ИОАНН

БОГОМИЛ 

«Как можно надеяться, что на земле воцарится мир и процветание, если ваши тела являются могилами, в которых погребены убитые животные?»

"Думай хорошо и мысли созреют в добрые поступки". 

"Главная причина дурного устройства жизни – ложная вера".

«Я убедился, что учение церкви есть теоретически коварная и вредная ложь. Практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения». 

«Милому внуку Ване. Когда твой папа был маленький, он на бумажке написал себе, что надо быть добрым. Напиши это себе в сердце и всегда будь добрым и тебе всегда хорошо будет. Дедушка Лев».

"Книга Жизни" Льва Николаевича

       

Гениальный труд последних лет жизни Льва Николаевича Толстого – ‘КРУГ ЧТЕНИЯ’Шедевр, достойный суммировать его великие фолианты. Соборное евангелие от Льва Толстого.

Сам автор в тени, хотя много его собственных притч и пересказов евангельских, суфийских. Кто только не фигурирует в книге: Мэлори и Лабрюйер, Ларошфуко и Виктор Гюго, Сократ, Эпиктет, Федор Страхов, Николай Федоров, Лао-цзы.

 

Внешне Лев Николаевич собрал мудрость всех народов. Вышло – написал Книгу жизни. У нее один автор и множество глав, каждая из которых представляет определенный культурологический эгрегор. Если бы Толстой ознакомился с потерянными трудами Моцарта и Гайдна, наверняка и эти два интеллектуальных (а не только духовных) гения были бы процитированы на страницах ‘Круга чтения’. 

 

ОТ ВЕКА ПИШЕТСЯ ОДНА ВЕЛИКАЯ КНИГА. Ее парадигмы и архетипы четко определены. Ими руководствуется Высшая Премудрость: любовь к человеку, нескончаемая доброта, море милосердия и всепрощения, гармония всего живого, красота творения Божиего и конечная радость, несмотря на многие падения, тяжелые брани и временные поражения... Что ж, ПАЛ ТОЛЬКО ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ НЕ ПАДАТЬ. Поднялся рыцарь и снова в бой.  

Гениальный интеллект Толстого сумел выйти за рамки условностей и проник в сферу абсолюта. Заглянул в одну из зал Замка Премудрости, куда мало кто вхож, единицы из единиц. Бетховен вошел в залу Зашкаливающего Милосердия. Толстой – В БЕЛУЮ ЗАЛУ УНИВЕРСАЛЬНОГО ПИСЬМА. 

 

Лев Николаевич – небесный тьютор ( Tutor, англ. – наставник). Бог Отец, собственной рукой пишущий историю человеческой мысли (и вслед за ней земную историю как претворение мысли Божества). Ему удалось вынести за рамки наносное, историческое. Пронзительный ум увидел институциональные ложь и искажения, и Толстой обошелся без них. Феноменально образованный, читает трактаты в оригинале. Где надо, подправляет, писательским чутьем чувствуя малейшую фальшивую интонацию.

 

‘Круг чтения’ – достойное завершение духовного и творческого пути. Начал ‘Войной и миром’, а закончил авторской Книгой Жизни. Восхитился к небывалому свету Премудрости и вошел в залу Солнечного Универсума. Пренебрег временным и преходящим. Один из первых отверг то, что уводит от Храма мира – предтеча, иоанн креститель Храма мира! Отверг чудеса как гипноз, наведенный на толпу (в чем прав лишь отчасти), и подвел культурологический итог 84-й цивилизации.

 

Лев Николаевич подозрительно относился к учению толстовцев, вроде бы своих последователей. САМ ТОЛСТОЙ – НИКАКОЙ НЕ ТОЛСТОВЕЦ, А ПРОВОЗВЕСТНИК НОВОЙ ДУХОВНОСТИ. Видел ее намеками. Выполнял свою миссию – пробраться сквозь тысячелетнюю рутину лжи. Вел брань с обер-прокурорами Священного Синода да с государственными чиновниками. Страдал за каждого посаженного по причине отказа от военной службы.

 

Какое мужество надо иметь (подобно беспаспортникам XX века), чтобы напрямую отказаться от убийства неповинных людей. С какой решительностью Лев отстаивал отмену смертной казни! Гениальным писательским чутьем чувствовал, что переживает каждый из обреченных. Какая смертельная тоска, какое отчаяние находит на человека. Какой душевной пытке его подвергают, помимо пыток физических.

 

В чем чудо ‘Смерти Ивана Ильича’? Лев смотрит в самое существо, изнутри видит, читает внутренняя человека. Тем самым гениальным даром, каким живописует литературные шедевры, подходит к проблеме человека в целом – и становится заступником за род человеческий.

Запрещая злодейские убийства, смертные казни, тяготеет к тем, кто врачует слабости человеческие добротою.

 

Отчего человек становится преступником, убийцей, вором? Недополучил любви. Что ж, придется пролить на него необходимую меру, чтобы уврачевать раны.

Вроде бы простая философия, но как труднодоступна современному юридическому миропорядку с его конституциями, пенитенциарными заведениями (тюрьмами, СИЗО) и бреднями типа толпоэлитаризма и трансгуманизма...

Помилуйте, не нужен трансгуманизм! НУЖЕН БОЖЕСТВЕННЫЙ ГУМАНИЗМ. Достаточно ограничиться одним: видеть в добром человеке доброго бога. Поверьте, больше ничего не нужно. Сам подобреешь миллионкрат, и окружающие подобреют. Дикие звери будут ластиться у твоих ног, глядя на тебя с абсолютным восторгом, готовые разорвать врага по первому гласу. Но ты не позволишь. Ты знаешь только один язык – любви.

*

Как нельзя отделять музыку Моцарта от его духовности, нельзя отделять творчество Толстого от его идеологии.

Лев Николаевич не просто запрещает войну и кровопролития – запрещает проклятые институты власти. Понимает: ИСТОЧНИК ВОЙНЫ – ЦЕРКОВЬ И МАФИЯ.

Стоило бы прислушаться к писателю. Вместо этого говорят: гениальный писатель, но... еретик, враг народа и враг церкви.

 

Как он смеет выступать против военной службы? Великий рыцарь. Не только пишет статьи – свидетельствует своей жизнью. Читал его подробную автобиографию. Вначале благородный офицер, граф. Шел на войну с высокими идеалами. Но когда увидел, что представляет собой война в реальности – повторил то, что сегодня говорят прошедшие войну офицеры: бойня с убийством невинных жертв, за которой стоят банковские злодеи. Лишь лицемеры и трусы описывают войну как подвиг во имя.

*

Православные акцентированы на брани с бесами. Но духи злобы подступают по одной причине: сидят в тебе, потому что сам не очистился от злобы.

Смотрю на лик моего друга патриарха даосизма доктора Ванна. Никакой брани. Очищен от зла. Лик сияет добротой.

*

В притче Христа о злых виноградарях – хозяин придет и предаст их злой смерти. Ложь! Нет ‘злой смерти’ в греческом оригинале. 

Бог никого не предает злой смерти, но внутренние демоны, которые мучают и убивают других, направляются милостью Божией против самого мучителя и убийцы. И когда в него впиваются духи, которыми терзал ближних, тот сходит с ума, понимая, какое зло чинил.

Пока ты инквизитор – равнодушно смотришь, как пытают, женщину или мужчину. Но когда одержавшие тебя бесы обратятся против тебя же и станут терзать на старости лет (будь то болезни или пытки), поймешь, кто ты такой. Вот что означает ‘умрешь злой смертью’.

 

Катары сказали: ‘КЛЮЧ К СВЯТОСТИ – ДОБРОТА. Демоны не приступят, если в вас не будет зла. Аскетика, сколько бы вы ни боролись с демонами, бесполезна, если не освободитесь от злого начала. Не от греховного только от злого. И брань пройдет. И станете совершенными святыми’.

 

Из книги Иоанна Богомила «Лепка миросозерцания. Дневники, том 7»

 


 

  Иоанн Богомил

 

Старец Лев Толстой – русский Будда и Кришна.

Ничего о нем толком не слышно.

    Писательство – к духовным трудам интродукция.

    Потеряли мы своего Лао-Цзы и Конфуция!

Христа открыл вне православного иудаизма.

И поныне рукописи Толстого нерукописны.

    Десница божия им водила в разум Всевышнего, 

    Духа Всеблагого в Льве Николаевиче запечатлевшего. 

 


 

 

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"  Обратная связь 

 

Перейти в разделы: 

Откровения Богини Девы Матери         Богомильские святые

Аутентичные лики божеств                    Соловецкая сокровищница

Поэзия Грааля                                        Музыкальное исполнение      

Книги Иоанна Богомила                         Страница «ГИПЕРБОРЕЯ»