Блаженный ИОАНН БОГОМИЛ   

Даже если меня за вас убьют,  

рукоположу вас, поскольку вы истинная церковь, 

и за вами будущее’.

Иоанн Бондарчук

Подвиг длинною в жизнь.

Митрополит Иоанн Бондарчук

Митрополит Иоанн Бондарчук.

Столько писал о нем – так ничего толком не написал. Да и не знаю его. Хотя знаю больше других.

Кто еще, помимо меня, дерзал написать его житие? Ваш покорный слуга составил, в благодарность за епископскую хиротонию и за то, что митр. Иоанн – первый высокочтимый православный архиерей, кто с горячностью принял Слово Божией Матери. Как дитя внимал ему в своей приемной на улице Ленина в центре Львова.

Помню, предлагал ему при жизни написать биографию его – отказался. Сам, говорит, напишу Не успел.

 

Его фраза незадолго перед моим рукоположением в епископы въелась в память: ‘Даже если меня за вас убьют, рукоположу вас, поскольку вы истинная церковь, и за вами будущее’.

 

Великий был человек митрополит Иоанн. Схлопотал долгий срок в Гулаге, чуть ли не двадцатку, по какой-то убойной статье. Через десять лет – смертельная болезнь вроде дифтерита или туберкулеза.

Царица переносит его по воздухам через колючую проволоку Выхаживают незнакомцы...

 

Определяется студентом в семинарию, келейничает у патриарха. Дают высокий чиновничий церковный пост – епископа Житомирского и прилагающиеся к нему две ‘Волги’. Тридцать одежд! По словам Иоанна Бондарчука: ‘К чему мне? Я был и останусь простым зэком с гитарой в руках и молитвенным сердцем’.

Почёт и слава. Полная независимость. Проповеди читай какие хочешь – ни малейшей цензуры, абсолютная власть.

И отверг в одночасье! Сложил с себя полномочия епископа, чем потряс РПЦшную братию, и уехал во Львов никем.

Такое произошло впервые. Не еретик, не сектант, не отступник, и вдруг оставляет епархиальную кафедру и ни с чем уезжает в униатский Львов. 500 храмов обошел, как Ганнибал торжествующий. Повсюду триумф! Из 500 – 500 приобрел под свою митрополичью эгиду и стал патриархом Украинской автокефальной православной церкви.

 

Иоанна предали его же ученики. Он их выпестовал, дал им хлеб богослужебный, слепил их как отец – и до одного предали из-за его свободомыслия, неортодоксального нрава. Слишком не по правилам был. Канонический, но как бы не автоматически, а вольно, что тамошним малоразвитым провинциальным жрецам было явно не по нутру Пошел гулять по автокефалии карьеристический вирус...

 

Иоанна сместили, за то что рукоположил москалей. Первый крест понес святой митрополит за Белую Церковь.

Прислали какого-то 75-летнего склеротичного Кощея Бессмертного, митрополита Скрыпника из Канады. Тот первым делом потребовал от опального Бондарчука отречься от епископской хиротонии москалей-бунтовщиков. Митрополит Иоанн отказался. И здесь остался верным своей совести.

 

Обожал Царицу Небесную. Был тайно водим Ею, о чем никому не говорил. И отдал жизнь за нашу церковь.

Его архиерейская ‘Волга’ попала в аварию. Традиционно подстроенная катастрофа: огромный КамАЗ выезжает на полосу и ‘Волга’ летит в канаву, да так расчетливо, что полетел митрополит Иоанн прямиком в Царство Божие в объятия Царицы Небесной, Матери нашей...

 

После его ухода – зловещий бойкот. Никто не решился написать о нем хоть несколько слов! Где рукоположенные им? Где епископ Данила, его сподручный? Иоанн советовался с ним по каждому вопросу. Простого деревенского мужика сделал епископом. Изменил Данила отцу, переметнулся в УПЦ к патриарху Филарету Денисенко. 

 

Мне не привелось слышать его проповеди, но отклики у людей были уникальные. Его гомилии трогали до глубины души, столь были сердечны, глубоки и высокопрофессиональны. Митрополит Иоанн умел затрагивать сокровенное. И души откликались, рыдали. Несли ему цветы, подарки. Готовы были носить его на руках. Обожали. Считали своим дорогим отцом. Полагали счастьем получить от него благословение. За глаза называли чудотворцем – многих исцелял благодатью соловецкого заключения и подвигом своей жизни.

 

С виду неприметный, обычный черноризный с белой митрой на главе и двумя дорогими панагиями на груди и – абсолютно уникальный, с нетрадиционными ходами. Одновременно ортодокс и бунтовщик. Первый серьезный диссидент внутри черноцерковной иерархии.

 

Митрополит Иоанн был в больших немощах. Сказывались две заработанных в заключении язвы, диабет.

Случайно встретился с нашим отцом в метро ‘Киевская’. Только сошел с поезда ‘Львов-Москва’ – и видит нашего отца! Потрясены были подобной провиденциальной встречей. Поинтересовался: ‘Как о.Иоанн? О чем говорит Царица Небесная? Удалось ли создать в России богородичное движение и Белую Церковь не иосифлянского-старческого толка?’

Побеседовали с четверть часа, и митрополит Иоанн, с глубокой тоскою глядя на отца, сказал ему: ‘Мне бы хоть одного такого, как вы – светильника!.. Ни одного верного. Предают. Сколько усилий и сердца вложил в них, а проку никакого’.

Глубоко вздохнул, заплакал и ушел. В длиннополом черном плаще. В правой – большой толстый портфель. Все его вещи.

Так и ушел в вечность. Больше не виделся с ним никто из наших...

 

Из книги Иоанна Богомила «Лепка миросозерцания. Дневники, том  7»