Славяне-теогамиты I-VIII веков.

Возвращение образов

  1. Великолепно славяно-теогамическое православие! Оно понимало Христа – пришельца из Слави и Прави, несшего образ Отца и Матери, неизвестных человечеству (!).

 

 Теогамитам I-VIII веков были близки темы 15 евангелий Христа: об Отце и царстве, в котором нет зла, греха и похоти. О тайне Демиурга, его адаптационной перелепке и постепенном восстановлении человека. О восьми чудесных золотеньких добродетелях (премудрость, любовь, доброта, чистота, мир…), увенчивающих путь. О ключах стяжания Духа Св. Об очищении, обожении, теогамии, Брачном чертоге…

 

 Римо-византизм был известен славянам-теогамитам, но они отвергали его и высмеивали. Верили во Христа Сварожича, сына Сварога, а не Элогима, и знать не хотели мистификаций ‘от Матфея, Луки, Марка и Иоанна’. В другие свитки вчитывались, преблагоуханные – Андрея и Иоанна, возлюбленного ученика, в фолианты самого Царя славы с его медовым, блаженным притчевым Словом-логосом.

 О Риме говорили: ‘Водяной дракон с трезубцем (трезубец – инквизиция, грехоцентризм, юридизм). Только наша Мамочка, почтенная Макоши, знает, как расправиться с водяным драконом’.

 

 2. Оригинальный Христос учил: теогамия запрещает иудейские стереотипы закона, наказания, суда, возмездия, кровопролития для ‘прощения грехов’.

 Супружество держится на любви, верности и преданности. В законе и принуждении нет нужды! В браке двое становятся одно. Закон же предполагает дистантность, отчуждает, формализирует отношения, а значит, закрывает сердца.

 

С музыкальным евангелием в руках

  3. Посвященные Соловьиной горы были напрямую наставляемы от Божией Матери. Их называли ‘соловьи певчие’, странники, калики перехожие.

 С великой любовью мы говорим о них, славянских менестрелях и миннезингерах, каликах перехожих. Соловьиная гора полагалась их горой – переходящих с теогамической чашей в руках. Живые канты (*), санты, лады, гласы… Апостольствовали с помощью музыки, полагая, что миннэ невозможно выразить словами. Говорили: ‘Мы несем евангельскую весть с помощью пения и музыкальных инструментов’.

 Апостолы Соловьиной горы с музыкальным евангелием в руках веками странствовали по русской земле. Тысячи умноженных христов и богородиц, иоаннов и андреев!

 

  Живые пришельцы с неба

 4. Каликам перехожим было открыто небо. Живя на земле, в духе переходили на небо, затем обратно на землю. Умом обитали на небесах, восхищались и возвращались. Учили:

 ‘Совершенные проходят свои круговерти жизни и смерти в настоящем. Нет нужды физически уходить из этого мира. Нужно уметь удаляться из мира в духе (медитация) и возвращаться победителями. Вот что означает восхищаться и сходить с неба’.

 

 5. Отцы наши и матери, бельцы и белицы с открытой мнемонической памятью читали Книгу жизни и знали о прежних и будущих временах. Жили больше трехсот и четырехсот лет – до тысячи. Ни в чем не нуждались – народ кормил их и давал кров.

 Калик не касались ни чума, ни холера. Во время эпидемий оставались здоровы, будучи хранимы свыше.

 

Калики, как и катары – 100 из 100 не от мира сего. Никакого вещизма, материализма. Игнорировали ритуал, презирали всякую недвижимость, не понимали, зачем нужны священники-требоотправители.

 

 6. Византия и Рим остервенело охотились на них, считая первыми врагами ортодоксального священства. Люди их обожали и называли живыми пришельцами с неба, зная, что они странники не столько по земной горизонтали (от одного места к другому), сколько по вертикали: сходят с неба на землю и возвращаются на небеса.

 

Благовестники христов и богомилов

 7. Калики – рецидив славяно-теогамической Руси, провозвестники богомилов и христоверов. Несли сферы пробуждения, обожения. Их влекла неотмирскость, святость, премудрость, очищение, и дальше – рождение свыше от непорочного лона, поднятие в Правь и сошествие из Прави.

 Вопросы, которыми они задавались: как стать христом, брат, как стать богородицей, сестра?

 

 8. О рождении свыше говорили: ‘После второго рождения уже невозможно инертное, сомнамбулическое пребывание в порядке мира, как у ветхого человека с его иллюзорными сновидениями’.

 О схождении из Прави: ‘Нужно пребывать в Прави и возвращаться в Явь, чтобы Правь проявлялась в Яви’.

 

Обет ошеломляющей доброты

 9. Богомилы побеждали зло премудростью и зашкаливающей добротой, принося обет Макоши.

 Макошь – та же Гуань Минь. Обет Макоши заключался в том, чтобы, подобно ее даосскому воплощению, принцессе-бодхисатве Мяо Шань, отдать все, о чем ни попросит человек, хотя бы ты сам остался ни с чем.

 Попросит человек отдать за него жизнь – отдай. Если в твою единственную хибарку пришел бездомный, у которого десять детей – изволь освободить свой дом. Отдай его нищему, стань странником!

 Ошеломляющая доброта! Ее невозможно представить в настоящем мире, где кругом крохоборы да собственники-иммобилярии(**), где у каждого своя нора, имущество, налоги…

 

 10. Духовность калик перехожих не имела ничего общего с мамонистым, прижимистым приходским менталитетом. Доброта не ‘рот до ушей’ и даже не ‘накорми ближнего’ – в абсолютном служении человеку!

 Народ восхищался этими добрыми людьми. Немногие могли принести обет отдавать последнее! Но богомильские странники знали тайну:

 люди живут в нищете, потому что скупы, не могут отдать просимое – а ведь у скупца отнимается и последнее…

 11. Согласно теогамическому славяно-атлантическому менталитету, чем больше отдашь необходимого, тем больше подастся свыше. Отдавая последнее, становишься богачом!

 Вот в чем видели славянские ‘соловьи’ исполнение заповедей: кто отдаст последнее из любви (жизнь свою, если нужно), станет блажен как искупитель, бодхисатва.

 

Мой дом – небо и сердце ближнего

 12. Практика Иоанновой ветви, людей добрых, включала ревностный мельораментум, необходимый, чтобы полностью порвать связь с этим миром. 

Нужно стать странником, не привязанным ни к чему земному. Тогда в твоих руках оказывается минническая Чаша с мирровыми составами, и ты воистину начинаешь служить ближнему. 

 Отказываясь от собственности, я даю понять, что мой дом – небо и сердце ближнего. Отказываясь от работы в миру – приношу обет бескорыстно, до последнего служить людям. Так отвергается мальоментум и мальомизация (озление через принятие порядка мира сего), побеждаемые бонаментумом и бономизмом.

 Калики утверждали отказ от стереотипов манящего, засасывающего зла и осознанное принятие добра. Вся жизнь человека к тому и сводится, свидетельствовали они, чтобы стать добрым и творить добрые дела, отвергая зло во всех его формах, как бы ни мимикрировало под добро.

 

-------------------------------------------------------------------------------

 

*  -  Канты (псальмы) – народные духовные стихи. – Ред.

 

** -  Inmobiliario (исп.), immobile (англ.) – недвижимый, что-то неподвижное. – Ред.

 

Из книги блаженного Иоанна Богомила "Гуань Минь и Божия Матерь"

(вернуться в раздел СТАТЬИ)