Блаженный ИОАНН БОГОМИЛ  

 

Зэк митрополит Иоанн Боднарчук

Народный митрополит Иоанн Бондарчук
Народный митрополит Иоанн Бондарчук

Достопамятный наш отец и учитель – митрополит Иоанн Боднарчук. Исполнен святого Духа. Великая душа.

 

Митрополит Иоанн Боднарчук, как и мы, катакомбного происхождения. В монашество был пострижен катакомбным епископом Адрианом ветви схимитрополита Геннадия Секача, как и ваш покорный слуга. Был ревностным подвижником; посадили его в совке за проповедь.

 

О пережитом в застенках МГБ не любил вспоминать — схватывало сердце. Однажды сказал лишь, не сдержав слез: ‘Били так, что здорового парня сделали инвалидом...’

 

Церковнику’ предложили публично покаяться перед советской властью и подписать оную бумагу, обещая взамен свободу, карьеру и ‘жирный’ приход. Ответил лишь: ‘Просить у вас прощения — все равно что, встретив в степи голодного волка, встав на колени, умолять: ‘Не ешь меня!’

 

10 лет лагерей, медные рудники Караганды. На десятый год заболел дизентерией, неизлечимой в лагерных условиях, по сути, смертельной болезнью. Умирал в бараке, плакал, крестился и уже готовился уйти в мир иной, как вдруг ему явилась Божия Матерь – добрая Сестра милосердия, приходившая к зэкам соловецким. Столько любви, о-о!.. Казалось, эта любовь окупила все зло, окружавшее соловецкого зэка-смертника. Один Ее взгляд буквально исцелил Иоанна.

 

В блаженстве заснул и, о чудо, проснулся через несколько часов в доме какой-то доброй старушки. Та смотрит на него ласковыми глазами, плачет и омывает раночки. ‘Сыночек, сыночек мой’, – целует ручки, лобик. Иоанн плачет от блаженства: ‘Что это? Я умер или сошел с ума? Где я?’

 

Старушка ответила: ‘Мне явилась Божия Матерь, прошла сквозь крышу и на руках принесла тебя, сын мой. Сказала: ‘Прими, чадо, Иоанна. Он мой сын страдающий. Излечи его от ран, корми лучшей пищей, пока не исцелится’. Потрясенный Иоанн понял, что Божия Матерь перенесла его на рученьках по воздухам через колючую проволоку концлагеря с электрическим током, и спасла его жизнь.

 

С тех пор Иоанн ощущал себя, по его словам, в каком-то неоплатном долгу перед Пресвятой Богородицей.

А скольких Мамочка наша исцелила! Ко скольким приходила в последнюю минуту, когда уже лишались последней надежды, когда уже никто не мог помочь.

Каждая слезиночка твоя, Мамочка моя, каждая слезиночка твоя мироточива!

 

Иоанн поправился, спустя несколько недель почувствовал себя совершенно здоровым, как бы заново рожденным. Готов был служить, благодаря Божию Матерь за ее чудодейственный покров и исцеление.

 

По исцелении Царица привела Иоанна в катакомбный почаевский скит, к его детям. 

Ночевал то под открытым небом, то на чердаке или в сарае у сердобольных старушек, укрывавших странников от облав и непогоды, несмотря на строжайший запрет властей; а иногда – в тайной землянке или катакомбном храме.

Вполголоса молились, по ночам летали на поклончиках. Перед простыми образами – стаканчики с фитильками на подсолнечном масле, на стене – самодельные картины по евангелию. Вместо ладана — хвойная смола, самодельные свечи из пчелиного воска, вышитые крестами рушники под иконками — и озаренный свет, тишайший покой, иконостасная благодать в намоленных воздухах...

 

Божия Матерь часто приходила к скорбящим, гонимым святым, ‘христосикам’, как с издевкой называли их вохровцы. Тайные подвижники в мирской одежде годами чудодейственно скрывались от сотрудников ГБ в штатском и подрясниках, охотившихся за ‘антисоветским элементом’, ‘сектантами’.

 

Иоанн еще раз едет к трем митрополитам, старцам: Геннадию Секачу и двум другим, и те решаются послать Иоанна на обучение. Катакомбникам не хватало, с их точки зрения, знания ритуала, богословия. Они были как бы самоучками, автодидактами.

 

Взяв благословение у старцев ИПЦ, Иоанн поступает в Троице-Сергиевскую семинарию, заканчивает академию. Настолько блистательный, добрый и любимый всеми, что на него обращает внимание патриарх Пимен. Молодой подвижник становится личным келейником патриарха РПЦ. Позднее Пимен хиротонисует Иоанна в епископа житомирского.

 

Иоанн великолепен! Как пришел в РПЦ, так и вышел из нее, водимый свыше, по благословению старцев-катакомбников. Это было чудо!

‘Выйди из нее’  – помните? Боднарчук первым оставил РПЦ, хотя по его словам, было у него больше ста облачений, пять автомобилей и два огромных особняка. Вышел – и оказался один с двумя верными помощниками. К тому времени украинская церковь только лепилась.

 

В течение полугода он объездил 500 храмов, проповедовал Духом святым, возжигал сердца тысяч людей. Рыдая, говорили: ‘Ты наш отец, мы пойдем за тебя на смерть!’

Все 500 храмов признали его своим архипастырем. По сути, Иоанн возглавил Украинскую Автокефальную Православную Церковь. Хранимый, пережил анафемы и два покушения на жизнь.

 

Как митрополит Иоанн возлюбил нашу ветвь! Вспоминаю его слова: ‘Я вас рукоположу в епископы, хотя бы смерть мне грозила от наших врагов. Вы истинного духа. Ничего не боюсь! Я смерть победил’. Рукоположил... и погиб как мученик в ноябре 1994 г. в подстроенной автомобильной катастрофе.

 

Уже больной, престарелый митрополит Иоанн, был гоним от своих епископов за то, что рукоположил ‘москалей’ и не отрекся, не предал . Оставленный, по сути, преданный собственными детьми, митрополит едет в Канаду на операцию, уже не надеясь вернуться. У него тяжелая форма диабета, незаживающие раны-стигматы – страстная память о гулаге.

Встречается в метро с нашим отцом, не может оторваться, просит прислать ему труды о.Иоанна, благословляет устроение богородичной ветви. Говорит: ‘Прекрасней Слова Божией Матери не читал ничего на свете. Это голос Той, что приходила ко мне в лагере, взяла на рученьки, перенесла через колючую проволоку и вернула жизнь!’

 

Принятое Слово вдохнуло силы, раны затянулись. София Пронойя устроила, что чудодейственно вернулся к служению, несмотря на немощи и ожесточение врагов.

 

Из книги Блаженного Иоанна Богомила «Золотые ключи спасения человечества»