Василий Ефимов,

бесстрашный апостол Богородицы

 

Иоанн Богомил

 

Не раз, не два, а десятикратно и более являлась ему Пресвятая Богородица.

В руках несла чашу царскую из чистого серебра. Благодать брачночертожного вина...

 

Работа Николины Кравченко
Работа Николины Кравченко

1721 г.  Новгород.

Маленький, полупьяненький, незаметный новгородский дьячок с рыжеватой бородкой, Василий Ефимов внезапно преобразился. Лик его просиял неземным светом, и заговорил духом святым…

 

Не раз, не два, а десятикратно и более являлась ему Пресвятая Богородица. В руках несла чашу царскую из чистого серебра. Благодать брачночертожного вина в ней была такова, что вкусив однажды, на тысячелетие исполнился благодати дьячок Василий Ефимов.

 

Подолгу беседовала Царица Небесная с новгородским дьячком. Прежде был он маловыразительным, подобным гоголевскому Акакию Акакиевичу. Когда же исполнился духом святым – просиял неземной красотою, и принялся проповедовать о царстве Божией Матери, о ее покрове, о храме и престоле ее на небесах, об извечном назначении России как уделе Богородицы.

 

Василий записал несколько посланий Богоматери, которые потом богословски обработал и, взяв благословение у старцев, бесстрашно распространял среди людей.

 

Рассказывалось в них о слезах Богоматери, которыми омыта земля русская; о тысячах ее явлений; о бедствиях, приходящих на мир по вине фарисеев; о страдании, которое предстоит русскому народу; о том, сколько зла и клеветы несет ‘официальная-государственная’.

 

Ни осуждения, ни каторги, ни пытки, ни смерти не боялся дьячок Василий. Так укрепила его на мученичество Пресвятая Дева.

Кого Богоматерь избирает, тому ставит особые печати бесстрашия перед мученичеством, открывая, какие за него последуют мироточивые помазания, мощевитые реликвии и слава тысячелетняя на небесах и на земле в чертогах брачных. И что там крест земной, время страстное, по сравнению с величественной картиной вечности, нарисованной Пречистой?

*

Много страху навел Василий Ефимов на религиозную чиновничью контору, поскольку показал неискоренимость славянского богородичного архетипа. Стоит только человеку с миропомазанными устами завести в российском народе речь о Богородице, о ее милосердии и чудесном заступничестве, как люди тысячами стекаются к нему. Благословляются, знаменуются, просят о милости и помощи. Готовы оставить всех попов вместе взятых – только бы угодить Матушке ненаглядной и оказаться в ее уделе вместе со святыми и мучениками.

 Этих-то уделов богородичных и боялась церковная номенклатура больше всего. Потому о виденном Василием Ефимовым чуде говорили как о ‘великой хуле, наносимой имени божьему’.

 

1721 год. Собрали в центре Новгорода несколько сот народу ничего не знающего, непричастного, и устроили публичную казнь. Позднее торжественно докладывал местный архиерей синоду: мол, сожгли ‘еретика и хулителя’...

 

Но посрамил Отец небесный инквизиторскую курию!

‘Дымное копчение’ вовсе не коснулось мученика. Нетленное тело его отдали родственникам.

Но потом синод смекнул, что в народе начнется прославление святого. Распорядились конфисковать мощи и сжечь вторично, а прах развеять. Уже во время сожжения дивный запах распространился вокруг. Дым от костра шел не смрадный, как обычно при сгорании тел, а преблагоуханный.

 

К ужасу палачей, тело святого долго стояло нетленным. Ничего не могли с ним сделать. Дважды подсыпали веток и дров – не горит.   

Как из чистого воска,

живая реликвия,

благодать мощевитая.

 

Церковников охватила паника. Понимая, что останутся мощи великие, потребовали останки и здесь же раздробили на мелкие куски головочку и косточки, чтоб народу не было ‘соблазна’. Но и тут ничего не могли добиться.

Пепел и град посыпался с неба. Тучами темными заволокло горизонт. И глас свыше раздался, слышимый над всем Новгородом: ‘Что угашаете избранных светильников Моих! Во тьме вечной останетесь по вине лжесвященников!’

 

В народе поднялся ропот: ‘Что же они делают? Учат о добре, спасении, добродетелях евангельских, а сами святых божиих, убогих, Христа и Богоматерь прославляющих, пытке адовой предают. Страшнее лицемеров не было на земле! Что же это за порода, что притворяются благочестивыми, а грехи на них такие, каких на убийце и разбойнике последнем не сыщешь?..’

 

Несломимый архетип святорусской доброты

 

Несломим архетип святорусской доброты и великой последней правды! Мученичество всегда имеет обратное действие.

Инквизиторы, сжигая ни в чем не повинных святых людей, не догадываются, что только способствуют стократ большему их сошествию с небес. Сожгли невинного доброго белого старца, выдав его за колдуна-еретика, – сто явится взамен спустя полгода!

 

Многим в потустороннем опыте уже в первые часы после земного мученичества была открыта блаженная Усыпальница. Сколько слез пролили они, еще даже не успев войти ее вратами, при виде сотен тысяч истинных угодников божиих, агнцев, от злобы фарисейской истерзанных!

Стояли они в радости небесной, благоухали мощами и внимали наставлениям Божией Матери, видевшей в каждом из них малого христа и богородицу.

 

Сама Царица Небесная брала их под свой покров. Со слезами на глазах благодарили ее:

– Мамочка наша небесная, не помним никаких страданий! Мы не испытывали ничего кроме радости, ничего кроме благоухания под твоим дивным омофором. Еще и еще готовы сойти в мир и пострадать за имя твое и Христа нашего.

– Нет нужды, деточки мои. Упокояйтесь в царствии. Возрастайте в духе и в благодати, как положено истинным ученикам нашего Христа и нашего Отца.

 

Не принимал русский народ византийщину, сколько ни гнали, ни убивали и ни сжигали. Жила на Руси архетипическая тяга к доброму Богу, к бескорыстному служению, к милосердному образу веры и странноприимному обиходу.

Обожали в России странников да калик перехожих. Отдавали им последнее. Против попов же ополчались с вилами, пока не пришел мстительный 1917 год.

Религиозно-авторитарный гнет привел только к революции и кровавым гонениям на церковь-гонительницу. Не меньше ста тысяч духовного сословия погнали тогда штыками да прикладами на каторгу соловецкую... За грехи своих отцов-инквизиторов (до третьего и четвертого поколения, аккурат по Элогиму) подчас страдали ни в чем не повинные священники. Иные раскаялись, прозрев на вековую химеру неизлечимо больного ‘Третьего Рима’, приняли венец мученический и почили в сонме праведных.

Иные же так и злобились до конца, уповая, будто однажды возродится их фундаменталистская вера. Забыли, что еще сам старец Филофей, автор идеи Третьего Рима, пророчествовал: ‘Москва, Третий Рим, утвердилась после падения первых двух, папского да константинопольского. А четвертому не бывать’. 

18-27.08.2009 Коста-Брава

 

Из книги Иоанна Богомила "Династия деспозинов на русском престоле"

заказать:  Мир Софии    Books.ru

 

Перейти в раздел АУТЕНТИЧНЫЕ ЛИКИ БОЖЕСТВ

       ОТКРОВЕНИЯ БОГИНИ ДЕВЫ МАТЕРИ

        БОГОМИЛЬСКИЕ СВЯТЫЕ