Блаженный Иоанн Богомил

 

Парфянский пророк Мар-Мани.

Происхождение, духовность и путь подобрения


  Историческая справка

Исторически Мани принадлежит к династии Аршакидов, наследующих особую любовь ко Христу и Божией Матери.Аршакиды сменили селевкидов, создавших синтетическую модель из вульгаризированного зороастризма и греко-римской культуры с ее гражданским полисом, развратом и имперскими завоевательными амбициями./Селевкиды – династия, основанная одним из соратников Александра Македонского и претендовавшая на владычество в землях Западной Азии. Сасаниды – династия, правившая в 226-651 гг. в Парфии и Иране - ред./

 

В противостоянии офарисеившимся зороастризму и иудеохристианству Аршакидам удалось продержаться больше пятисот лет: их спасал девственный архетип Парфии. Несмотря на численное превосходство Селевкидов, им не удавалось оболгать благородных рыцарей Миннэ. Парфяне на своих городских собраниях отдавали голоса Аршакидам.

Против Аршакидов выступили Сасаниды, опирающиеся на религиозных жрецов с их правилами и ритуалами. Маздаистская династия превзошла Селевкидов в ненависти к добрым людям и ввела в Парфии элогимский культ. Именно маздаисты, вульгаризаторы Авесты и перевиратели оригинального Заратустры, поймали в ловушку и казнили Мар-Мани самой чудовищною казнью.

Сасанидов раздражала мирность доброй династии, их неприятие войны и армии. Они вытесняли Аршакидов, называя их слабаками, ‘добренькими кроликами’, трусами.

‘Аршакиды, – проповедовали адепты элогима на площадях, – отступили от оригинального писания. Они клевещут на Зороастра! Стране нужна сильная рука, иначе не пройдет и четверти века, как мы будем завоеваны и превратимся в рабов’...

Так добрые люди определяются в первые враги государства.

------------------------------------------------

Парфянский пророк Мар-Мани
Парфянский пророк Мар-Мани

  Династия Аршакидов

 

Явление вестника Всевышнего Патику

Несколько слов о Патике, отце парфянского пророка.

К тому времени как супружеская чета пожелала завести потомство, Патику и его жене Мариам почти одновременно явился вестник нашего Всевышнего. Наследному парфянскому князю возвещено о таинственном помазаннике, отцом которого он станет в случае принятия обета вечного девства.

‘Посмотри, сын мой, сколько кругом крови и невинных жертв, лжи и зла! Девство спасет мир. Твой сын станет величайшим из спасителей человечества. Придет час, когда его солнечная слава прогремит по всей земле и в тысячах миров’.

Обет девства необходим для спасения человечества! Патик с Мариам дают согласие, и вскоре непорочно рождается их девственный потомок.

 

Маленький спаситель мира и богомильские старцы

Детство Мани, как и детство Мухаммеда, проходит в окружении богомилов и иудейских ‘голубей’. Патик часто берет мальчика на собрания мудрецов, где те мирно обсуждают возвышенные темы о Боге, о добре и зле, о супротивном, спасении, практическом пути...

Шестилетний Мани поражает старцев своими пророчествами. Мальчик отверзает уста, и седовласые старцы, достигшие едва ли не столетнего возраста, не могут отвести от него глаз.

– Он говорит об Отце (так он называет нашего бога), как если бы видел его воочию и знал лично! Дитя не может обладать подобной премудростью! Из каких источников он черпает? Явно не из книжных. Этот малец знает о боге больше чем мы все, ученые мужи, наизусть цитирующие священные писания и предания отцов!

Не удивительное ли чудо? Не плод ли он наших многолетних молитв? Не воплотился ли в нем сам бог, имя которого мы непрестанно призываем? Он точно звезда, упавшая с неба! – рассуждают между собой добрые старцы.

Мани в свою очередь восхищается универсальным языком богомилов и высотой их духовности.

 

Патик продолжает увлекать мальчика на собрания, и обнаруживаются другие его чудотворные дары. В семь лет Мар-Мани говорит на незнакомых языках. Он отвечает на самые сложные казуистические вопросы, разрешает спорные проблемы, в поисках ответа на которые теряются самые мудрые старцы богомильского синклита…

Премудрые старцы буквально влюбляются в отрока: ‘Он нас умилил, окрылил, обожил! В его присутствии мы становимся светлее’. Его именуют божественным отроком и маленьким спасителем мира.

Кто-то из старцев исцелился от головной боли, кто-то от неизлечимой болезни… А семи-летний сын Патика и Мариам с великой любо-вью смотрит на стариков и поклоняется им как своим учителям и наставникам, видя в них воплощенное божество небесной любви.

Память о Мани-отроке старцы сохранят в своих трактатах. Она будет передаваться из уст в уста и спустя многие века распространится по всему миру.

 

Первая обитель

Подобно Иосифу Обручнику Патик особо избран. Отец мальчика, считающий основной обязанностью служить своему маленькому христу, получает огромное укрепление в девственном подвиге.

Он сподобляется нескольких откровений от Премудрости. Первое из них – о девстве. Второе – о величии его сына Мани, царя царей, христа христов, спасителя мира.

– Твой сын примет мученичество из любви.

– Нет, нет, нет, – плачет Патик во время откровения. – Я вместо него!

 Чувствительное открытое сердце доброго отца не может согласиться с таким поруганием:

– Я не вынесу страданий столь прекрасного существа! О злой мир, обрекающий светильников на муки и пустынное одиночество, прославляющий злодеев и предающий злой смерти помазанников!..

– Не страдай так. Твой сын будет счастлив, и Отец прославит его. Не теряй духовной радости! – завершает ангел одно из первых откровений.

Патик становится одним из первых учеников собственного сына. Он ревнует о девстве и о совершенной чистоте. Вслед за отцом и матерью обет девства приносят многие последователи Мани, и его первая обитель сияет вы-сотой девственных печатей.

 

Прообраз всечеловеческого Храма

В возрасте 12 лет Мани начинает открываться Премудрость. Он напрямую видит вышнюю Софию, и она посвящает его в общечеловеческую трагедию, связанную с падением низшей Софии и рождением Ялдаваофа.

‘Разногласия между различными религиями, – говорит Мани его небесная наставница, – вызваны уклонением их последователей от истины, которая в любви и доброте. Я лично поведу тебя и поставлю особые печати помазания. Ты восстановишь оригинальный дух Христа, Будды, Зороастра и сочетаешь их учеников, устремив их к престолу миннэ.

Ты приведешь народы к единению, и между религиозными сообществами настанет мир. Храм старцев и священников разных религий станет прообразом Храма мира, а тот в свою очередь – прообразом Храма всечеловеческого’.

Если седовласых парфянских мудрецов приводил в изумление шестилетний мальчик, то что говорить о зрелом Мар-Мани? Люди влюблялись в него мгновенно. Их умы и сердца просветлялись настолько, что все чувствовали друг друга братьями.

‘Отец наш, – говорил им Мани, сажая за общий стол, – хочет видеть всех братьями, сидящими с ним мирно за общей сладостною трапезой’.

Уже в земные дни ему удалось подружить буддистских монахов с зороастрийскими дев-ственниками. Христианские богомилы были от него без ума, следуя каждому его слову.

 

В VIII веке учение Мар-Мани доходит до Уйгурского сибирского царства на землях Скифии и до Кордовского халифата на юге Иберии. Обращается Северная Африка и азиатские народы…

Повсюду, где проповедовалось его учение, народы забывали про разногласия и войны. В людях пробуждались добрые начала, они искали мира и сочетания друг с другом.

Таково было вселенское воздействие личности Мани.

Общины миннитов (именно так, а не манихеями именовали себя его ученики) сохранились до XVI века. Божественный учитель не уставал являться, просвещать и наставлять их по своем парутическом пришествии.

‘В земные дни я написал каких-то 15 трактатов. Жалкие крохи… Еще 15 тысяч трактатов надиктую в дальнейшем!’ – с доброй улыбкой говорил божественный светильник своим ученикам где-то в сибирских глухих лесах.

 

‘Наш Отец несказанно добр’

Излюбленная тема проповеди Мани – о добром Отце.

‘Христос послал меня, – говорит пророк, – напомнить миру, что человечество опять забыло Отца. Христиане не знают Отца, о котором учил их наставник. Они лжеученики, новые иудеи, раввины перелопатившиеся в апостолов помазанника.

Обратитесь к нашему Отцу, поверьте в Отца! Увидьте его воочию, войдите с ним в диалог – и обретете неслыханное сокровище! Наш Отец несказанно добр и уделяет из своих кладовых даром.

Если бы вы познали Отца, то больше ни в чем бы не нуждались. Отец наш – добрый пастырь, пасет овец своих и водит на лучшие луга. Отец позаботится о вас и подаст все необходимое для жизни – кров, пищу, ближних и достаток. Положитесь на его попечение и станьте добрыми учениками доброго учителя.

Сколько бы книжные мужи, склонные к конформизму и предательству истины, ни городили законов и вероучений – в них никакого проку. Злые лишают веры людей, потенциально добрых. Несите добро в мир. Мир добром спасется, а от зла погибнет’.

 

Так проповедовал Мар-Мани в земные дни.

Спустя несколько веков его проповедь почти дословно повторит Мухаммед, – благо же оба находятся под сильнейшим впечатлением от богомилов, пришедших из скифского севера, Гипербореи.

 

 

Из книги блаженного Иоанна «Мар-Мани мироточивый»

 

-------------------------------------------------------

100-километровый туннель света

Через 100-километровое облако света

вход в цивилизацию дев и поэтов.

Через 100-километровый туннель Лайтенстоуна

связь с Богоцивилизацией установлена,

через общение со старцем и старицей белыми,

богородицами, христами, белберами

с Большой Медведицы – двигателями оси надмирной

в сторону подобрения и орфеевой лиры.

Через стяжание неотмирских печатей

преподносится путеводительный покров Божией Матери,

через огонь метанойи, зло поглощающий,

от кайфовых иллюзий внутреннего очищающий.

 

Рыцарское кредо

Премилосердная Богиня Мати-Дева,

в гиперборейские прими превечные уделы.

Удали от грехоцентрического химеризма

потенциального верующего атеиста.

Круглосуточных сироточек прими, в них вчитываясь,

будь то анонимный зэк, знаменитость…

Как ты Добрая станут в упреждение непорочности,

унаследуют благородные печати и почести.

Ах, как хомосапиенсу вразнос захотелось

в объятия твои и Отца Мирротеоса!

Поэзия блаженного Иоанна Богомила

 

-------------------------------------------------

 

 

вернуться в раздел СТАТЬИ