ИОАНН БОГОМИЛ    

Не Бог есть любовь, а Любовь есть бог

(по учению Зороастра)

Ахурамазда. Худ. Мария Леонтьева
Ахурамазда. Худ. Мария Леонтьева

Сегодня Зороастр предстает в царском божественном облачении. Каждая жемчужина на его одеждах сияет перлами небесной духовности.

Но как непросто приблизиться к оригинальному зороастризму. Много метаморфоз придется совершить в сознании.

 

В зороастризме иное понятие Бога, человека, творения, иные смысложизненные ориентиры и установки.

Возьмем для примера наиболее доступное сердцу: веру в Арту – ПРАВЕДНОЕ БЫТИЕ ПО ЗАКОНАМ ДОБРА. Дао, уставы универсума, добрый промысел на нашем языке.

 

Насколько нужно держаться твердых устоев, чтобы не впасть в прелесть и не ускользнуть в очередную воронку, назвав ее красивым словцом. АРТА напоминает современное слово ART – искусство. А искусство, известно, о двух концах. Есть искусство поиска истины, а есть искусство лжи.

 

Любовь есть Бог!

Трудность понимания зороастризма в том, что здесь не столько другие боги, чем у других народов, сколько другое осознание Божества. Для европейского ума привычно наделять божество определенными качествами. Катафатика – познаваемость в греческом богословии, противостоящая апофатике – непознаваемость Божества.

 

В первых главах книги Бытия Иегова не стесняется называть себя всемогущим, единственным, тем-который-безусловно-есть, и приводит в текстах Торы несколько десятков своих имен.

 

Зороастризм отрицает подобное как искусственную интерполяцию. В зороастризме не боги наделены качествами, а ОПРЕДЕЛЕННЫЕ КАЧЕСТВА И СВОЙСТВА ИДЕАЛЬНЫХ ДОБРОДЕТЕЛЕЙ ПРИСУЩИ БОГАМ (!).

 

Не Бог есть любовь, а Любовь есть Бог.

Не Бог есть верность, а верность до последнего открывает Божество.

 

Великая кладовая! Если хочешь войти в святилище Божества, не нужно посещать храмы или изучать богословские трактаты. Важно проникнуть в таинственное бытие добродетелей универсума.

 

Если сказать, что Бог есть любовь, тотчас происходит сбой. Возникает вопрос, а что называть любовью? Некоторые называют любовью то, что для других является очевидным злом. Для кого-то любовь – исправительно-трудовая колония (ИТК). Для других – пытки и казнь грешника, будто бы избавляющие его от загробных адских мучений, тоже снисхождение и по-своему любовь.

 

Совсем иначе, когда осознаешь, что Любовь есть Бог. Тогда и начинаешь прозревать, сколь бесконечна категория духовной любви. Я познаю Бога по мере вхождения в нее.

 

Бог есть доброта, но не человеческая, а божественная. По мере восхождения по многомиллионоступенным лестницам доброты (миллионкрат подобрение) я постигаю доброту моего Божества, коего счастлив именовать высоким именем.

Благо, что имен много! На авестийском языке и на русском они звучат как аккорды из адажио Моцарта.

 

 

Из книг Иоанна Богомила «Христозороастризм», «Небывало-бывало в новой Церкви»