцелять ближних и обращать в истинную веру, исполняя духом Всеблагим.

Много говорила Царица во время второго откровения о золотеньких добродетелях. Особенно дорогие для Нее: девство, рыцарство, доброта, прямая водимость, долготерпение страстного, слышание ее Слова и жаждание войти в ее удел.

Открывала НЕБО СВОЕЙ ПРЕМУДРОСТИ, и благодать Софии сходила на чело старца. Объясняла: ‘Премудрость требует целого ряда посвящений, чтобы ум человеческий проникся высочайшими тайнами и изменился полностью’.

 

Последующие откровения

В последующих откровениях Царица особенно акцентировалась на доброте. Указывала: путь в ее удел лежит не через традиционные аскетизм, чтение классических монашеских трактатов (Библии, святых отцов, четьих-миней), ночные поклоны и слепое послушание ‘во смирение’, а – через УМНОЖЕНИЕ В ДОБРЕ.

 

Сама Царица Небесная облегчила Серафиму чашу и простила грехи. А разве не дано Ей, Верховной Богине тысяч прочих пантеонов совершать подобное? Да одним прикосновением избавляет от нечистоты одною рукой, а другой – посвящает в тайны первородной непорочности, непорочного начала, непорочного своего сердца и чудотворной, вечнодевственной, преблагоуханной родословной от Адама Кадмона.

 

Царица Небесная, по словам Серафима, переводит монашество в другой мир. Наставляет особому пути. Избавляет от обскурантизма и грехоцентризма. Все становится просто и ясно. Ни одного тупика, ни одной ловушки, которые тысячами ставит институциональная церковь! Сердце становится ревностным, горячим. Возникает желание оставить обитель, обойти весь мир и апостольствовать о чуде, которого сподобился, чтобы как можно больше людей приобщить к духу Царицы Небесной!

 

 

         Из книги Иоанна Богомила «Летопись в световых телах». Дневники, 6 том

 

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"  Обратная связь 

 

Перейти в разделы: 

Откровения Богини Девы Матери         Богомильские святые

Аутентичные лики божеств                    Соловецкая сокровищница

Поэзия Грааля                                        Музыкальное исполнение   

Книги Иоанна Богомила                         Страница «ГИПЕРБОРЕЯ»