Матушка Ева, последняя из почаевских стариц

м.Ева Почаевская
м.Ева Почаевская

Блаженный Иоанн Богомил

 

Расскажу о последней великой почаевской старице, юродивой Еве. Третья в че­реде богомильских почаевских белиц, уче­ниц старца Иосифа (Амфилохия): Евфросиньюшка Мироточивая, Мария Орловская и Ева из Вязьмы.

Новой Евой в православной традиции называли Божию Матерь. Вот и Ева почаевская (имя духовное получила от стар­ца) – новая, прозревает новое человече­ство.

 

Родилась в 1931 году в старинной Вязь­ме. Сказочный живописный городок. Бе­локаменный, с чередой уютных резьбой украшенных изб, храмов, древних памят­ников, музеев. В воздухах пахнет русской стариной. Проходишь мимо и читаешь та­инственные знаки бытия, следы некогда свершавшегося здесь.

С двадцати лет – веденка. Видит блудные отношения: парень с девкой целуются прилюдно... То, что другим на зависть, у Евы вызывает омерзение, отторжение. Иного посвящения ищет – духовного. Находит его в монашеских печатях, странствуя по монастырям, тогда, в общем-то, полулегальным (можно было подвергнуться аресту за один интерес к церкви).

 

В 1951 году в двадцатилетием возрасте Еве является Божия Матерь ‘Страстная’. Один из самых прекрасных образов, полный неизреченной любви, очень редкий и редко комментируемый.

‘Страстная’ посвящает в страстное! – что вне учения традиционной церкви. Ева подчеркивает красоту образа и комментирует так: ‘Как скорби преображают даже Божию Матерь! Пречистая становится еще прекрасней’.

Искала по России и Украине иконку Страстной Божией Матери и счастлива была, когда нашла. Прекрасна Владимирская, Фатимская... а Страстная прекрасней всех!

Неземная красота Царицы Небесной западает в сердце страстной Евы и запечатляется в нем навсегда.

 

В двадцать лет Ева покидает Вязьму и едет на кавказский Новый Афон, о котором идет слава как о филиале греческого. В пещерах подвизаются старцы, беглецы от мира.

На Афоне ее встречает веденец – духовный ясновидец. Ослепительно сияет его неземной лик. Спрашивает: ‘А ты что здесь делаешь? ’

‘Ищу старца. Наставил бы меня премудрости да совершенной святости. А вы кто? ’ – спрашивает наивно. И слышит в ответ: ‘Я был на небе и в корзине спустился с неба наставить тебя! ’

Ева оторопела, а старец продолжает:

‘Дитя мое, твое место не здесь. Поезжай-ка на Украину. Там обретешь то, что ищешь! ’

И старец внезапно исчез, растворился, испарился.

Ева принимает явление как знамение свыше. Покупает билеты в Киев и на следующий день оказывается в Киево-Печерской лавре.

 

Слова ясновидца оправдываются. В лавре ее встречает старец Варлаам – соловецкий сиделец, первый наставник м. Евы. Десять лет на Соловках! Соловецкие печати от той самой Божией Матери Страстной.

При встрече сказал: ‘Детка, ты нашего духа’.

Варлаам наставлял Еву пять лет, пока не ушел из мира. По уходе старца, выполняя его последний завет, Ева едет в Почаев, где и знакомится с другим старцем – Иосифом (в схиме Амфилохием).

В то время Амфилохия выпускают из почаевской психушки после нескольких лет заключения. Амфилохий подвизается в двадцати километрах от Лавры в скиту, и вокруг него семь учениц со святым духом. Две нам известны: матушка Евфросиния и Мария Орловская. Третья – Ева.

Возникает вопрос: за счет чего жить? Денег нет. Лавра отказывается кормить с черного хода странницу... Матерь Божия является ей: ‘Не работай, а молись! ’

Самый высокий труд – молитвенный: вымаливать грехи!

 

Так и живет одной молитвой. Разумеется, терпит нарекания окружающих: ‘Лентяйка, паразитка. Если не монахиня – работай! ’ А как работать? В храме? Бабки метут пол, а пыль летит на Божию Матерь, всасывается в иконы... ‘Что вы делаете?! Не буду я пыль на Божию Матерь наводить! ’

Юродствует. Идет в лес, ест дикие яблоки, собирает орехи, молится, как Евфросиньюшка, на кладбище при огарочке свечи вместо фонарика...

После службы люди расходятся, а Ева остается, и никто не смеет к ней приблизиться: вокруг нее столп света! Старица беседует с Божией Матерью во всетрепетнейшем восторге!

‘Матерь Божия входит в меня, – говорит Ева. – Я одна в храме. Оглянусь – у входа Ефросинья кладет поклончики, а я в центре собора беседую с Царицей Небесной’.

Гонения? Не хочет о них говорить. Вскользь упоминает, как ее травили на Святой горке собаками (десятки овчарок кидались на нее), как обзывали американским агентом...

м.Ева Почаевская, духовное чадо старца Амфилохия
м.Ева Почаевская, духовное чадо старца Амфилохия

Старец Амфилохий – великий целитель – подарил матушке особую целительную мазь, которую составил по откровению Царицы Небесной. Передал не только мазь, но и секрет ее изготовления: масла с лампад, смола со Святой горки, пчелиный воск, папоротник, чистотел, другие травы...

Мазь Амфилохия и рецепт ее матушка Ева подарила нашим отцам.

 

 В девство постриг матушку Еву старец Прокопий Почаевский, третий в череде ее наставников.

Старец Прокопий был из староверов – богомил. Десять лет отбыл на Соловках. Дивной красоты лик, тихая речь и огромное сердце. На глазах всегда слезы умиленные...

 

О многих старцах рассказывала Ева. Интересен рассказ о Симеоне Псковском. Древний старец, ему уже за девяносто.

Матушка посетила Псково-Печерскую лавру. Остановилась после богослужения, смотрит на благочестивый ход монахов и думает: как бы и ей заделаться монашкой?

Вдруг из толпы вышел старец в черной рясе. Подошел и резко дунул прямо в лицо! Говорит: ‘Я с тебя сдунул темные мысли’.

В тот же миг, по словам старицы, отступило все зло, мучившее ее! Сдуло и похоть, и мысли о мирской жизни, карьере, супружестве, семье... Так дух святой веет!

Дай-то Бог каждому из нас сподобиться такого старца Симеона, чтобы вышел из монашеского шествия и дунул, отгоняя химеры мира сего...

 

Ева не отходит от Симеона. Тот учит: ‘Не выходи замуж и не иди в монастырь’ – подвизайся в миру в чистоте.

Таково общее старческое наставление. Но поверьте, двадцатипятилетней или тридцатилетней девушке выслушать его непросто! Ева обомлела: как так? В ортодоксальной традиции известно лишь два пути: либо замуж, либо в монастырь... А дух святой просвещает особым образом: и не замуж и не в монастырь. Святость в миру.

Ева спрашивает: ‘Батюшка, а как жить-то в миру, чтобы не искуситься, ведь столько соблазнов?’ Старец в ответ:

 Живи между небом и землей. В монастыре будет как в миру, а в миру как в аду.

 

Старческий скит матушки Евы

Общее у Евы с Евфросиньюшкой: чуждость иосифлянскому монашеству.

Евфросиния в женском монастыре не задержалась больше недели. ‘Не смогла – ведьмы одни!’ Ева в Кременецком монастыре пробыла один день (!). Не потому, что там что-то не так. Просто... на следующий день обитель закрыли!

Подошла к Еве местная юродивая: ‘Давай пошьем одеяла и будем жить вместе на Святой горке’. Так и сделали...

 

С тех пор не расстаются с горкой почаевской. Маленький скит под соломенной крышей. Ева лежит на кровати, а на соседней – юродивая старица: головой качает молчит. Рядом, в той же комнатке, две козы, семь кошек и две собаки. Одна собачка под бочком у матушки – греется под ее одеялом.

Здесь же в полутора метрах алтарь молитвенный. Никакого электричества – только натуральные восковые свечи. (В проводах, по убеждению старцев, скрываются бесы.)

 

Матушка говорит: ‘Животные понимают духовный язык лучше людей. Молитву, проповедь слушают – внемлют, понимают и усваивают! И по глазам их вижу, что благословляют и благодарят’.

Лежит, беседует с отцами и гладит собачку. И вид умиленный и радостный у обоих.

Принесли отцы ей продукты. Содрала штрих-код (от дьявола), пригласила разделить трапезу. После трапезы, перед прощанием, отцы попросили благословения. Сказала так:

 

‘Благословляю вас от лица великой Церкви-мученицы, всех старцев и подвижников ее. Мир вам с Пресвятою Девой Богородицей. Да хранит Божия Матерь всех подвизающихся с вами!’ И слезы текут, слезы старческие...

 

...Сама матушка осенена утешительной благодатью. Какой консоламентум от нее исходит! Ее обожающей и обоживающей благодатью десятки исцелялись от смертельных болезней!

 

 

 

Книга Блаженного Иоанна Богомила «Духостяжание в богомильстве»

Вернуться в раздел СТАТЬИ