Блаженный Иоанн Богомил

 

Старица Мария Орловская, Соколовская-Белецкая

Старица Мария Соколовская-Белецкая
Старица Мария Соколовская-Белецкая

      Книга ‘Старица Мария Соколовская-Белецкая’ – дань памяти великой подвижницы богомильского православия ХХ века, написанная ее учеником и крестником. Живой потрет матушки Марии, какова она в вечности, какой открывается духостяжателям третьего тысячелетия сообщит читающему благодать и блаженство богомильской христо-богородичной Великой Церкви Любви.

     Две подвижницы сыграли ключевую роль в духовном становлении блаженного Иоанна – величайшего духовного наставника современности, богомильского белого старцаXXI века: Евфросиния Почаевская и Мария Соколовская. Обеих он называет своими духовными матерями.

 

                Явление Царицы Небесной м. Марии

     У Царицы Небесной есть особый род – Её духа, Её печатей, Её выраженности! И м. Мария Белецкая олицетворяет собирательный портрет черт Божией Матери, распылённых в тысячах подвижниц и подвижников. Она рода Её, из тех, кто запечатляет в себе живую Богородицу, с кем Матерь Божия становится одно.

     Первое явление матушке Марии Царицы Небесной один к одному как о. Иоанну в кафедральном Успенском соборе Смоленска:

     'Я стояла на молитве в углу дома. Когда-то на его месте был храм. Молилась перед иконами. Вижу – под иконкой пошла голубая строка (как сейчас показывают по телевизору). Дословно уже не помню, но смысл такой: – Призываешься на служение. Если откажешься – не беда. Замена тебе уже готова. Но лучше согласись. (Потом еще было два знамения золотыми буквами в небесах.)

     Стояла как вкопанная, не зная, как быть. Муж Феофил, две дочки одна другой краше... Что же, их сиротили оставить внезапно?

Вижу: от иконки спустилась лесенка, и по ней ни­зошла сама Матерь Божия. Взглянула мне в сердце так нежно, с такой любовью. Ну как Ей отказать! – думаю. И помыслы тотчас отошли'.

 

    Царица Небесная обладает несравненным преимуще­ством перед любыми земными обстоятельствами, будь то самые дорогие ближайшие ближние.

      По третьем явлении... согласилась. А потом целым месяц Царица Небесная присутствовала на богослуже­ниях и молитве.

Встанет матушка Мария ночью на молитву – отверза­ются небеса, и восхищается в мир горний. И оттуда со­зерцает запорошенные снегом пустыни Гулага, слышит вопли зэков в братских могилах из-под земли, крики абортированных, предъявляемые счеты...

Пресвятая Дева соделала ее своим совершенным ин­струментом. Чудо великое! Едва ли не каждый второй  из тысяч, сподобившихся чести беседовать с ней, восклицал с удивлением: 'Сама Матерь Божия приходит к нам в ли­це матушки Марии!'

 

      Ее жизнь – из пакибытия. Внезапно появится то про­рок Илья, то архангел Михаил, то Иосиф Обручик, то Божия Матерь... Мария как бы тянула за собой все небо. За нею ходил сонм небожителей, и трудно сказать, кто чьим был инструментом: земная богородица небесной или небесная – земной... В том-то и тайна, что они – одно! Старица священножительница, небо и земля сходятся воедино.

       Из ее рассказов:

     'Закупали как-то ткани (для священнических и се­стринских одежд) большими тюками. Шерстяные ткани да парчовые тогда были большой редкостью.    

Мария Орловская (дух. Мария Соколовская-Белецкая). Фронтовое фото
Мария Орловская (дух. Мария Соколовская-Белецкая). Фронтовое фото

    Подъезжаем к вокзалу. Тюки тяжелые. А до отправле­ния поезда осталось несколько минут. Опаздываем, как говорится, по всем статьям. Подбежали, задыхаясь, а сил бросить тяжелые тюки (парча от нервного напряжения стала как металл) никаких нет. Ну, думаю, пропала...

     Вдруг какой-то мужчина оказался рядом, неземной красоты. Подхватил тюки как пустые коробки из-под кон­фет и пронес в поезд, точно пролетел. А затем встал на место проводника в тамбуре вагона, подхватил нас и бук­вально в последнюю секунду перед отправлением затащил в поезд!

     Погрузил – и незаметно исчез.

     Проводница спросила с удивлением: 'Кто это вас про­вожал, человек такой таинственный, неземной красоты?'

     Весь поезд буквально обомлел. Матушка Мария сидит в купе, Евангелие творит. Стучатся женщины из соседне­го вагона: 'Кто же это был такой? Скажите, матушка!' 'Как же вы не узнали! Архангел Михаил'.

     Какие только бедствия не пережила! Вспоминает, как однажды тонула, уже под лед уходила... Где только ни была! И под землей, и под водою ледяной, и в болото топкое уносило ее.

 

     О детях речи быть не могло после энкаведешных пы­ток. Бронхит постоянный, насквозь простужена... Вот один из типичных ее рассказов:  

'Пригласили меня в дом в Сибири. Ватник дали, ва­ленки. Холод какой! Зябну всё, укрываюсь. Мне бы по­теплее одежду...

      Иду по дороге. Одна, никого кругом. И вдруг стало мне нехорошо. Сознание теряю, точно падаю. Глаза открыла, вижу – огромные крысы мутированные с хищны­ми глазами гонятся за мною рядами стройными! О, ка­кой страх меня объял. Подняла руки, закричала: 'Ма!..' и крысы тотчас развернулись и такой же строевой ше­ренгой двинулись в обратную сторону.

     В другой раз гнали те же метровые мутированные крысы (частые гости подвижников-затворников еще со времен нило-сорских скитов) загнали ее аж по шею в море. И если бы не последнее: 'Ма... помо... (ги)!' – так и ушла бы под воду.

 

     Начала войну учительницей, а закончила в высоком чине офицера внутренних войск. Окончила Тульское во­енное училище, где готовили разведчиков. Красавица была, чистая сердцем, зла не познавшая. Офицеры так и льнули. Десятки предлагали ей руку и сердце.

     Офицеры восхищались красотой ее плавных движений, велеречивостью ее голоса и обаянием ее улыбки. Ну, цари­ца вылитая! И походка плавная. Печать на ней царствен­ная. Должно быть, древнего рода боярского...

     Так и было, но скрывала от окружающих. Предпочи­тала ничего о себе не говорить. Кому надо – свыше от­кроется. А больше доверяла силам небесным, коим серд­це открывала.

 

Из книги Блаженного Иоанна ‘Старица Мария Соколовская – Белецкая’

(вернуться в раздел СТАТЬИ)