ИОАНН БОГОМИЛ

 

Зороастр… Мудрецы вкупе с историками постарались отомстить великому пророку. Память о нем по сути стерта. Остались только противоречивые мифы с искаженным последователями учением.

 

РЕАЛЬНЫЙ ЗОРОАСТР

Архетип помазанника

Рыцарство Доброго универсума
Рыцарство Доброго универсума

Зороастр пришел на землю во времена торжества зла. Мировая ось в прямом смысле была направлена в созвездие Дракона. Ночь Сварога длилась, согласно гиперборейским вычислениям, с VI по II тысячелетия до р.Х. Только за полторы тысячи лет до Христа мировая ось перешла к Малой Медведице.

 

Мифы утверждают образ успешного Зороастра. Создал великую спасительную религию. Персидские шахи с ее помощью покорили Евразию и создали империю едва ли не большую римской. Расцвет персидской империи приписывают зороастризму....

 

Реальный Зороастр был ДРУГИМ. Предания о нем хранят парсы (персы), ушедшие из Ирана в Индию – преуспевающие и благородные люди, аристократы духа, достигшие совершенного благочестия благодаря добрым делам.

 

Кризис помазанника

Реальный помазанник прошел свой крестный путь за шесть веков до Христа. Зороастр духовное имя, данное ему Ахурамаздой в пустыне через наивысшее из посвящений.

 

С юных лет, он, подвижничает, странничает по миру, ищет старца-наставника. Не было ни одной древней школы, которую не посетил бы будущий первопроходец и отец новой религии. Ни одного учителя, с которым бы не побеседовал, у которого не взял бы благословение.

Зороастр находился на перекрестке дорог, внимая десяткам разных учений. При этом ревностно исполнял традиционные ритуалы, горячо молился в храме, благоговел перед таинствами и жрецами.

Уже в 15 лет Заратустра – священник древнеиранской религии. Летописцы называют молодого Заратустру ваэдэмна (водимый свыше, ученик великих старцев).

 

Проходит год-два. Будущий пророк не находит себе покоя. Нет ему на земле пристанища. Наступает неизбежный кризис. Зороастр в тупике. Никакого проку от хождения в храм. Ни малейших изменений. Вокруг ложь, кровавые жертвы, лицемерное жречество, воровство, кастовость, элитарность жрецов, бесперспективность пути – религия, сводимая к культу и жертвоприношениям. Иудейский Иегова всего лишь седьмой в иерархии Черенбоха. А тогда в Персии, пожалуй, действовали демоны еще более высоких иерархий.

И так до бесконечности? – думает Зороастр. Нет. Существуют другие пути, другие дороги!

 

Кризис углубляется. Зороастр глубоко страдает. У него болит сердце. Он мучительно ищет ответа на вопросы. Как помочь измениться людям? Как самому достичь совершенства, к которому стремится? Познал ли он Бога? Тем ли богам поклоняются жрецы? Почему ничего кроме разочарования не наступило после нескольких лет регулярного подвизания в культовых капищах?

Ответа нет. Груз традиционной религии исключительно силен.

Не находя покоя в миру, Зороастр уходит в горы, в затвор. Любуется природой и, воздевая руки, пребывает в непрерывной молитве. Пройдет еще несколько лет, прежде чем в пустыне ему откроется Тот, кого он ищет, кого жаждет всем сердцем, кто утолит его духовный голод.

 

Старец Сарастима

В затворе Зороастр встречает своего, по сути, единственного учителя по имени Сарастима. Старец был первым, кто открыл Зороастру великую тайну о реальном существовании другого Божества, Отца чистой любви.

Сарастима был гоним жрецами, из-за чего ушел в пустыню. Великому созерцателю, боговидцу и молитвеннику открывался Бог, от века ведущий брань со злом. Кругом колдуны, говорил старец, а самые страшные из них – священники.

Зороастр оставил религиозное поприще и, удалившись в пустыню, получил откровение о Новом Боге.

Старец Сарастима учил: ‘Божество открывается в исключительных случаях, в часы глубокого кризиса старой вер, открывая свою новую, неслыханную прежде ипостась’.

 

Главными богами старой религии во времена Заратустры были: Митра – бог договора, Индра, позднее признанный даэвом, Ахура и Варуна. Духовность отождествлялась с традицией писания.

Зороастр переживает пустыню одиночества. На него нападают злые духи, помыслы, отчаяние, разочарование. Старец покидает его. Пути назад нет. Либо погибнет в пустыне, либо обретет истину, еще не известную миру, и тогда ему будут открыты все пути и страны. Новое учение о новом боге спасет человечество. 

 

Благой Помысел открывает Зороастру Ахурамазду

Полагают, первое откровение Зороастр получил в тридцать лет, когда отправился к ближайшей реке приготовить хаому, священный напиток.

Зороастр омылся и очистился в ее водах. Древние совершали таинство служения реке и беседовали с ее духами. Река, как мать омывающая, родила Зороастра из своего лона подобно Христу. Помазанник становится на огненную молитву. Его тело поднимается к небесам, и пророк чувствует, что превратился в маленькое солнечное светило.

Внезапно Зороастру открывается сияющее существо по имени ВОХУ МАНА (в прямом переводе – добрая вселенная, добрая мысль, добрая духовность, добрая церковь, добрый Бог и добрый человек).  

Воху Мана, Благой Промысел, открывает Зороастру АХУРА–МАЗДУ – Владыку Премудрости. 

"МИР ИДЕТ ЛОЖНЫМ ПУТЕМ – первые слова Ахурамазды. Возобладали ложные ценности. Истина – на пути подобрения, которое должно быть принято за универсальный категориал".

 

Премудрость, какой в совершенстве владел Ахурамазда и передал Зороастру, сводилась к нескольким основным пунктам.

Зороастрийский алтарь:

1.  Добро побеждает зло.

2.  Добро вечно, зло преходяще.

3.  Для победы добра над злом необходимо принять и понести крест страстного.

4. Ограничиться только добрыми делами, печатями трезвения, различения духов, старческого сострадательного сердца,

– и еще десятки тезисов, вошедших в свитки Авесты.

 

Зороастр испытывает великое потрясение, несмотря на то, что к тридцати годам уже наставлен от опытных старцев. Точно рождается заново. Оказывается, миром правят не добрые или злые духи, или те и другие поочередно, - а АХУРУМУЗДА! Вот истинный Царь царей, добрейший Бог богов с его ближайшими шестью и множеством дальних эманаций по числу учеников.

Зороастр, по сути, обращается заново.  

 

Крестные пути земных страданий ведут к Брачному одру

Зороастр покидает горы, пустыню и спускается в мир. Первое, о чем учит помазанник – о несказанной доброте открывшегося ему Божества. Говорит так:

‘Братья, суммируйте доброту всех добрых людей, когда-либо приходивших в мир и тех, которые придут. Эта доброта не идет ни в какое сравнение с добротой нашего небесного Владыки Премудрости. Как прекрасен, братья, мир, в котором доброта царит вечно и сила ее безупречна!’

Отец не просто добрый Покровитель или Друг, но еще и Жених. И крестные пути земных страданий, искушений, болезней и смертей ведут к брачному одру, как печати и помазания Соловьиной горы. Отец будет приходить еще и еще и не оставит мир, пока зло не будет окончательно побеждено со всеми его ловушками и искушениями.

 

Ученые жрецы терпят ошеломляющее поражение в диспуте с Зороастром

В начале своего служения Зороастр посещает родное селение. Ближние поначалу вроде бы обрадованы, а дальше сокрушаются. Ты ли это? – спрашивают его бывшие друзья и родственники. Ты настолько изменился, что мы тебя не узнаём. Твой лик сияет как солнце! Ты абсолютно новый! Ты что, спустился с неба? Что с тобой произошло?

 

Зороастр учит о Новом Боге дерзновенно и бесстрашно. Знает, что ему придется пройти брань со жрецами, что у него будут тысячи врагов – но еще больше последователей и учеников.

Смело Зороастр провозглашает Ахурамазду божеством всего человечества. И разыгрывается традиционный для помазанника спектакль. За спиной пророка начинается шепот: ‘Клеветник! Богохульник! Еретик! Он оскорбляет наши древние традиции, законы и ритуалы. Послушаешь его – станешь последним ничтожеством. Нашу империю захватит первый враг, бряцающий оружием, а нам останется только, разведя руками, стать его рабами. Этот нечестивец разрушает тысячелетиями сложившиеся традиции!’

Зороастр вызывает жрецов на диспут и побеждает их. Ученые жрецы терпят ошеломляющее поражение. Не находят ни одного аргумента, который могли бы противопоставить Зороастру, и умолкают, затаив еще большую злобу.

Их ядовитый аргумент, с тех древних времен подхваченный инквизицией, в таком же стиле проигрывавшей диспуты с катарами: говорит силой дьявола и достоин смерти.

 

Гонения

Сколько раз выносили смертный приговор великому пророку! Трудно подсчитать. Молились к Митре, приносили ему особые обеты, заключали с ним договор... Но старые боги не помогали. Золотой жезл с бриллиантами и жемчугами, преподнесенный Ахурамаздой Зороастру, утверждался на земле.

На очередном собрании отчаявшиеся жрецы возгласили: либо мы его, либо он нас. И тогда в противостояние были вовлечены власти. Начались гонения. Зороастра объявили угрозой государству, врагом, провокатором, агентом вражьей державы, достойным лютой казни. Из страха от него отступают ученики, которые еще недавно ходили вослед и впитывали его слова.

Пророк сияет купиною света. Но окружающие, подавленные страхами и угрозами, ее точно не видят. Оклеветанный Зороастр остается один. Не нашлось среди его бывших друзей и учеников ни одного, кто бы последовал за ним.

 

Чем трагичнее обстоятельства, тем ближе Добрый Бог

Зороастр покидает родные места и ищет убежища за границей древней империи. Некогда богатый аристократ, приняв образ нищего странника, переходит от деревни к деревне прося ночлега или крошки хлеба. Ни один человек (а в то время было принято странноприимство) не дает ему ночлега.

Ничего страшнее Нового Бога для отживших свой век жрецов! Акцентированная традиция и мертвый культ – их конек. Вестника нового божества гонят. О нем распространяют мерзкие слухи. Встречают как еретика и духовного врага.

 

Ахурамазда неотступно рядом со своим помазанником. Чем трагичнее складываются обстоятельства, тем ближе к нему Добрый Бог.

Многие годы странствовал Зороастр из селения в селение. Окончательно обнищав, был вынужден наниматься слугой или чернорабочим. Ему уделяли место в каком-нибудь караван-сарае, только в хлеву рядом с лошадьми и овцами. Входя в хлев, Зороастр озирал любящим взором животных, и те льнули к нему, как сиротливые дети к отцу.

 

Доброта спасет мир, шептал Зороастр. Доброта – великая сила. Доброта должна стать не просто превосходящей, а великой. В добре люди будут абсолютно счастливы. И вдвойне счастливы, когда им удастся добром победить зло.

Так прошли многие годы скитаний, пустынножительства, одиночества, страстного. Но сердце Зороастра горело любовью, и возжженная Ахурамаздой свеча не гасла.  

Посвящение в крест

БУДЬ ДОЛГОТЕРПЕЛИВ ДО КОНЦА, ПОКА ЗЛО НЕ БУДЕТ ПОБЕЖДЕНО. Тьма сгущается вокруг пророка. Его объявляют не просто врагом, а сумасшедшим. От него отшатываются. От него ждут только зла. Его называют бесом, рычащим зверем.

 

Изгнанный из своего отечества пророк находит учеников в другой стране. Двое верных последователей из знатных родов первые принимают его учение с восторгом и радостью, понимая, что устами Зороастра глаголет истина. 

 

Хварена, облако света с принятием страданий и гонений только умножилась на Зороастре. Его лик стал сиять подобно лику божества. Ученики не могут отвести взора и внемлют каждому слову учителя, запечатляя их в сердце, чтобы довести до окружающих. Ближние потрясены помазанничеством Зороастра. Несмотря на гонения и множество стрел, вонзившихся в его сердце, пророк выжил и не ожесточился. Подобное по силам только великому помазаннику! Разве не явил Зороастр своим свидетельством первую истину Ахурамазды: добро непреложно побеждает зло?

Посвящение в крест необходимо, чтобы подвижник вслед за Зороастром, Христом и Богородицей сошел на самое адское дно, где зло проявлено в наибольшей степени... и победил его силою добра.

 

Мировой центр зороастризма на Соловьиной горе

Страстное Зороастра не кончилось с его уходом из мира. Элогимлянин Александр Македонский, прозванный великим завоевателем, ненавидел зороастрийцев настолько, что сжег записанные золотыми чернилами на золотом руне (овечьих шкурках) оригинальные зороастрийские трактаты.

 

Но вышло так, что Виштаспа, царь соседнего с Персией государства, принял откровение об Отце чистой любви. И совершилось чудо в общегосударственном масштабе. До того пребывавшее в экономическом застое царство внезапно процвело и достигло ликования Золотого века. Его жители вспоминали гиперборейского царя Йиму и искали подражать ему.

 

Учение Зороастра стало распространяться по всему миру. Например, неподалеку от Соловьиной горы (в V-IV веках до р.Х.) поселились кельты-друиды, пришельцы из Европы. Полностью приняв традицию Зороастра, они объединились с зороастрийцами и организовали мировой центр неподалеку от Эфеса. Их называли galati или галаты.

Христос и Божия Матерь на той же Соловьиной горе созерцали брачный чертог и внимали откровению доброго Бога, в который раз впервые открывшегося миру.

09.09.2016    

   

По материалам книги Иоанна Богомила «Христозороастризм. Новый Золотой век божеств и людей»