Блаженный Иоанн Богомил     

Старец-царь Александр I.

Бегство к богомилам

Александр I Павлович
Александр I Павлович

     Начало 19 века в царствовании Романовых. Неудачность уваровской (православие, самодержавие, народность), николай-палкинской модели понимали многие последние цари.

С ней боролись:

- Петр III и Павел I, за что оба поплатились жизнью;

- Александр I – старец Федор Кузьмич, променявший русский престол на келью в Белогорье;

- ее также отвергали Александр II, освободитель от крепостного права;

- Николай II, пожелавший реформировать церковь и поплатившийся жизнью;

- Михаил II Романов, осуществивший деятельную реформу церкви, породив новую Соловецкую ветвь.

 

Уваровская «национальная идея» гибельна для России. О каком синтезе православия, самодержавия и народа может идти речь, когда сами самодержцы отрекаются от подозрительной, искусственной и чуждой нашему архетипу модели?

 

В 1812 г. – победа над Наполеоном, русская армия в Париже. Императора Александра I считают великим  полководцем, он купается в славе...

Но его терзает совесть, что русский престол — престол отцеубийц. Убит его обожаемый отец Павел I, задушен заговорщиками. Братьями Орловыми убит его дед Петр III, которого Александр боготворил.

 

У императора глубокий кризис. Его не устраивает автократическая модель. Царь видит ее пагубность: растет пропасть между аристократами и простыми людьми, недовольство народа. Государю открыто, что должны произойти решительные перемены.

Александр I  в поиске. Он ищет спасительный архетип, поскольку знает: процветает Отечество под сенью архетипа, выпавшее из архетипа — гибнет.

 

Душа приходит в священный трепет, когда богомысленно или музыкально затрагивают архитипические струны. Помазаннику дан архитипический жезл. Прикосновение к последним глубинам, сокровенным внутренним замкам приводит в действие сокрытые божественные кладовые. 

 

Старец Федор Кузьмич Благословенный
Старец Федор Кузьмич Благословенный

В 1823 году Александр I посещает на юге христоверческую (богомильскую) обитель — и приходит в абсолютный восторг от духовности христоверов. Там встречает выдающегося старца-христовера Никифора и приглашает его во дворец.

Никифор рассказывает о белых старцах, о Белогорье, о Соловках...

Тогда-то Александр I и решает оставить престол — сымитировать свою смерть, облечься в одежды странника и уйти паломничать на Соловки, в Белогорье, вернуться к отеческому архетипу.

 

За год до задуманной «смерти», Александр I, беседуя с митрополитом московским, пытается указать на необходимость серьезных реформ в ортодоксальном правоверии. Император видел: лестница иосифлянской инквизиции, никонианской фальши и воровства прогнила насквозь.

Вот как протекала беседа:

– Необходимо реформировать церковь, сделать ее народной.

– Ваше величество, вы с ума сошли! За вами великая держава с тысячелетними православными устоями! О чем вы говорите?

 

Александр Павлович не был понят ни церковью, ни своим окружением.

И царь уходит в Белогорье, препоручая престол не младшему брату Николаю «Палкину», – а прекрасноликому, недистантному Отцу и нашей Матери, Хозяйке российского Отечества.

Бежит к богомилам, к старцам, – туда, где открыт вход в пещеры белгородов, в Гиперборею...  

 

Из книги блаженного Иоанна «Человек как божество»