Блаженный Иоанн Богомил

 

Иннокентий Балтский,

хранитель Святой Чаши

Св.Феодосий благословляет Иннокентия Балтского. Худ. Леонида Пономаренко
Св.Феодосий благословляет Иннокентия Балтского. Худ. Леонида Пономаренко

Иннокентий Балтский (в миру Иоанн Левизор) родился

в 1875 г. в Бесарабии в крестьянской семье.

Божия Матерь явилась юному Иоанну над деревенской часовенкой 

и предначертала ему монашескую стезю.

 

С 19 лет стал подвизаться.

В 1909 г. Иннокентий слышит голос над гробом о.Феодосия Левицкого (автора картины ‘Православные архиереи первые идут в ад’): ‘Возьми крест мой! Да осияет тебя огонь Святого Духа, и нечестивые падут. Зови народы к покаянию. Не захотят по своей воле — покаются поневоле’.  

 

Местные попы пытаются присвоить мощи святого Феодосия – перенести в свой храм. Не удается, как ни силятся гроб точно прирос к земле. Зовут молодого Иннокентия. Феодосий привстает из гроба, благословляет своего наследника и передает ему Святую Чашу. Позднее эта чаша по возвращении Иннокентия с Соловков передается нам.

 

*

На литургии Иннокентия стекалось множество народа. ‘Кайтесь в грехах! Время плакать к Богу день и ночь’. Храм не мог вместить всех желающих. После причастия исцелялись десятки.

За обличение тайных беззаконных дел духовенство его возненавидело, написали донос. Архиерей Серафим несколько раз заточал святого на месяца в карцер ‘смирять гордыню’.

По распоряжению главы священнического дома, Иннокентия связали ремнями и на веревке спустили на дно колодца в одной рубашке, без пищи и воды. Сорок дней провел Иннокентий Балтский в этом каменном аду, в подземном склепе.

На сорок первый день Серафим решился заглянуть в колодец и увидел: Иннокентий стоит перед неземной красоты аналоем. Перед ним горят две свечи. В руках его псалтырь. Молитва неземная, о какой не слыхивал. От лица его, как от солнца, исходило сияние. Серафим не верил самому себе. Не было такого от рождения Христовой церкви, чтобы Господь являл силу и власть святых над фарисеями! Архиерей даже пытался покаяться.

В приходских священниках взыграло каинитство. Однажды после литургии призвали они Иннокентия на трапезу и стали избивать его. Затем распяли его на столе, туго затянув веревками. Иннокентий не сопротивлялся, молчал и не прекращал молитвы. Попы надрывно кричали: ‘Кайся, еретик!’ Три дня его обливали кипятком с головы до ног...

  

Иннокентий Балтский в подземном склепе. Худ. Леонида Пономаренко
Иннокентий Балтский в подземном склепе. Худ. Леонида Пономаренко

 В 1912 г. за высшую дерзость (обличения власть имущих) Иннокентия сослали в Муромский монастырь, туда же хлынула из Бесарабии многочисленная паства.

В феврале 1914 г. Иннокентий со своим народом тронулся из Муромской обители в путь. По дороге встретили загадочного старца, давшего посох Иннокентию. 

Навстречу колонне выскочили сани с двумя солдатами. Полупьяные седоки требовали уступить дорогу.

Иннокентий вышел вперед и приказал им поворачивать назад. Солдаты впали в ярость, один из них прицелился в Иннокентия. Осечка, передернул затвор — опять осечка, пальнул вверх — грянул выстрел. И тогда тот же солдат в совершенном безумии подбежал к старцу и ударил его штыком в сердце. Кровь потекла ручьем.

Превозмогая нестерпимую боль, Иннокентий наложил на рану просфору со святым маслом...

 

Небывалое чудо: Иннокентий, с пробитым насквозь штыком сердцем, четыре года еще будет проповедовать о Царстве Божием на земле.  

 

С мая 1915-го по март 1917-гоСоловки.

За критику православного фарисейства Иннокентию Балтскому Синодом РПЦ была назначена пожизненная ссылка.

Будучи сосланным на остров Анзер (Соловецкий монастырь), богомильский старец Иннокентий Балтский сподобляется введения в соловецкий Китеж-град. Там его приготовляют, восхищают и полагают в Хранители Чаши.

 

С Соловецкой чашей в руках (!) Иннокентий возвращается в Райский сад, городок на берегу Черного моря, – место его будущего мученического свидетельства. После революционной амнистии 1917 года, отбыв ссылку, возвращается христом. 

Иннокентий Балтский. Прободение сердца штыком. Худ. Леонида Пономаренко
Иннокентий Балтский. Прободение сердца штыком. Худ. Леонида Пономаренко

 1917 г. В последний год его жизни совершилось больше, чем за все предыдущие. Устроились братские и сестринские обители, построили три церкви. Райский Сад стал на краткое время духовным центром православия. Отсюда по мистическим каналам распространялся бескомпромиссный дух незапятнанной, девственной веры во Христа в лучших традициях Святого Грааля.

*

30 декабря 1917-го приехали к Иннокентию двое чиновников и некая дама. Старец пригласил их в дом. За трапезой Иннокентий сам налил бокалы и ненадолго вышел, будто по делам. Зайдя на кухню, встал на молитву. В это время один из гостей высыпал в его стакан с вином яд. Прозорливцу был открыт их замысел. Посмотрев проницательно в глаза своего убийцы, поднял руку свою и благословил. ‘Гости в потрясении стали просить Иннокентия о прощении, на что он отвечал: ‘Успокойтесь. Никто из вас не виноват. Власть прислала вас. А мне надо выпить яд за мой народ — соискупительно! А если кого винить хотите, то меня вините’.

Под самый конец 1917-го, старец смежил глаза. Похоронили его в пещере малой иннокентьевской церкви в самой келье старца.

*

На Крещенье прибыл отряд красноармейцев. Молитвенников выгнали из пещер и стали расстреливать из пулемета без всякого предупреждения и суда.

Молились, умирая за Христа, с прошением о помощи святого Иннокентия. И пролился гнев его. И больше, чем в земные дни, сказалась огненная сила, сила святых. Разбойников мгновенно смыло, точно и не было их. А раненых перенесли в пещеры, омыли святой водой, помазали елеем, перевязали, и все до одного поправились.

Рака с мощами Иннокентия почиталась величайшим образом. 

 

Вознесение Иннокентия Балтского. Худ. Леонида Пономаренко
Вознесение Иннокентия Балтского. Худ. Леонида Пономаренко

 Прошло три года. Благодать иннокентьевских пещер не давала покоя. Красные бандиты призывали оставшийся народ покинуть катакомбный монастырь. Затем принесли солому и подпалили катакомбы...

Раку с мощами Иннокентия вынесли и поставили во дворе церкви. Предстояло по-большевистски устроенное опознание святого тела.

Большевик Бондарчук лично отбил крышку у гроба и подозвал к себе народ, уверенный в мистификации. Нетленные мощи благоухали. Иннокентьевны сказали, что это их святой отец, и трепетно прикладывались к мощам. Но коммунист не унимался, схватил лежащего за наперсный крест, бывший на нем, и стал тянуть, желая, чтобы цепь перерезала истлевшую шею умершего.

Вдруг отец Иннокентий стал подниматься во весь рост, движение его было угрожающее. Бондарчук испуганно отпрянул и отпустил крестсмирился и велел запечатать крышку гроба.

 

Гроб Иннокентия привезли в больницу. Главврач отпрянул в ужасе: покойник, казалось, дышит и живой... ‘Кого вы принесли мне? Он живой!’ Взяли медицинское стекло и приложили к устам покойника. На нем запечатлелась испарина...

 

Моросил мелкий дождь. Вдруг что-то страшно зашумело, сверкнула молния, ударила в красноармейцев-охранников. Караульные без чувств упали на землю. А когда очнулись, увидели облако ослепительного света, засиявшее над ними. С неба спустился огненный столп, и отец Иннокентий, войдя в него, вознесся к небесам, пока не исчез из поля зрения. Огненное зарево озарило все больничные палаты. Контуженные, с перевязанными руками и ногами, бросились к окнам...

В огненном столпе восходящего на небо отца Иннокентия видели многие. Красноармейцы же так и остались лежать до утра ни живые, ни мертвые. Гроб был пуст.

*

Почти дословно повторив земные дни Христа, завершил свой подвиг вестник из Царствия Иннокентий.

 

 

По материалам книг Блаженного Иоанна

 ‘Апостол огненного христианства’ и

 ‘Соловецкая открытка’

 Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России" 

 

 

Перейти в раздел БОГОМИЛЬСКИЕ СВЯТЫЕ

 ОТКРОВЕНИЕ БОГИНИ ДЕВЫ МАТЕРИ