Блаженный Иоанн Богомил

 

Карфаген. Полубоги-полулюди

      В Карфагене, согласно древнейшим катарским преданиям, жили полубоги-полулюди: популяция, ныне исчезнувшая с лица земли.

Карфагенские теологи были первыми апологетами и учителями монофизитства (от греч. mono – ‘одна’ и physis – ‘природа’), но не того, которое известно по иудеохристианским обличительным трактатам, а изначального – теоантропогамического.

Божество и человек сочетаются нераздельно, образуя единую таинственную природу, общую для обоих. В теогамическом браке божество дарит человеку свою божественность, а человек страстным опытом обогащает природу божества. Идя навстречу друг другу, они образуют единую теоантропоидную монаду богочеловека.

Богиня Дева-Мать. Одна из постасей в Универсуме
Богиня Дева-Мать. Одна из постасей в Универсуме

Легчайшее пресуществление в высокие миры

Отличительной чертой Карфагена был легчайший переход в пятое измерение и другие высокие миры. Богочеловеки легко пресуществлялись в своих ближних, друг в друга. Пресуществляясь, совершали таинство непорочного зачатия.

 Вочеловечивание божеств и обожение человеков было единым, круговертным, циклическим процессом. С небес сходили помазанные души, которые по прохождении земного пути пресуществлялись в небесные сферы. Не было одноизвилинной одномерности типа ‘одна жизнь, один бог, одна церковь, одна религия’…

Были открыты тайны множества миров и собор божеств, полигамичность. Открывались белые лестницы, по которым восходили и нисходили божества.

 

116 добрых божеств

Собор божеств означал множественное измерение бытия. Карфагенский пантеон насчитывал 116 добрых божеств (56 мужских и 60 женских), одно другого добрее и любвеобильнее. 116 престолов с разнообразием ликов и учений! Все они образовывали соборное единство. Каждое божество особым образом дарило свой свет и любовь, покровительствуя кто ремеслам, кто искусству, кто медицине, кто премудрости, кто науке... Каждое умножало в себе человека. Великолепно!

Мир среди божеств – мир среди людей. Карфаген мог бы обойтись и одним богом, но это было бы искусственное ограничение. Синклит добрых божеств – залог того, что на земле возникнет такой же добрый человеческий пантеон, добрый совет, доброе общество.

 

Обожание Миннэ

Карфагеняне видели существенную разницу между богом и божеством. Боги удалены от земли, их престолы пребывают в иных пакибытийных мирах. Божества же, наоборот, близки людям, сочетаются, претворяются в них.

Богов в Карфагене почитали, а божеств обожали.

 

Тайнит считалась не богиней, а именно божеством, Матерью-Миннэ. Таинница тайн нашего Всевышнего была всеобщей любимицей, залогом жизни. Какое чудо: она порождает божеств и людей, питает их нетленным молоком! Какая радость: вочеловечивает божеств и обоживает людей! То и другое происходит добровольно и составляет неслыханное блаженство.

 

 Город вочеловечившихся божеств и обоженных людей

Карфаген – город вочеловечившихся божеств и обоженных людей, город дев и поэтов. Его жителей называли альбаси´рами или бальтаса´рами – имена белых корабелов. Девы и барды ходили в солнечных телах. Музыка звучала круглосуточно, на улицах не прекращались хороводы и танцы, сияли ласковые улыбки. Вдохновленные свыше песни были только о небесной любви Тайнит-Миннэ, которую воспевали как источник жизни для всей вселенной.

Изумительно добрые животные Карфагена понимали язык людей. Птицы чирикали на своем наречии, а люди знали язык птиц(**). Сами карфагеняне объяснялись больше без слов, духовно, поскольку были просвечивающе-транспаративны, читали в сердце друг друга. Мысль тотчас отображалась во внутреннем замке, и звуковая речь оказывалась излишней.

 

Как высоки и прекрасны были искусства! Какова архитектоника самого человека! Какими высочайшими знаниями обладала эта цивилизация! Современному городу нужно эволюционировать миллион лет, чтобы достичь ступени священного божеграда, финикийского Новгорода.

 

Восемь столпов межгалактического универсума

Совершенная духовность Карфагена была основана на восьми столпах премудрости, принесенных белыми корабелами из добрых цивилизаций. Земля вступила в брачночертожное сочетанное общение с миллиардами добрых миров, усваивая межгалактический универсум. Люди становились воистину земными небожителями.

 Духовный универсум предполагает неразрывный синтез премудрости (1), доброты (2) и любви (3). Аталанты-карфагеняне понимали их как нераздельную триаду, чьи составляющие равно гармонически выражены. Воспринятые неразлучно, премудрость, доброта, любовь вместе с чистотой (4) составляли первый круг золотенького креста теогамии – единства Божества с человеком, соборного сочетания в одно всех живых существ и обитаемых миров.

Премудрость, доброта, любовь и чистота, равно выраженные, не могущие существовать друг без друга, перетекают в пятую добродетель – мир.

 

Мир понимается не только как нечто противостоящее войне. Тайна мира – сочетание в одно: теогамия (вступление в брак с божеством) и антропогамия, понимаемые в межгалактическом измерении. Я одно не только со своими детьми, братьями и сестрами или солнечными божествами земли. Через Alma Mater Dei et Humani я одно со всеми праведными, святыми, добрыми существами, населяющими вселенную.

Соборность русского народа или земного человечества, о которых любят сегодня говорить, – маленький муравейник по сравнению с великой вселенской соборностью, о которой учили белые иерофанты Атлантиды и Гипербореи. Нужно говорить о единении всех живых и добрых существ не только на земле, но и во вселенной!

 

С добродетели мира начинается второй круг золотенького универсального креста. Мир (5) в свою очередь, ведет к милосердию (6): бескорыстному служению ближним из любви.

Милосердие – следствие достижения высоких добродетелей премудрости, доброты, любви, чистоты и мира. Оно противоположно торгашеству, ростовщичеству, делению на богатых и бедных, социальному расслоению и т.д. Бескорыстное служение – важнейший аспект милосердия, то, о чем говорил Христос в последний год служения: ‘кто выше, служащий или тот, кому служат? Служащий’.

Единственное основание здорового социума – бескорыстное, не имеющее никаких личных целей служение ближнему. Условие гражданского и политического мира – чистота мотиваций. Люди служат друг другу, руководствуясь единственно любовью.

 Мир и милосердие дополняются гармонией (7) и красотой (8).

 Гармония понимается не в современном нью-эйджеровском или в антично-философском ключе, а как равновеликая проявленность всех универсальных добродетелей в существе человека.

Нарушение принципа духовной гармонии завлекает в дьявольские сети: доброта в ущерб премудрости – придурковатость; недостаток чистоты – не может быть и речи о доброте и премудрости... Необходимо развернуть все добродетели в полноте, взойти по 150 ступеням всех восьми лестниц на небеса без исключения! Лестницы доброты, любви, чистоты… – бесконечные, превосходящие, непрестанно трансцендирующие. Вот что означает гармония, седьмая добродетель универсального катарского креста.

Восьмая, красота, понималась как совершенная духовность – красота богочеловека. Семь добродетелей в сумме порождали последнюю, а через нее давали переход в бессмертие, афтарсию.

Вершина теоантропогамической духовности Карфагена – брачный одр. Перламутровая кость Атлантиды обелилась в карфагенянах. В их сердцах пели райские птицы. Им были открыты духовные браки и непорочное зачатие. Новое солнце сияло над Карфагеном как над Новоградом божиим.

 

----------------------------------------------

 

 * – Богоцивилизация-II –  атлантическая непорочная цивилизация, 72-я по счету из предлагаемых для осмысления 85-ти. Мы живем в переходный период современной 84-й смешанной цивилизации в 85-ю непорочную Богоцивилизацию-III.

** – Известно, что царь Соломон посещал Карфаген и наставлялся в нем. Великие иерофанты Карфагена научили его понимать язык птиц и животных. После смерти Соломона его приверженцы – иудейские мистики-‘голуби’ – переселились из Палестины на карфагенские территории: в Иберию и северную Африку.– Прим. автора.

 

 

 Из книги блаженного о.Иоанна: «Ганнибал или Карфаген против Рима»