ИОАНН БОГОМИЛ

 

Пока обносят по городам ритуальную реликвию, вроде бы пояс Пресвятой Богородицы, духовные люди  размышляют об ином – ОГНЕННОМ ПОЯСЕ, достойном Царицы Небесной.

 

ОГНЕННЫЙ ПОЯС БОГОРОДИЦЫ

 

Оглядывая прошлое, скажу, ходил в огненном поясе Богородицы. Враги ничего не могли сделать. Махнули рукой – мол, не берет его ни цианистый калий, ни пуля из автомата, ни коктейль молотова. Помазанник... Оставим его в покое, а то как бы самим не получить назавтра бутылкой коктейля Молотова по голове. Зло возвращается рикошетом, и еще как пристукнет!

 

Я не единственный вживую наблюдал огненный обруч вокруг иконы Одигитрии Смоленской.

Царица призвала меня в декабре 1984-го.

Приблизился к смоленской иконе Одигитрия. Ближе двух с половиной метров не могу дойти. Передо мной огненный круг опаляющее-неопалимый. Самовольно преступишь – опалит. По благословению – не тронет. Как монсегюрских перфектов, спустившихся с вершины замка и вошедших в костер католического аутодафе.

Внезапно огонь поблек, Царица милостиво пропустила меня. Подошел к иконе.

И Божия Матерь заговорила…

 

Группа верующих стояла в прекрасной кафедральной катакомбе, юродивом храме. Вера тогда была теснима, и Богородица обитала на иконах живая, говорящая. Человек двадцать свидетелей окружили Огненный пояс и с удивлением наблюдали, как странник в простом деревенском ватнике трепетно приложился к иконе и экстатически внимает голосу Царице Небесной.

Запомнил наизусть двадцать пять пунктов ее откровения, и выйдя из храма, записал их на обрывке придурковатого совкового журнала…

И со Христом также ничего не смогли сделать. Арестовали, только когда сам повелел!.. Спрятали в подвале дома Кайафы, чтобы пытать в сыром карцере (так вели себя тогдашние архиереи) –– Его, у которого золотой дворец на небесах и дорога к нему выложена чистым золотом, кого Царица Небесная облекла в огненный пояс!

 

На Соловьиной горе в мощевых немощах Царица Небесная лежала, окруженная огненным поясом, так что ни одна нечисть из синедрионских ищеек не смела приблизится к ней.

 

Любонька, сестрица моя духовная, подтверждала, что вокруг нее в том же юродивом Смоленском кафедральном соборе Богородица соткала огненный пояс и ей говорила. На многие годы вперед обрисовала ее путь.

И Евфросиньюшку благословила.

Общались мы с ней не меньше семи лет тесно, в духе не отходя один от другого. В физическом времени не мог пробыть с ней больше трех дней. Набирался от нее благодати и уезжал. Выплескивая на страницы первых томов «Огня покаянного». И ни разу не видел, чтобы пришли за ней, арестовали, руки связали, повели в околоток, оскорбляли…

Как избивали сапогами, как мент в ментовке грозил голову отрубить – знаю только из ее рассказов.

 

Стяжай, сынок или доченька огненный пояс Пресвятой Богородицы – и можешь ничего не бояться. Не только злая рука властей или спецслужб – никакое зло тебя не коснется. Любой леший, упырь или нечисть, мытарящаяся по морским просторам, не сможет навредить.

 

 

Из книги Иоанна Богомила "Лепка миросозерцания. Дневники том 7"