Блаженный Иоанн Богомил

Россия должна вернуться к своей аутентичной истории, отвергнуть византийщину и вместе с апостолом Иоанном, Андреем Первозванным и вашим покорным слугой взойти на Соловьиную гору, чтобы принять из рук Богоматери теогамическую Чашу, услышать ‘Розу серафитов’ и облечься в ее солнечные свитки.

 

Гоголь. Грехоцентрический катарсис первого обращения

Николай Васильевич Гоголь
Николай Васильевич Гоголь

Гоголь ищет в ортодоксии универсум

По природе своей Гоголь писатель пророческого типа. Возжженный иллюминативной свечой златоуста проповедник, нравоучитель, наставник друзей...

В конце жизни касался храмовой веры, подчинялся духовнику… Улавливал в православии то, что было близко и мне по первом обращении.

 

Моя симпатия к русскому классику, несмотря на пройденное мною второе обращение (*) и ограниченность Гоголя традиционными образцами, вызвана тем, что Николай Васильевич идеализирует духовные аспекты православия. Гениальным художественным чутьем, каким всматривался в своих провинциальных персонажей, в ортодоксии ищет универсума.

-----------------------------

(*) – Второе обращение – великий внутренний пересмотр основ, открывающий врата другого Бога: доброго Отца, чуждого всякого зла. Духовные ключи второго обращения был вручены блаженному Иоанну откровением бессмертных катаров, открывшимися в замке Перпетуза в 2006 г.

 

Так же поступал и я. Но Гоголю еще не были доступны врата III тысячелетия. Еще не исполнилась мера. Еще не зазеленел лавр спустя 700 лет после сожжения последнего катарского пророка Гильома Белибаста (1321г.). Апостолам второго обращения еще не были вручены золотые ключи к спасению человечества.

Теперь-то мы понимаем: ключи от архетипических солнечных врат человечества будущего, названного Богоцивилизация III, новая Атлантида, чистая 85-я, наследующая 84-й смешанной.


Несостоятельность православия

Тревожный крик пронесся после смерти Гоголя: гении русские едва до сорока доживают! Умирают один за другим лучшие – Пушкин, Лермонтов, сошедший с ума Батюшков…

 Допустим, уход Пушкина и Лермонтова был своего рода подстроенным самоубийством (дуэль). Что ж Гоголь?

 Гоголь не выходит из кризиса, даже обратившись в официальное православие.

 Да, да, да! Причину духовного кризиса выдающихся русских писателей следует искать именно в несостоятельности православия, в зыбких его византийских основах.

Не просты ритуальные сети. Завлекают догматической паутиной, некими неисповедимыми глубинами, да книжками стариковскими, да старцами историческими (ефремами и исааками сириными, иоаннами лествичниками), да проповедями мудрыми, да пророками златоустыми, да мистической глубиною, да литургической красотою…

Одного только за этой византийской паутиною не видно – любви. А душа без любви мечется в кризисе.

Вот и Гоголь… Иначе как апостолом любви его не назовешь. Внимательно исследовал я не столько писания его, сколько письма. Но и в писаниях любви более чем достаточно. Попробуй передай хоть сатиру ‘Ревизора’, хоть горький юмор ‘Мертвых душ’, хоть даже шабашные ‘Вечера на хуторе близ Диканьки’ без миннической искорки, без любви к самому что ни есть круглому дураку, аферисту, холую, последней сволочи, чиновнику N-ного класса, коллежскому асессору Акакию Акакиевичу...

 А сколько любви в его письмах к друзьям!

Заклинает любовью,

до последнего искренен

прекрасный Гоголь,

близкий.

Кризис Гоголя связан с тупиком, неизбежно наступающим на ступени прозрения на адаптационную перелепку (духовное таинство по втеснению порочного начала - ред.). Дальше надлежит отречься от Элогима и его въедливой рентгеноскопии, обостряющей запретное действие ‘третьего глаза’ (внутренний космический НЛО-шник). Взыскать иллюминативных прозрений об Отце чистой любви, расставить сердце до величины вселенной...

Увы, истинного наставника второго обращения писатель не встретил. А собственной духовной прозорливости не хватило.

 

Выход из кризиса – Отец чистой любви

‘У Гоголя разорвались отношения с Богом, как и с людьми’ (Анри Труайя). Элогим не помогает. Абсолютное одиночество, пустыня. Ни духовника, ни ближнего, ни товарища – никого. И тысяча сомнений...

Граф А.П.Толстой, обер-прокурор Синода, посоветовал Николаю Васильевичу в духовники протоиерея Матфея Константиновского: вестимо, поможет строгий аскет, требующий от своей паствы ‘жизни по вере’. Углубляясь в грехоцентрические дебри, Гоголь проходит ступень катарсиса первого обращения. Видит в себе тьму непрощенных грехов и ужасных проявлений, о которых раньше не догадывался или, догадываясь, не считал пороками. Вытеснял, сосредоточив внимание на литературном творчестве...

Нелегко. Каждый день уходят силы… последние силы.

 

Выход из кризиса – Отец чистой любви! Тогда стерлись бы злополучные сатирические химеры первого обращения: Хлестаков, Чичиков, Коробочка, Манилов, Собакевич, Плюшкин… Тогда-то и прочелся бы второй том ‘Мертвых душ’, и написался бы задуманный третий. Сколько открылось бы тайн!

Осознавал Гоголь или нет, но название своему роману он дал пророческое. Душа под эгидой Элогима остается мертва, пока не познала Отца чистой любви.

 

Для гоголевской гениальной интуиции это несомненно, и она противится всем усилиям писателя следовать рекомендациям элогимлянина-духовника. Потому и терпит Гоголь внутренний раскол, потому и завершается его духовный путь отчаянием: ‘Как же быть, если даже в религии нет успокоения на земле? В чем же тогда обрести его? В самадхи, в йоге, в тантре?..’

Находясь в сомнамбулическом усыплении, человек не подозревает о добром таиннике, обитающем в сокрытом внутреннем. Грехоцентрический катарсис приносит плоды только в случае преосененности, реального видения грехов и решительного стремления покончить с ними, освободиться от них. Мог ли помочь в этом крепкий ортодоксальный синодал о.Матфей, преследователь ‘раскольников’ и почитатель византийских ‘святых отец’?

 

Полный катарсис наступает на ступени светоцентрического покаяния – от Отца (1), Матери (2), Христа (3), Духа Святого (4), Великой Церкви любви (5), доброго таинника внутреннего (6), солнца богоцивилизации (7), царства божиего во внутреннем (8).

Христос, говоря о царстве божием внутри нас, открыл иудеям восьмую ступень восьмеричного пути к мессианистическому миру:

Царство божие во внутреннем,

обеленная бессмертная кость перламутровая.

Мир от Отца чистой любви, мир.

Мир от Матери чистой любви, мир…

 

Рука Священноминнэ

Невдомек было Гоголю, что рука Священноминнэ (Богиня-Мать превышенебесной любви) вела его.

В земные дни провела вратами византийского старчества… Не беда. Помучается в гробу и просветится ум его, и восхитится русский гений в миннические дали славяно-теогамического архетипа!

Из православного прихожанина сделается наш Гоголь апостолом Соловьиной горы. Вкусит из чаши Андрея Первозванного и много лет проведет у стоп Пресвятой Богородицы, пока та омоет его, облечет в свои ризы и ниспошлет на землю уже в реинкорпуляционных перспективах. Тогда, в последующих жизненных циклах не будет у Николая Васильевича жалоб, что ‘перевернут желудок’ и все-то у него не как у людей: и судьба, и ум, и материальный достаток…

Вот и любимые мною Дмитрий Сергеевич Мережковский и Зинаида Гиппиус отрицали мировое фарисейство, додумались до ‘третьего завета’, до царства святого духа... Но существа духа святого так и не постигли. Не познали ни Утешителя, ни Обожителя. Лишь теоретически провозвещали, интуитивно нащупали гениальным профессионально-литераторско-философским чутьем…

 

Аллилуйные жезлы нескончаемой радости

Кого коснулась Миннэ, тому даны больше чем градуляционные жезлы (управляющие миром) или экзортические, очистительные, псалтырные, евхаристические и пр. таинственных входов… Даны аллилуйные жезлы нескончаемой радости.

Кто достиг врат Миннэ, тот, считай, человек для мира сего конченный. Ни какой петербургский Акакий Акакиевич в генеральской новой шинели не впишется в его идеал.

 Миннэ пленила Михаила Александровича Романова – и предпочел последний русский император быть юродивым никем в ее государстве, чем царем в Российской империи с византийскою ритуальной бижутерией, напрочь лишенной вышней любви…

 

Понимаю Гоголя, сжегшего второй том ‘Мертвых душ’. Чего могут стоить положительные идеалы крепостников-помещиков, всех этих Тентетниковых и Костанжогло, если над их барскими усадьбами не сияет солнце Любви?

Какие настоящие ценности без Миннэ? Миннэ – архетип Святой Руси, начало жизнетворное, древо жизни. Нет ее – не от чего питаться. Потому-то и погибают трагически гениальные пророки, мыслители, литераторы, музыканты, не доживая кто до 40, кто до 50, кто до 60-ти… Едва перевалил полувековой порог – и лютый кризис, от телесного до духовного. Все существо гения содрогается от страданий...

Миннэ требует подвигоподвижников, рыцарей. Потому и сильны они мечом обоюдоострым, что ведут лютую брань с князем мира сего, презирая его обывательские ценности:

 – Все это не стоит ломаного гроша! Познайте любовь, какой нет на земле – в 144-х внутренних замках – и станете счастливыми и мирными! И больше ничего не надо помимо апостольства Отчей Миннэ в 144-х внутренних замках, единовременно замироточивших…

 

P.S.

Духовные поиски Константина Леонтьева, Николая Гоголя, Льва Толстого, Герцена – попытка вернуться к архетипу, освободиться от инквизиторских запретов имперской цензуры Третьего Рима. Мережковский, Бердяев, Соловьев – звенья той же преосененной цепи. Духовные авторы стремились доискаться до превечной истины, снять фарисейские запреты в степени, в которой это доступно и соизмеримо с их духовным мужеством, т.е. готовностью пострадать ради последней правды.

Заключение и ссылка грозили Льву Толстому и Владимиру Соловьеву, если бы не их мировая слава. А отцы наши в прямом смысле удостоились Гулага. Да и мы, им наследующие, прошли свой малый гулаг... Но милостью божией бесстрашно преуспеваем в истине и распечатываем тысячелетне запечатанные врата.

И как ликуют, рукоплещут и радостно аллилуйствуют Пушкин, Гоголь, Аксаков, Белинский, Бердяев при виде вселенски обнародованного проекта солнечной Богоцивилизации III, преподнесенного как преблагоуханный богородичный свиток Матерью Соловьиной горы для церкви Иоанновой, для новой святой Руси и всего человечества!

 

Блаженный Иоанн

02.08-24.09.2009 Коста-Брава

 

 

Из книги Блаженного Иоанна "Династия деспозинов на русском престоле"

вернуться в раздел СТАТЬИ