ИОАНН БОГОМИЛ

ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ЦАРИЦА НЕБЕСНАЯ

Возрыдала кровавыми слезами Божия Матерь Второголгофская в явлении… престарелой седой одинокой чернобыльской бабушке. 

  

Старушечка лет 75, дряхленькая, с альцгеймером, горбатенькая, с трясущейся головой. Чем-то напоминает графиню из ‘Пиковой дамы’. Благородного дворянского происхождения. Пережила Чернобыль. Дети сгинули бесследно: у кого смертельное отравление, у кого жуткие травмы и страхи. Родственников разбросало по всей России.

Осталась одна-одинешенька. Нищая. Грошовой пенсии едва хватает на хлеб с молоком да выплатить налоги за старый дом, где ее приютили как жертву чернобыльской аварии.

Богиня Дева Мать Всемилосердная... Но просить должно вопя: ‘Ма!’– чтобы услышала сигнал SOS и откликнулась божественной кресолой
Богиня Дева Мать Всемилосердная... Но просить должно вопя: ‘Ма!’– чтобы услышала сигнал SOS и откликнулась божественной кресолой

– С кем собеседовать, кто меня одинокую утешит? За что нам такое? – стирает слезы с глаз и плачет, рассматривая фотографии ближних, исчезнувших невесть куда, никакой с ними связи. Полдня проводит в слезах:

– Одна у меня надежда – Божия Матерь. – Ей молится старушка, не расставаясь с маленькой бумажной иконкой СКОРОПОСЛУШНИЦЫ.

 

Со временем иконка выцвела, сморщилась и Божия Матерь на ней стала сгорбленная, глазки потекли. Старушка совсем перестала Ее различать.

И задумала избавиться от образа. Что проку, когда лик стерся, иконка смялась, бумажная, ничего не стоит по человеческим ценностям? Но не выбрасывать же: иконка вроде бы простая, да Матерь Божия на ней живая – рассуждала старушка.

Обратилась к батюшке. Тот наставляет: греха не будет, если сожжешь и купишь новую. Денег не найдется – подарим бесплатно. Старушка приготовилась было сжечь иконку в печи.

 

Проснулась утром спозаранку, и на коленки перед шифоньером с фотографиями детей, а среди них Скоропослушница. Глядь – МАТЕНЬКА БОЖИЯ ЗАКРОВОТОЧИЛА, ИЗ СЕРДЦА ЕЕ КРОВУШКА ПОТЕКЛА… И ВОЗБЛАГОУХАЛА

Старушка так и всплеснула руками: ‘Старая иконка, не чудотворная в серебряном окладе, не храмовая знаменитая, к коей паломничество со всего мира, а простая бумажная Скоропослушница как этикетка на спичечном коробке и… чудотворит’!

 

Стала на коленки, ручки молитвенно сложила: – Царица Небесная, объясни, за что сподобила такого чуда расчудесного?

И слышит голос Божией Матери:

– РЫДАЮ, ДОЧЬ МОЯ, О ЖЕРТВАХ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ АВАРИИ. Если б знала, сколько скорби и страданий принесло это несчастье. Сколькие вопиют ко Мне, просят заступничества в трудные часы.

Какие демоны кружили вокруг чернобыльского атомного котла во время аварии. Я трехдневно стояла принимала несчастных, получивших смертельную дозу облучения.

Весь мир, дитя мое, облучен подобной радиацией. Люди поддаются постыдным грехам, от которых только опухоли и смертельные болезни. Рыдает мое сердце…

ЧЕРНОБЫЛЬ ВТОРАЯ ГОЛГОФА. Очередная черная дыра преисподней, прорвавшаяся на землю. Сотни тысяч принесших себя в жертву, чтобы собственными телами закрыть адскую дыру.

 

Пошла чернобыльская бабушка к священнику и рассказала о произошедшем с иконкой чуде. Батюшка счел старушку выжившей из ума. Как возможно такое, чтобы не в храме чудо, а в простецкой деревенской хатке? Не у ревностной молитвенницы, а у сгорбившейся чернобыльской одинокой старушенции. Выказал ей крайнее неудовольствие – в прелесть впала. Отослал подальше и никакого чуда не признал.

 

А бабулька точно сама обновилась, радостью исполнилась. С кем бы поделиться? Родственников никого. Соседи – чужие, атеисты. Глухо вокруг. На коленки и беседует с иконкой.

Божия Матерь стала ее верной спутницей, небесной собеседницей.

 

Столько тайн открыла, что старушка собрала последние вещички, заперла дверцу своей крохотной избушки и добралась аж до Москвы. От кого-то слышала, что существует Белая церковь, где особо поклоняются живой Царице Небесной и в квартире ее пророка Иоанна на стене висела большая храмовая Скоропослушница. Говорила и защищала доброго пастыря в трудные минуты гонений.

 

/В 1984 году Божия Матерь открылась блаженному Иоанну Богомилу в Смоленском кафедральном соборе от иконы Скоропослушница и дает откровения о судьбе России, мира и человечества по настоящее время, - ред./

 

Пришла к отцам Белой церкви, расплакалась, рассказала свою историю. Ужас Чернобыля стоит у нее перед глазами. Лет 10, по ее словам, гнались за ней страшные призраки с агрессивными оскаленными черепами, вместо носа – перевернутый треугольник, покоя ей не давали.

– Кто это? – спрашивает одного из наших мелхиседеков. – Не жертвы ли Чернобыля? Сколько получаю писем из разных концов света: ‘Жива была, да концы отдала’. Радиоактивная болезнь коварная: вроде бы жив человек, ни на что не жалуется, глядишь – свернулся за короткий срок, и нет его.

 

Рассказала про свою Скоропослушницу. Отцы ей:

– Обновилась Скоропослушница, теперь Она – ЧЕРНОБЫЛЬСКАЯ ЦАРИЦА НЕБЕСНАЯ.  

 *

Сколько новых имен у Богоматери помимо древних: Державная, Чернобыльская, Второголгофская, Соловецкая, Соловьиногорская…

Новые имена обладают особой целительной благодатью, а старые смешались с порядком мира и глухо просить их о помощи, хотя рублевская Владимирская поныне великолепна, как живая, чудотворит. Смоленская Одигитрия (Скоропослушница) держит свой престол, открывается изредка паломникам.

 

Да что говорящие чудотворные иконы – как блеклые экраны непрестанного присутствия Царицы Небесной!

Не видим Ее оттого, что слепы. Не знаем духовной жизни, неспособны понять, в какой степени солнечные божества находятся среди нас. Вступить бы с ними в общение, доверять им больше чем ближайшим ближним, больше чем самим себе.

 

Скажу из опыта: не было случая, чтобы Божия Матерь не откликнулась, если душа искренне к Ней обратится. Но просить должно вопя: ‘Ма!’ – чтобы услышала сигнал SOS и откликнулась божественной кресолой.

 

А Скоропослушница поныне благоухает.

– Услышала меня, – плачет бабуля. – С тех пор как обращаюсь к ней, не только слышит, но и отвечает.

 

Мир тебе, старушечка, и многая лета. Пусть Скоропослушница благоухает в твоей маленькой деревенской избушке. Иконка маленькая, переносная, всегда будет с тобой. Собралась к дальней родственнице, обернула аккуратно иконку в белую тряпицу да бамбуковое полотенце, положила в путевую сумку и в путь-дорогу…

 

 

Из книги  Иоанна Богомила  «Рыцарь беззлобия". Дневники, 10 том.  

Заказать книгу здесь и здесь