Блаженный ИОАНН БОГОМИЛ

Мой таинственный отец.

Родословная помазанника

Яков  Михайлович Береславский с сыном Вениамином (Иоанном Богомилом)
Яков Михайлович Береславский с сыном Вениамином (Иоанном Богомилом)

Мой отец Яков Михайлович Береславский...

Стопроцентный боном, никому не причинивший зла. Изумительно доброжелателен, заботлив, участлив. Если видел зло, молча страдал.

При этом – главный геолог министерства, инженер, один из главных строителей транспортных магистралей России, талантливый изобретатель, на счету которого больше двухсот патентов… Уже в 26 лет был директором кирпичного завода, в 30 – начальником треста и заместителем начальника главка, под началом которого 200 предприятий.

 

Не встречал я в своей жизни более светлого коммуниста. Коммунизм его был особым, христоверческим. Папочка свято и чисто верил в светлое будущее, которое однажды настанет на земле. Люди примут друг друга в братские объятия, и наступит мессианистическое царство. Не допускал тени сомнения. 

По доносу соседа ради комнаты в коммуналке отца посадили в Бутырку.

 

Юродство

Во время лютейших пыток в Бутырской тюрьме его заставляли неделями лежать не вставая, стоять неподвижно. В плошку с супом плевали, мочились, сморкались и издевательски спрашивали: ‘Ну как, вкусно?’ Папочка отвечал, как его учил Серафим Умиленный, оказавшийся сокамерником по бутырскому пересыльному этапу:

‘Ничего вкуснее не ел. Благодарю вас!’ После того как неделю запрещали вставать, говорил: ‘Наконец-то выспался, я ведь страдал бессонницей’.

После пытки стоянием: ‘Прекрасно! Я, видите ли, чиновник, сидел всю жизнь и нажил себе геморрой. А тут исцелился’…

 

Ветвь деспозинов

В камере набито человек тридцать, каждый день состав меняется. Пытки, духота, отвратительное зловоние параши, от которого иные падают в обморок…

Серафим Соловецкий (Умиленный) – таинственнейшая личность XX века. Великий князь Михаил Александрович Романов, младший брат императора Николая II, чудесно спасшийся при расстреле в 1918 году. Укрылся от большевиков в Белогорском монастыре на южном Урале, где был наставлен тремя великими белыми старцами и получил благословение на особый крест: 39 лет заключения на Соловках. В невыносимых скорбях Михаил-Серафим прошел уникальный путь преображения, став одним из великих христов Второй Голгофы, отцом и пастырем миллионов зэков Гулага.

 

Внезапно Серафим видит луч Всевышнего над одним из зэков. По прямому откровению свыше подходит к нему.

– Как тебя зовут?

– Яков, – отвечает тот.

– Расскажи о себе.

Он первым подошел к моему отцу и назвал его… б р а т о м!

 

Мой отец осторожничает. Тогда первым начинает говорить Серафим. Стал читать по Книге жизни…

Серафим открыл ему свою тайну: он последний царь рода Романовых, Михаил, принявший монашество в Белогорском монастыре под именем Серафим Поздеев.

Никому из чад своих не открывался ни тогда, ни после. Скрывал тайну. А отцу моему доверился.  

Серафим Соловецкий (Михаил II Романов). Нар.худ. Тутунов А.А.
Серафим Соловецкий (Михаил II Романов). Нар.худ. Тутунов А.А.

 Рассказал моему папочке  его солнечную родословную ветви деспозинов. И тогда мой папочка впервые преосенился и понял, что в Бутырской тюрьме встретил своего брата-деспозина. 

Папа был потрясен его рассказом. Ведь его прадед Якоб был королевской крови, как и Серафим Умиленный. В Бутырской тюрьме он увидел свое происхождение от европейских  тамплиеров, от Жака де Моле через Якоба Гардвига…

(см. статью "Скандинавский пантеон рыцарей Святой Чаши")

 

Пророчество 

Серафим:

"Не отчаивайся, Яков! Мы благородные рыцари. Такие в тюрьмах не умирают, смерть нас не берет. Победи-им!  Мы приходим в мир пострадать, чтобы принести людям свободу, равенство, братство и счастье. 

Яков, чудо произойдет великое. Переживешь Гулаг, выйдешь из заключения и родишь сына – избранника. Будет твоим наследником по плоти, а моим по духу. Духовное имя ему будет Иоанн.

Мы с тобой, Яков, одного рода, одной династии наследников Христа".

 

Трогательнейшая сцена братских объятий моего духовного отца Серафима Соловецкого Умиленного, мощевого белого старца гиперборейского, и моего физического отца Якова. Узнают друг в друге родственников, становятся побратимами.

 

Роль Серафима в судьбе моего отца была велика. Серафим его очень полюбил, постоянно поминал в молитвах. По сути вымолил моего папочку, которого в 1939 г. чудодейственно отпустили после трех месяцев пыток. Мой отец знал об этом и благодарил своего спасителя.

 

Отец помнил своего рода заповедь, данную ему Серафимом Умиленным, зэком царской крови на пересыльном этапе. С тех пор папа трепетал в ожидании исполнения пророчества. Свято верил в предстоящую мне миссию, да не знал, каким образом состоится она.

Серафим открыл канал, по которому моя душа сошла на землю. Потому так свято чту я свою зэковскую родословную.

Моим святым детством я обязан чистоте моего отца.

 

 Из книги блаженного Иоанна «Мой таинственный отец»

 

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"  Обратная связь

Перейти в разделы: 

Откровения Богини Девы Матери         Богомильские святые

Аутентичные лики божеств                    Соловецкая сокровищница

Поэзия Грааля                                        Музыкальное исполнение   

Книги Иоанна Богомила                         Страница «ГИПЕРБОРЕЯ»