Суслов Иван Тимофеевич, христос больший Христа Иерусалимского
Суслов Иван Тимофеевич, христос больший Христа Иерусалимского

 Блаженный Иоанн Соловьиногорский

   

   Суслов Иван Тимофеевич,

   христос больший Христа Иерусалимского

 

   Чтобы разбить гипноз единственного Христа, хочу напомнить про Ивана Тимофеевича Суслова. Это абсолютное чудо земли русской. Вот он, свет с Востока! Благовестник доброты. Его трижды распяли.

 

На стене Кремля близ Спасской башни соорудили двухметровый деревянный крест, и на этом кресте сознательно распяли. ‘Ах, Христос русский? Ну мы тебя, русского Христа, по-еврейски и распнем’. И распяли. Гвоздями... Точь-в-точь по размеру дерево было.

 

И висел три дня русский наш Христос-Суслов. И на третью ночь – двое его охраняли, заснули – сошел с креста и пошел как ни в чем не бывало. И скрылся в темноте.

 

Думаете, испугался?! Нет. Опять пошел по весям и селам благовествовать Доброго Бога и христоверчество. Другое христианство, Иоанновой ветви, которое знает, как победить зло и стать богом. Которое дает не скорбь человеку, а радость. Радость всех радостей, которая знает, как победить человеку похоть и грех. Вот какое христианство!

 

Через два года – снова арест! И Ивана Тимофеевича на то же самое место, на тот же самый крест, на нем еще следы крови его сохранились. И не просто распяли – с него как с Мани кожу заживо сняли, содрали публично! Пытка нечеловеческая.

Это больший Христа христос. Продолженный, умноженный Христос. Русский Христос.

Посмотрите на лик его – Христос, уже шестидесятилетний. Не Ярое Око, не инквизитор, который будет судить мир, а добрейший добрых старец. Премилосердный, многоскорбный русский отец.

 

Висит Иоаннушка на кресте без кожи, обливаясь кровью, живой еще. Ночью приходят две его ученицы с простыней. Облекают старца в белую простыню. Простыня постепенно прилегает к его телу, становится плащаницей… и становится его белой кожей.

На третий день происходит то же. Опять засыпают стражи, и Иоанн Тимофеевич сходит в креста и уходит в темную даль.

 

И еще 16 лет проповедует, пока его в третий раз на том же самом месте близ Спасской башни на кремлевской стене распинают.

 

И опять он сходит с креста. Но уже больше не проповедует – видимо, исполнилась мера. Уходит в 16-летний затвор.

 

Живет Иван Тимофеевич больше ста лет, по преданию народному (которое никогда не врет, это вам не летописцы придворные, конформисты). Живет больше ста лет, и заживо возносится на небеса.

 

 

По материалам     Блаженного Иоанна Соловьиногорского

 

Перейти в раздел БОГОМИЛЬСКИЕ СВЯТЫЕ

 ОТКРОВЕНИЕ БОГИНИ ДЕВЫ МАТЕРИ