Блаженный Иоанн Богомил

Старец Михаил Ершов.

Как зло побеждается в Гулаге добром

Богомильский старец Михаил Ершов. В тюрьмах с 1930 г. по настоящее время
Богомильский старец Михаил Ершов. В тюрьмах с 1930 г. по настоящее время

 

Слышали? Старец-то наш, Мишуленька Ершов – один из полутора тысяч соловецких христов!

Михайлушка наш пятьдесят лет (!) по лагерям и тюрьмам: с 1930 г. (ему всего 19 годков было) до 1980-го... Да как пятьдесят? И сейчас под охраной.

Под сотню уже векует на пакибытийном Соловке. Бессмертный! Соловки ему назначены вечные: покуда мир не переменится... 

 

Вначале по особому распоряжению суда посадили Мишеньку с уголовниками. Да с такими матерыми: разврат, поножовщина, матерщина! Уркам сказали: ‘Чуть что – прихлопните фраерка, и никакого спроса с вас не будет...’ Посадили с целью убить.

Уж как издевались урки! И пайку отнимали, и грозили, и саботировали...

Выжил Мишенька!!!

 

А как выжить в ситуации, когда к смерти приговорен, когда против одного – 30 убийц, 30 ножей, 30 стволов снайперских? Богомильским ‘не держи зла ни на кого’.

Михаил усвоил завет отца своего духовного, старца, богомила Платона Васильевича Васильева: «Не воздавать злом на зло ни при каких условиях».  Постоянно в голове было, как шум некий: ‘Этим победишь. Хоть при смерти будь десятки раз, как бы ни измывались над тобой, какой бы несправедливости, гонений и клеветы ни удостаивали – не посмей проявить зла! НЕ ОТВЕЧАЙ ЗЛОМ НА ЗЛО. Этим победишь!’

 

Первая заповедь богомильская: не отвечать злом на зло. Вторая: видя зло, врачевать его, как болезнь – умножением добра, т.е. долготерпением.

Ограничиваться языком добра! ДОБРОТА – ЩИТ НЕОБОРИМЫЙ.

 

Не смогли зэки сорвать вериги, хотя заставляли раздеваться догола. Не дался. Когда восставал на убийц и хотел что-то резкое сказать им в ответ – впивались в него иглы, и лик сиял...

Махровые убийцы были потрясены: ‘Ты с небес свалился, что ли? Ангел?’

Это было беспредельное зашкаливающее добро!!!

Такого они не знали. Такой доброты нет нигде в мире.

 

В бараке – сплошное зло. Три десятка уголовных, и каждый к нему подходит: один папиросой прижигает, другой спичку под ноги подсовывает, третий на руку давит тяжелым предметом... Уже и ум, и память отнимаются, а Михаил молится и терпит. Просит только об одном – чтобы любовь увеличивалась. Понимает: больные так врачуются.

Добрый пастырь – врач, а зло – болезнь, какую бы форму ни приняло. Как болезней тысячи (от гриппа и туберкулеза до СПИДа) и невесть какого они происхождения, так и у зла тысячи видов. Врачуются они единственно небесною любовью богомильскою.

Вот кредо богомилизма!

ВЕЛИКОЕ ОРУЖИЕ – ЧЕЛОВЕКОЛЮБИЕ И ДОБРО! Им побеждали богомилы. Так добро побеждало в концлагерях – местах концентрированного, т.е. миллионкрат большего, чем в миру, зла!

 

‘Победил ты нас, злых, силой доброты’

Зэки, искушавшие Мишеньку, внезапно переменились. Один исполнился Духом Светлосвятым, прозрел, бросился в ноги и зарыдал: ‘Ты прости меня, батя, прости меня!’ Михаил обнимает его, плачут оба...

Следом и другие зэки давай на коленки – и со слезами прощения просить: ‘Ты прости нас, отец, прости нас, прости нас!’ Плачут, остановиться не могут. Какая благодать изливается! Воистину такой братской любви нет в мире...

Вохра в глазок смотрит и недоумевает: с ума, что ли, посходили?

Таково действие духа святого богомильского.

 

Барак буквально обливался слезами несколько дней. Зэки на глазах преображались в святых – вначале в малых христов, а затем в больших и великих...

Как Матушка небесная (не случайно имя у него, когда скрывался в женской одежде было София – Премудрость!) утешал их Михаил: ‘Дети мои, что ваши преступления? Грабили, убивали... только потому, что любви истинной не знали!’

Те снова бросались в ножки и говорили: ‘Что ж, скажи нам, отец! Мы с детства сироты. Воспитывались во зле и кругом только зло видели; и считали его за силу, а доброту – за слабость. Были мы одинешеньки, хищные волки. А теперь переменились! Теперь-то мы поняли, какую силу представляет добро! Победил ты нас, злых, силой доброты. Вот и мы теперь хотим стать добрыми, отец наш’.

Неслыханные перемены!

 

Пастырь добрый

Случайно, думаете, Михаил 12 лагерей (!) за 50 лет сменил? Да не 12, а 120 – переносился по воздухам! Перемещали его из лагеря в лагерь, поскольку ЦЕЛЫМИ БАРАКАМИ, СОТНЯМИ ЗЭКИ ОБРАЩАЛИСЬ! Атеисты, протестанты, мусульмане забывали любые разногласия – их охватывала любовь Духа Светлосвята Обожателя и Обожителя от Михаила Васильевича Ершова и Серафима Умиленного.

Михаил, отирая слезы, повторял:

‘Я, пастырь добрый, и должен быть врачом. Ведь зло – болезнь, от которой люди страдают. Все их грехи, страсти темные и помыслы преступные – от одного только: не вкусили доброты, не познали любви.

Мамочка небесная, Софиюшка Премудрая, подай мне столько доброты и любви, сколько нужно, чтобы исцелить овец моих! А если какая паршивая, неисцелимая – взять ее на плечи и понести. ЛЮБОВЬЮ К ЛЮДЯМ ПИТАЮСЬ И ЖИВУ’.

Понимал Михаил: пастырь добрый не просто пасет овец, как у Христа в притче, а исцеляет умноженной добротой.

 

Из книги Блаженного Иоанна Богомила «Золотые ключи спасения человечества»

 

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России" 

Перейти в разделы: Откровения Богини Девы Матери

Явления Богини Девы Матери

Богомильские святые

Аутентичные лики божеств

Поэзия Грааля

Музыкальное исполнение

Книги Иоанна Богомила