Блаженный Иоанн Богомил 

Под видом Христа распяли другого...

(700 оригинальных катарских версий евангелия)

 

Иерусалимский период Христа Миннэлика.

Синедрион, видя что терпит поражение, исходит злобой. Христа заочно приговаривают к самому худшему, самому позорному с точки зрения иудеев виду казни: распятию.

Но планы раввинов сорвались, о чем тщательно умалчивает римо-византийская фальшивка... 

 

Центральное событие евангельской истории – не Голгофа,

а Гефсиманское борение!

Катарские отцы (12-13 век, Европа) не отрицали Голгофу, но видели ее иначе, чем представлено в ‘канонических’ евангелиях.

Христос был арестован, пытаем, приговорен к смертной казни через распятие. Здесь традиционные евангелия не изменяют истине. Но истинная голгофа, как предельное страстное помазанника, совершилась не на Горе черепов, – а в Гефсиманском саду.

 

Мария и Иоанн, стоящие с женами-мироносицами на Голгофе, крики ‘Сойди с креста и мы уверуем!’, губки с уксусом и пр. – это всё раввинистическая версия.

Христос же был распятый на духовном кресте – кресте премудрости, любви, доброты и чистоты, – и пресуществился в богочеловечество в Гефсиманском борении!  Не Голгофа, а Гефсиманское борение было центральным событием евангельской истории! 

 

В оливковом саду, а не на Голгофе явилась на метаисторической сцене таинственная Чаша – потир из древней царской трапезной, от которого гиперборейский Христос вкушал и совершал свое первосвященническое служение в присутствии миллионов.

Накануне ареста Христос, видя эту чашу, сладчайшую и горчайшую, говорил: "Отче мой, Отче любимый, да минет меня чаша сия! Но, впрочем, если Ты хочешь, я готов испить ее".

 

В Гефсимании, среди олив, в полуночной молитве он рыдал кровавыми слезами, видя, как чужды израильтяне Отцу чистой любви, как он одинок в пустыне, как его не понимает даже никто из апостолов. Кровавый пот струился по его челу, наполняя превечный Грааль.

 

Пиета сострадательная, премилосердная, принимала на свои рученьки и собирала до последней капли его кровь в перламутровый сосуд. Там же находился и Иосиф Аримафейский, которому была передана Чаша.  

Чаша была названа святым Граалем. Чаша обожаемого Отца, некогда принявшая миллионы последних драгоценных капель от предшествующих Христу светильников и помазанников, христов малых и великих, – собирательный образ универсальной вести об Отце чистой любви.

 

И говорили наши отцы: добрый Отец услышал своего сына. Позорная казнь, которая была бы исключительно тяжела для бесценного Ему и нам Христа, была отменена. Христос был чудодейственно спасен.

Буквально за несколько часов до казни раскрылись врата тюрьмы (синоптические евангелия позднее приписали это чудо Петру), свет осиял Христа-мученика, и мессия таинственно исчез из темницы.

Не ‘из гробницы’ исчез на третий день, – а из темницы! Премудрость нашего Всевышнего открыла запертые двери и освободила величайшего из солнечных светильников.

 

Под видом Христа распяли другого 

Представьте, какое замешательство воцарилось среди раввинов! Ведь СОВЕРШИЛОСЬ ЧУДО, КОТОРОГО ОНИ ОЖИДАЛИ. Дался прямой знак относительно того, что гонимый ими Христос – истинный мессия!

Они уже перестали сомневаться. Они готовы были признать его божеством!

 

Но как тогда оправдаться перед народом?.. Три с половиной года земного служения Христа они только и делали, что проклинали его последними словами, предали четвертой степени херема, даже специально составили чин проклятия пятой степени, самой страшной.

 

Долго дебатировали в тайном совете синедриона, и решили… распять другого под видом Христа! По одной из версий, это был некий Иуда, приговоренный к смертной казни за воровство. Он был одного роста и имел даже какое-то внешнее сходство со Христом.

Целью этого публичного действа было запугать народ: мол, вас ожидает нечто подобное за проповедь еретического учения о добром Боге, которое, с точки зрения раввинов, разлагает Израиль и нарушает моисеево законодательство.

Иудеям объявили, что лжемессия распят. Свидетелей не было. На Голгофе присутствовали в основном раввины да карательная синедрионская команда.   

 

Подлинное христианство на первый план выдвигает Хуана Мирта – Иуду, на которого пало двухтысячелетнее проклятие предательства (из г. Кариоте (Кариофе) — возможно, тождественен городу Крайот в Иудее, - ред.)

Предателем же оказался Петр, которому было сказано: ‘Отойди от меня, сатана’. И предал не трижды (до того, как пропоет петух), а семижды и нескончаемо!..

 

Первая черная месса

Катары, а позднее даже мусульмане, смотрели на Голгофу не как на искупление, а как на черную мессу.  

/Хуан Мирт перед распятием пресуществился в обожаемого им Христа Миннэлика, - ред./

Петр убивает Христа, пронзает на Голгофе Его сердце (закалает Хуана Мирта, уже ставшего Христом), и тем самым, выполняет заказ раввинов, требующих сакральной великой жертвы для воскресения угасающей веры Израиля. Элогиму нужна кровь особого помазанника, чтобы он вновь мог провозглашать себя богом евреев, а затем – и всего человечества.  

Такова горькая правда о кровавом вампиризме Ялдаваофа, названном в 12-й главе Апокалипсиса ‘красным драконом’ (красный, т.е. ‘кровавый’, ‘пьющий кровь’). 

 

Первая черная месса (т.н. ‘иерусалимо-голгофская’) не состоялась. В жертву был принесен Христос-2 – Хуан Мирт, а не Царь помазанников. Совершилось не убийство Христа, – а умножение и вечное прославление. Христос перешел в Хуана Мирта, и вместо одного стало ДВА Христа. 

 

 По материалам книг Иоанна Богомила:  "Золотые ключи спасения человечества",  «Богомильство. Духовность светлого универсума», "700 оригинальных евангелий".  

 

 Статьи о распятии Иуды из Кариота 

         Хуан Мирт (Иуда из г. Кариот). Распятие вместо Христа

 Хуан Мирт из Кариота, или иерусалимо-голгофская месса не состоялась

 

 Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России" 

 Перейти в разделы:  Откровения Богини Девы Матери

Богомильские святые

Аутентичные лики божеств

Поэзия Грааля

Музыкальное исполнение  

Портал Страница ГИПЕРБОРЕЯ