Скандинавский пантеон рыцарей Святой Чаши

 

Блаженный ИОАНН

БОГОМИЛ

Чаша Святого Грааля

Жак де Моле

Карл XII

Карл XIII

Карл XIV и Карл XII

 Карл-Петер-Ульрих,

Петр III Федорович (Кондратий Селеванов)

Императрица I Елизавета Петровна (белая старица Акулина Ивановна)

Николай II и Александра Федоровна Романовы

Михаил II Романов (Серафим Соловецкий)

Патриарх Гулага Серафим Соловецкий (Михаил II Романов)

Яков Михайлович Береславский и Серафим Соловецкий

Яков Михайлович Береславский с сыном Вениамином (Иоанном Богомилом) 

Иоанн Богомил 

 

Корни моего рода восходят к Святому Граалю.

Потому-то, услышав о Граале, я испытал глубокое межинкорпуляционное влечение, почувствовал трепетную связь. Рыцарство Святого Грааля у меня в крови.

 

Тайна происхождения моего рода от шведского рыцаря Якоба Гардвига стала известна от моего прадеда Людвига, эмигранта из Швеции жившего в Германии. Её он поведал своей жене-польке Ядвиге, а та своей дочери. Отец мой был назван Яковом в честь своего прадеда Якоба Гардвига.

О моем прапрадеде шведе Якобе Гардвиге я и хотел бы говорить – предолго, вскрывая кладовые мнемонической память…     

  

Тамплиерское наследие

До середины XVIII века в Скандинавии процветала тамплиерская ветвь, катарское рыцарство. После казни Жака де Моле (1314 г.) большая часть тамплиеров эмигрировала в Скандинавию и обрела прибежище.

За четверть века там произошел буквально взрыв тамплиерства, о чем свидетельствуют повсеместно распространенные в балтийских странах катарские и тамплиерские замки в честь Марии Магдалины. Всего за несколько лет их построили несколько десятков!      

 

Скандинавия оставалась чужда римской вере и петровой ветви. В ней процветали архетипические начала. Распространен был гиперборейский культ поклонения солнцу. Считалось, солнечный диск втеснен во внутренняя человека, представляющего собой угасшее солнце. Солнце символ великой любви, престол нашего Всевышнего. В человеке видели божество. Человек – животворящий образ Божества, живая говорящая икона. 

Библейского Иегову скандинавские тамплиеры считали тираном и диктатором, источником всех мировых бед. Обличали злокозненного элогима и его нечисть, стремящуюся к власти над миром. Полагали целью своей вернуть человечеству образ любящего доброго Божества.

 

Посылали ходоков свейских (шведских) к соловецким гиперборейским старцам. От Норвегии и Швеции до Соловецких островов по прямой всего 500 километров, и скандинавских ходаков к старцам было не меньше, чем с киевской и новгородской земли.

 

Изумителен род шведских королей-деспозинов

Обосновавшись в Швеции, род Жака де Моле насчитывал многих посвященных рыцарей и оказал влияние на шведских и норвежских королей. 

 

Король Карл XI  был увлечен пересмотром библейской истории. Умер он неожиданно и скоропостижно. Прирожденный тамплиер, категорически был против деспотизма, за что и был отравлен римскими агентами. 

 

Карл XII, сын Карла XI, стал главным редактором перевода скандинавской библииСкандинавская церковь отвергала римскую версию христианства. Скандинавские тамплиеры хранили другую библию и другой новый завет. 

Эта таинственная книга была по сути вавилонским оригинальным свитком, свободным от элогимского содержания. В нем много говорилось об Alma Mater Dei et Humani, о добром Отце, о Христе, жившем на территории Гипербореи и России, и о коварстве Элогима, который позднее назвал себя ‘богом иудеев’.  На титульном листе первого издания Библии Карла XII (1703) запечатлен портрет короля.

Девственного шведского короля Карла XII называли солнечным монархом. Условием праведного правления государством Карл XII считал целомудрие.  

Карл XII считал войну с Петром I духовной. Он хотел освободить народ Украины, Белоруссии и России от ‘римской марионетки’, чье возраставшее могущество угрожало свободе его родной Скандинавии. 

 

Король Карл XIII был бездетным и по требованию своего народа усыновил маршала Франции Жана-Батиста Бернадота.

 

На престол Жан-Батист взошел под именем Карл XIV Юхан, основав шведскую династию Бернадотов. 

Жан-Батист Бернадот был блистательным французским полководцем и снискал любовь и благодарность шведов гуманным отношением к пленным на поле брани. Он никогда не стремился царствовать,  и королем Швеции стал благодаря чудесному стечению обстоятельств.   

Король Карл XIV во многом подражал Карлу XII. Был девственником. Девственный истинно любит отечество. Король, не хранящий чистоты, замешанный в придворных романах, не может стать любимцем своего народа.  

Известно, что после смерти Карла XIV на теле его обнаружили татуировку: «Смерть королям!» Невероятно, учитывая, что Карл сам был королем – одним из самых демократичных, обожаемых своим народом! 

 

Сын Карла XIV, Карл-Петер-Ульрих, имел право на шведский и российский престол. При непосредственном живом участии русской императрицы Елизаветы I Петровны стал он русским императором Петром III Федоровичем. С 14-летнего возраста Елизавета Петровна предвидела его русским царем, часто встречалась с ним, удостаивала многих бесед и посвящений. 

    (см. статьи «Петр III и Карл XII. Тайна духовного наследия на русском престоле», 

«Царствующие христы и богородицы. Елизавета I Петровна и Петр III Федорович»)   

 

Правление Петра III на русском престоле длилось около полугода. Народ его буквально боготворил. Говорили: «Батюшка наш – царь человеколюбивый. Не было такого целомудренного и доброго царя. Что ни приказ издаст – все в пользу людей».

Один за другим император-деспозин издает человеколюбивые указы. Петр III за краткое время своего царствования производит множество прогрессивных реформ, направленных против деспотической византийской традиции. 

Исполнив миссию царя-реформатора, царь Петр III, как и императрица Елизавета Петровна, оставляет престол и уходит христом служить в народ, став белым старцем Кондратием Селивановым.

 

О любви шведского народа к деспозинам говорит тот факт, что шведская делегация приезжала в Петербург за юным принцем Карлом-Петером-Ульрихом и просила вернуть молодого принца в Швецию, поскольку шведский престол был свободен и народ выбирает Карла-Петера своим королем.  

 

Какой прекрасный род! Девственные североевропейские короли и герцоги внешне исповедуют лютеранство, но в духе они тамплиеры, поклоняющиеся архетипической Белой лебеди, Матери божеств и богочеловеков. Не удивительно, что Рим полон ненависти к скандинавским деспозинам и стремится уничтожить их физически.

 

Якоб Гардвиг и Карл XIV. Два рыцаря на одном коне

Мой прапрадед Якоб Гардвиг при шведском престоле короля Карла XIV Юхана был придворным рыцарем, другом и побратимом короля.

Якоб Гардвиг (рожден в 1780 году) знал о своей принадлежности к династии Святого Грааля. Будучи наследником Иосифа Великолепного (сына Христа и Марии Магдалины), в нем текла кровь аутентичного Христа. Он – прямой наследник последнего великого магистра ордена тамплиеров Жака де Моле.

 

Его современников впечатлял изысканнейший аристократизм Гардвига. Он получил блистательное образование в двух университетах (один германский), свободно владел шестью языками. Необыкновенно одаренный, интересовался кораблестроением, математикой. Но особенно его интересовали история и литература. Якоб был поэтом и личностью возвышенной во всех отношениях.   

Сострадательный и нежный Якоб имел стойкие антиэлогимские, тираноборческие взгляды. Глубоко сочувствовал гонимым. О себе говорил: ‘Я могу принять только идеологию гонимых от мира сего, поскольку всякая правда жестоко гонима в настоящем веке’.

 

Карл XIV любил его за верность, за пламенное и нежное сердце. Якоб ни разу не изменил побратиму и готов был трижды жизнь положить за друга-короля.

Так, собственно, и произошло...

 

Обладавший пытливым и светлым умом, Карл XIV находился в непрестанном духовном поиске. Любовь Карла к рыцарству была общеизвестной. Подобно Людвигу II Баварскому, Карл XIV окружил себя рыцарями. Вел чистый образ жизни. Идеалом считал образ народного короля, любимца людей, чем раздражал придворных и особенно шведский парламент.

 

Король души не чаял в своем горячем друге Якобе. Оба ценили рыцарскую верность как величайшую из добродетелей.  Якоб и Карл XIV были, что называется, двумя рыцарями на одном коне. Подолгу вместе проводили время в молитвах, духовных беседах.

 

Под влиянием Якоба король Карл отрекся от римской религии и стал формально исповедовать лютеранство, при этом в действительности принадлежал к ордену тамплиеров, исповедуя христоверческий катаризм. Его называли ожившим тамплиером, считали чудотворцем. От своих отцов-тамплиеров Карл унаследовал чудесные дары – как следствие их мученичества и знак истинности веры.

 

Не парадоксально ли? В XIX веке у власти в Швеции стояли неотмирские революционеры духа – Карл XIV и его друг-побратим, мой прапрадед, тамплиер Якоб. Следствие – самая крепкая в мире шведская демократия. Дивное благоухание распространялось от их солнечного побратимства. Скандинавия преображалась.

 

Рыцарское свидетельство Якоба Гардвига

В Скандинавии как никогда сказывалось могущество гиперборейского пантеона. Папы терпели поражение. Шведы отрицали римскую версию, и понтификам оставалось лишь адресовать северным королям проклятия, упрекая их в ереси и язычестве. Брань шла несколько веков. В ход шли яд, кинжал, политические интриги, заговоры и войны.

 

Когда римские агенты составили заговор против шведского короля-деспозина, над Якобом также нависла угроза. Понтифику донесли на "неразлучного друга Карла" Якоба Гардвига, как настраивавшего монарха против католичества.

Вся злоба римских агентов обрушилась на Якоба. Он был заочно приговорен к смерти. Не раз предпринимались попытки его отравления.

Якоба оклеветали, организовали судебный процесс и заключили в тюрьму, чтобы изолировать от короля. Полтора года он провел в морской башне.

 

Образ его постоянно перед моими глазами. Выше среднего роста, благородная осанка, тонкое, видное лицо, горящие глаза, горячий нрав. Всегда при нем шпага. Одет в черную рыцарскую рубаху, черные рейтузы, белое жабо. Питается аскетически. Спит в одежде. Принес обет молчания. Днем и ночью возносит молитвы к доброму Христу, к Пресвятой Богородице катаров и тамплиеров о перемене мироустроения.

 

В тюрьме Якоб призывал Отца чистой любви. Творя молитву, всегда начинал ее со слов: ‘Именем шведского короля и нашего доброго Бога... ’ – того, к чьему имени взывал Жак де Моле, перед сожжением пророчествуя о гибели династии Филиппа Красивого и деградации римских понтификов. 

Помощь свыше чудодейственно пришла. Друзья устроили ему побег, и мой прапрадед вместе с праведной женой Ульрикой был вынужден бежать в Германию, где жил конспиративно, продолжая скрываться от римских агентов и после бегства из Швеции.

В Германии от римского яда умерла его прекрасная жена Ульрика, едва успев родить сына Людвига...

*  *  *

Мой отец Яков Михайлович Береславский

Через своего прадеда Якоба Гардвига мой папа восходит к династии де Моле. Отсюда понятна его буквально генетическая неприязнь к элогизму и рыцарская устремленность на зов святого Грааля. 

Стопроцентный боном, никому не причинивший зла. Изумительно доброжелателен, заботлив, участлив. Если видел зло, молча страдал.

При этом – главный геолог министерства, инженер, один из главных строителей транспортных магистралей России, талантливый изобретатель, на счету которого больше двухсот патентов… Уже в 26 лет был директором кирпичного завода, в 30 – начальником треста и заместителем начальника главка, под началом которого 200 предприятий.

 

Не встречал я в своей жизни более светлого коммуниста. Коммунизм его был особым, христоверческим. Папочка свято и чисто верил в светлое будущее, которое однажды настанет на земле. Люди примут друг друга в братские объятия, и наступит мессианистическое царство. Не допускал тени сомнения. 

По доносу соседа ради комнаты в коммуналке отца посадили в Бутырку.  

 

В тюрьме 

В камере набито человек тридцать, каждый день состав меняется. Пытки, духота, отвратительное зловоние параши, от которого иные падают в обморок… 

Во время лютейших пыток в Бутырской тюрьме его заставляли неделями лежать не вставая, стоять неподвижно. В плошку с супом плевали, мочились, сморкались и издевательски спрашивали: ‘Ну как, вкусно?’ Папочка отвечал, как его учил Серафим Умиленный, оказавшийся сокамерником по бутырскому пересыльному этапу:

‘Ничего вкуснее не ел. Благодарю вас!’ После того как неделю запрещали вставать, говорил: ‘Наконец-то выспался, я ведь страдал бессонницей’.  

После пытки стоянием: ‘Прекрасно! Я, видите ли, чиновник, сидел всю жизнь и нажил себе геморрой. А тут исцелился’…   

 

Зэк царской крови на пересыльном этапе

Серафим Соловецкий (Умиленный) таинственнейшая личность XX века. Великий князь Михаил Александрович Романов, младший брат императора Николая II, чудесно спасшийся при расстреле в 1918 году. Укрылся от большевиков в Белогорском монастыре на южном Урале, где был наставлен тремя великими белыми старцами и получил благословение на особый крест: 39 лет заключения на Соловках. В невыносимых скорбях Михаил-Серафим прошел уникальный путь преображения, став одним из великих христов Второй Голгофы, отцом и пастырем миллионов зэков Гулага. 

 

В бутырской пересылочной камере Серафим внезапно видит луч Всевышнего над одним из зэков. По прямому откровению свыше подходит к нему.

– Как тебя зовут?

– Яков, – отвечает тот.

– Расскажи о себе.

Он первым подошел к моему отцу и назвал его… братом! 

Мой отец осторожничает. Тогда первым начинает говорить Серафим. Стал читать по Книге жизни…

 

Серафим открыл ему свою тайну: он последний царь рода Романовых, Михаил, принявший монашество в Белогорском монастыре под именем Серафим Поздеев.

Никому из чад своих не открывался ни тогда, ни после. Скрывал тайну. А отцу моему доверился.  

Рассказал моему папочке  его солнечную родословную ветви деспозинов. И тогда мой папочка впервые преосенился и понял, что в Бутырской тюрьме встретил своего брата-деспозина. 

Папа был потрясен его рассказом. Ведь его прадед Якоб был королевской крови, как и Серафим Умиленный. В Бутырской тюрьме он увидел свое происхождение от европейских  тамплиеров, от Жака де Моле через Якоба Гардвига… 

 

Серафим:  

"Не отчаивайся, Яков! Мы благородные рыцари. Такие в тюрьмах не умирают, смерть нас не берет. Победи-им!  Мы приходим в мир пострадать, чтобы принести людям свободу, равенство, братство и счастье. 

Яков, чудо произойдет великое. Переживешь Гулаг, выйдешь из заключения и родишь сына – избранника. Будет твоим наследником по плоти, а моим по духу. Духовное имя ему будет Иоанн.

Мы с тобой одного рода, одной династии – наследников Христа".

 

Трогательнейшая сцена братских объятий моего духовного отца Серафима Соловецкого Умиленного, мощевого белого старца гиперборейского, и моего физического отца Якова. Узнают друг в друге родственников, становятся побратимами.  

 

Роль Серафима в судьбе моего отца была велика. Серафим его очень полюбил, постоянно поминал в молитвах. По сути вымолил моего папочку, которого в 1939 г. чудодейственно отпустили после трех месяцев пыток. Мой отец знал об этом и благодарил своего спасителя.  

Отец помнил своего рода заповедь, данную ему Серафимом Умиленным, зэком царской крови на пересыльном этапе. С тех пор папа трепетал в ожидании исполнения пророчества. Свято верил в предстоящую мне миссию, да не знал, каким образом состоится она.

Моим святым детством я обязан чистоте моего отца.

 

Серафим открыл канал, по которому моя душа сошла на землю. Потому так свято чту я свою зэковскую родословную.

И я – наследственный зэк от Второй Соловецкой: репрессированный прапрадед мой Якоб; эмигрант из Швеции прадед Людвиг; папочка мой Яков – бутырский зэк и друг Серафима Соловецкого.

 


 

По материалам книги блаженного Иоанна Богомила «Мой таинственный отец»

 

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"  Обратная связь 

 

Перейти в разделы: 

Откровения Богини Девы Матери         Богомильские святые

Аутентичные лики божеств                    Соловецкая сокровищница

Поэзия Грааля                                        Музыкальное исполнение   

Книги Иоанна Богомила                         Страница «ГИПЕРБОРЕЯ»