Иоанн Богомил

Заплатили мы за чистую совесть

кровушкой алой...

 

   Кого Богоматерь избирает, тому ставит особые печати бесстрашия перед мученичеством, открывая, какие за него последуют мироточивые помазания, мощевитые реликвии и слава тысячелетняя на небесах и на земле в чертогах брачных. И что там крест земной, время страстное, по сравнению с величественной картиной вечности, нарисованной Пречистой?

Певец небесной любви, миннит Григорий Талицкий

Богоматерь Скорбящая. Нар. худ. России А.А. Тутунов
Богоматерь Скорбящая. Нар. худ. России А.А. Тутунов

Нигде вы не найдете ни слова правды об истинных источниках противостояния петровой ветви и иоанновой. Иоаннова церковь несла духовное и таинственное предание (преемство печатей) от Иоанна Богослова и Андрея Первозванного. И чем ревностнее стирали какие-либо следы ее, тем несомненнее проступали преблагоуханные свитки, проявлялись и запечатлялись в тысячах сердец.

Сегодня они открываются как триумфальные арки входа в богочеловечество.

 

По мере умножения византийских гласов и ритуального благочиния умножалось и число тряпичных кляпов во рту. Узников мучили буквально здесь же, в подземелье каменного храма или монастырского подвала. А над пыточной камерой раздавались сладкозвучные октоихи...

XVII–XVIII века особенно славны инквизиторскими репрессиями и ‘октоихными пытками’.

 

      Расскажу о соловецком зэке петровского периода. 

Святой Григорий Талицкий, мученик от жандармско-фарисейской системы, был стопроцентным миннитом. О том, конечно, не говорят исторические хроники, но доподлинно известно помазаннику, чей взор читает по книге судеб.

 

Родился бог весть когда, никто не помнит и не знает. Учил о небесной любви, обличая ‘эпоху антихриста Петра’ (‘наступает конец мира’). Мысли свои излагал стихотворно и прозой в ‘тетрадках’, которые вольготно раздавал народу, не заботясь об их судьбе.

Писания Григория люди прятали под рубашку, чтобы сыщики не заметили, и украдкой почитывали как народную библию. Уж больно задевало людей учение о превосходящей любви, неизвестной миру!

От Талицкого пошла знаменитая ‘Хованщина’, известная нам больше по опере Мусоргского, чем по подцензурным историческим хроникам. Многим аристократам по душе пришлось его учение. Запирались на семь замков и читали, и открывали первые тайные общества в честь Богородицы нерукотворного образа, в честь теогамической Святой Руси, напрочь забытой с византийским пришествием.

 

Богоматерь в московском остроге

Византийская камарилья, вестимо, мстила как могла. Докладывали аж самому Петру: мол, против реформ твоих выступает. Некий церковный певчий по имени Федор Казанец донес на нашего героя – и Талицкого арестовали. При обыске у него нашли доски с текстами обращений к народу и ручные станки.

 

Уж как пытали его, не скажу. Да и сам он не скажет. Не говорят о таких вещах благородные люди...

Сама Богоматерь являлась ему в московском остроге между пытками, укрепляла, открывала свою Церковь. И слезы лились градом у святого Григория Мирофорного, как назвала его Царица небесная, когда прочитал вместе с нею аутентичные свитки истории. Показала ему Мати белая то, что спустя три века в человеческом исчислении видел Серафим Умиленный в мистической библиотеке Соловков...

 

Просто втайне казнить на сей раз не удалось: уж больно популярен был Григорий. Пришлось прибегнуть к помощи богослова, митрополита Стефана Яворского. Тот написал огромное ‘увещание’ со ссылками на ветхий и новый завет только для того, чтобы представить Талицкого круглым идиотом, безумцем, распутником, снабдив всеми положенными заморочками из инквизиторского набора: мол, поедают детей, голыми ходят, водят ночные хороводы вокруг бочки с дегтем…

Есть же дураки, которые верят в подобную чепуху!..

 

Талицкого приговорили к казни… копчением. И ладно бы оставили в покое мученика наедине с Богородицей. Продолжали допрашивать во время мученичества. А после казни четвертовали, чтобы другим неповадно было. С ним же казнили еще десятерых: Артамона Иванова, Савина, попа Луку, некоего Андрея...

 

‘Тетрадки’ Талицкого, осуждавшие ветхозаветного Элогима и церковь, к нему незаконным образом притулившуюся как ‘развратная девка’, сожгли и прах развеяли. Да что проку! Важно не сколько экземпляров книги напечатано и сколько читателей у нее. Запечатлится ли она в анналах вечности? Окажется ли для нее место в мистической библиотеке?

Если так, то в свой час миллионы прочтут ее на белом экране святого Грааля.

 

*

Я всего лишь о Григории Талицком. А сколько было других теогамитов на Руси – видимо-невидимо! Полицейские хроники оставили о них самую скудную память. Мол, возмущали народ против реформ Петра, не выдержали пыток, раскаялись, признали себя виновными (на допросе вынудили Григория назвать 17 сторонников, в том числе князя И.И.Хованского и тамбовского епископа Игнатия).

Непростимо в глазах фарисейской зондеркоманды учение о высокой любви, о чистых намерениях, об универсальной духовности, об архетипическом предназначении России!

 

Избивали нас жандармы и власти,

а ничего креста агнца слаще.

 * * *

Из книги Иоанна Богомила "Династия деспозинов на русском престоле"

заказать:  Мир Софии    Books.ru

 

Перейти в раздел АУТЕНТИЧНЫЕ ЛИКИ БОЖЕСТВ

       ОТКРОВЕНИЯ БОГИНИ ДЕВЫ МАТЕРИ

      БОГОМИЛЬСКИЕ СВЯТЫЕ