Блаженный ИОАНН БОГОМИЛ

Цари-христоверы, ушедшие в народ

 

    Не поразительная ли картина? Три российских императора: Елизавета Петровна (старица Акулина Ивановна), Петр III (Кондратий Селиванов) и внук его Александр I Благословенный (старец Федор Кузьмич) были ревностными христоверами.

Престол царский поменяли на престол Божий и по сей день находятся в великом уделе.

 

Сколь же грандиозная сила стоит за христоверческим движением, если обращались в христоверчество не простые мужики с бабами, как рисуют обычно, и не дворяне только, – но три царя-помазанника!

А вслед за ними, можно сказать, приняли христоверство последние Романовы на престоле, великомученики Александра Федоровна и Николай II Александрович – через богомильского старца Григория Распутина-Нового. Тайна его целительных даров и прозорливого чудотворения – в наследстве от русских христов-мучеников.

 

Михаил Романов (Серафим Соловецкий) добровольно отказался от российского престола, зато после 39 лет каторги на Соловках, тяжелейшего креста и патриаршества Второй Соловецкой Голгофы стал второголгофским христом.

 

Белые старцы являлись русским императорам в духе и заводили речи. Убеленный помазанник, говорил императрице Елизавете Петровне: ‘Ты царица земная. А когда войдет в тебя Дух Всеблагой, станешь царицей небесной на земле. И когда взойдешь на небеса, будешь провозглашена царицей на века’. 

 

По представлению христоверов, русские цари становились БЕССМЕРТНЫМИ. Не умирали, а если умирали, – возвращались. И если на время скрывались, то затем чтобы прийти в нужную минуту, помочь одержать окончательную победу над волками и черными воронами. 

 

Кондратий Селиванов. Русские цари принимают крест гонимых

Кондратий Селиванов (‘селение Иоанново’) несколько лет проживал в корабле Акулины Ивановны и многому у нее наставился. По представлениям христоверов, и он был царского происхождения. После долгих скитаний по различным губерниям объявился как государь император Петр III Федорович. Второй по счету Романов стал великим старцем!!!

 

Народ всерьез верит в новооткрывшегося царя-батюшку. Селиванова представляют императору Павлу. Тот слышать ничего не хочет. Не признает в Кондратии отца своего Петра III и разгневавшись отправляет его в Обуховский сумасшедший дом.

Старец смиренно принимает приговор, ничуть не сопротивляется и отправляется в дом для умалишенных, где пять лет терпит бесконечные унижения.

Сколь велико возносится русский царь на престоле, столь же велико и умаление его, когда отрекается от престола и принимает крест гонимого, юродивого, сумасшедшего... Павел за оскорбительное отношение к великому русскому христу поплатился тяжелой монетой.

 

Александр I, наследовавший Павлу, распорядился выпустить Кондратия Селиванова из дома умалишенных и поселить в богадельне при Смольном монастыре. Оттуда старец был взят на поруки камергером Еланским.

 

Популярность Кондратия Селиванова растет вместе с духовной силой. Тысячи от него исцеляются и наставляются на пути вохристовления.

В 1805 году его посещает Александр I, прося у старца напутствия перед началом войны с Наполеоном.

 

Вскоре Селиванова ссылают в суздальский Спасо-Евфимиев монастырь. Старец смиренно проводит в нем 12 лет жизни.В монастыре над ним издевались, как могли: заживо зарывали в землю, заставляли выполнять самые черные и низкие работы... А старец не падал духом – отчего обратилось полмонастыря.

 

По поверью христоверов, КОНДРАТИЙ СЕЛИВАНОВ УМЕР-ВОСКРЕС ПО ОБРАЗУ ХРИСТА в одном из городов где-то вблизи Иркутска, и вновь явится по воскресении человечества к новой жизни.

 

Александр I. Юродивый царь выше коронованного

Утонченная возвышенная натура государя Александра Павловича терзалась теми же сомнениями и муками, что и дальняя родственница его, императрица Елизавета Петровна. Потому неверно было бы сводить визит в 1805 году Александра I к Кондратию Селиванову (он в отличие от своего отца Павла узнал в нем деда духом, чудом) только исключительно к благословению на войну с Наполеоном.

 

Александр был осведомлен об убийцах своего отца. Более того, они находились в его окружении. Александр не знал, что делать. Буквально был готов убить себя. Хотел отомстить за отца, но не мог – придворные интриги и коварство были ему чужды.

 

На благоверного императора навалилась чаша Романовых, бабки его Екатерины II. О ней по дворцу ходили слухи. Александр встречал со временем постаревших ее любовников, и те не то что с благоговением – с омерзением отзывались о Екатерине как о самозванке, распутнице, нимфоманке и губительнице российского отечества. И что проку, что завоевала насилием и кровопролитием новые земли, когда старые земли погубила своим распутством, внешним великолепием и духовным убожеством?

Александр бесконечно страдал. Над ним висело романовское проклятие.

 

И когда русскому императору стало невыносимо, решил уйти в старцы, раствориться в народе. Иначе грехи было не искупить. Он останется царем, только в новом юродивом образе.

А юродивый царь выше коронованного, – как скажет ему при встрече в 1805-м Кондратий Селиванов.

А спустя недолгое время при участии баронессы Екатерины Татариновой другой богомильский старец Серафим Саровский дал Александру прямое благословение: оставить престол и уйти в народ, стать простым царем-странником, христом земным.

"Необходимы перемены. Осуществить их он сможет только приняв духовный подвиг. Социальные рекогносцировки бесполезны. Необходимо прямое участие Христа и Божией Матери. Богородица, Она одна может спасти Россию". 

*

Какими старцы-мученики представляли ортодоксальный официоз? С лицом Зверя. А среди христоверов – ангельские чины да архангельские, херувимские да серафимские. 

Царство небесное не где-то там, –– но сходит на землю в лице посла горнего: христа или богородицы. Идут вслед за ним последователи. А значит, земля постепенно обращается.

Придет час, когда не останется на ней никого, кроме христов, богородиц и иже с ними – наследников духовных, вечных.

 

       Книга Иоанна Богомила "Рыцарь беззлобия.  Дневники, том 10"