Город Тенотчитлан (совр. Мехико)
Город Тенотчитлан (совр. Мехико)

Закрытие американской Атлантиды Римским престолом

 

ИОАНН БОГОМИЛ             

Богиня Тонанцин поражает змея
Богиня Тонанцин поражает змея
Богиня тольтеков, рождающая богомладенца
Богиня тольтеков, рождающая богомладенца

   В 1524 году в Новый свет снаряжена очередная экспедиция. На одном из фрегатов – 12 монахов-апостолов, готовых учредить новое божественное царство. 

 Первые милленаристы, ‘сектанты’-хилиасты хотят увидеть оазис царства Христова, живой град божий на земле – город Теночтитлану. Хотят обогатить индейцев учением о Христе как Спасителе человечества и сами обогатиться духовно.   

 

Сладкая водичка вроде бы срабатывала: наивных и чистых сердцем американских аталантов исключительно привлекала доброта Божества: Отец так возлюбил людей, что послал единородного любимого сына, который принес себя в жертву опять же из любви.

Им как никому было понятно непорочное зачатие от Девы Марии и возвращение Христа на небеса. Подобного рода сказания вызвали восторг у мудрецов Америки. Они узнали своего атлантического Христа. 

 Приняв римских завоевателей за вестников своего архетипического отечества, индейцы вначале поклонились им и безоговорочно приняли Христа с непорочно его зачавшей Пречистой Девой в ацтекский пантеон.

 Римлянам оставалось теперь вытеснить прочих добрых божеств, чтобы в алтарях сохранился только инквизиторский Христос и главный паша Элогим.

 

 Так начиналось завоевание Америки Римом – с евангельского миссионерства и катехизации.

  Безумные зомби, наполненные римской догматикой, даже не задумывались каковы духовные взгляды у столь совершенных людей? В каких божеств они верят? Если их цивилизация настолько превосходит европейскую, по сравнению с ней ничтожную и падшую, то скорее всего и божества у них более высокого порядка, чем иудейский Ялдаваоф или Иисус Элогимыч Люцихрист…

 

 Выбор: отказаться от Элогима или умножать зло?

 Римские миссионеры оказывались перед выбором. Либо им самим предстояло уверовать в доброго Бога и добрых людей, рождающихся от добрых божеств; принять, что история человечества длится больше 500 тысяч лет, что на земле возможна жизнь вне адаптационной перелепки (вне зла, проклятья, забития камнями, ожесточения, скальпов, ненависти и рабства) – – либо уничтожить непорочную цивилизацию. 

 Самоуверенные ритуально-иерархические римские бонзы решили: индейские жрецы примут их учение.

 

 Но попытка первых миссионеров создать синкретический вариант потерпела поражение.

 Монахи-францисканцы стали проповедовать: мол, некогда человечество было в состоянии райского блаженства, а потом предалось греху и искуплено Христом…

 

Индейцы отвечали им:

“О чем вы? Какое грехопадение? Мы не понимаем, вы проповедуете о каких-то злых вещах. У нас другие божества, они не благословляют никакого зла. Мы поклоняемся добрым богам, поэтому мы добрые. Наши боги благорасположены к людям, и мы благорасположены к нашим ближним. Наши усопшие уходят к божествам – уплывают на золотой пироге в царство вечного счастья и блаженства, города святых, и оттуда возвращаются и несут на землю открытые им блаженства”…

 

 Миссионеры хотели познать тайну этой цивилизации. Но индейцы только указывали на сердце и говорили, что нужно уверовать в доброго Бога. А значит, принять версию, никак вообще не совместимую с элогизмом:

 1) человек рожден от Божества и остается сыном божиим; он такой же, как бог, бого-человек;

 2) история человечества насчитывает сотни тысяч и даже несколько миллионов лет (наши знания о 84-х цивилизациях пришли оттуда, из ацтековских древнейших атлантических календарей);

 3) можно жить на земле вне законов адаптационной перелепки, без того, чтобы пользоваться человеком, эксплуатировать, презирать, анафематствовать, забивать камнями, казнить, проклинать, убивать, брать в рабство...  

 

Рим запечатывает Атлантиду

 Рим насаждал доминанту первородного греха и невыводимого из природы человека зла.

Диаметрально ему противоположная доктрина – о том, что человек хотя и испорчен (может быть, и фундаментально), но порча не фатальна. От нее можно освободиться. В человеке заложены нескончаемые божественные источники, кладези добра и любви.

 

 Рим полагает светоцентрическую цивилизацию прямой угрозой обскурантистскому католическому мракобесию. Как быть: уничтожить? завоевать? поклониться? счесть, что открыт солнечный мессианистический континент с пришедшим царством Христа? отправить экспедиционный корпус монахов во главе с епископами, которые научат индейцев христианству? – перебирает варианты конклав кардиналов.

 

 Частные мнения францисканских монахов не отражали точку зрения пап, которые на протяжении четверти века не могли выработать своей позиции. Но в дальнейшем рациональные доводы кардиналов-инквизиторов взяли верх.

1. Римляне узнают, что ацтеки обладают древнейшими календарями четырехтысячелетней, четырехсоттысячелетней, а то и четырехмиллионнолетней давности, где сказано о том, что некогда люди сошли с неба, о белых корабелах и их чудесных флотилиях, о том, что божества возвращаются с небес.

 2. Разумеется, эти календари опровергали шестодневную хронику, запечатленную в первых главах книги Бытия.

 3. Существовали целые пантеоны добрых божеств помимо Злого, ‘единственного’ и ‘единородного’.

 4. Более всего Рим уязвляла цивилизация первородной непорочности. Удар по августинианскому ядру непростимой порчи!

 

 Выход у пап оставался один: запретить, стереть с лица земли, уничтожить – чтобы в человеческой памяти не осталось никаких следов.

 В то время как Европа подумывает о том, чтобы учиться у аталантов Америки, римские тарантулы потирают мушиные ядовитые лапки и готовят смертоносные удары по последнему оазису Атлантиды.

 Кардиналы посылают миссионеров, которым поручено разобраться на месте – не меньше 70 францисканских и доминиканских монахов. Если индейцы примут христианство, то Рим скажет: наконец-то завоеван для Христа весь мир! Откажутся – до одного уничтожить.

  

 “Ви-катан, мы не понимаем”

 Рим замер в ожидании: что скажут первые миссионеры?..

Подозрения подтвердились – беседы монахов с духовными лидерами и старцами аталантов закончились ничем.

 Когда христиане-миссионеры рассказы

вали им о первородном грехе, о том, что с ним нужно бороться с помощью Искупителя, который был распят на Горе черепов, умер-воскрес, те только разводили руками:

“Ви-катан, мы не понимаем! Это детский лепет по сравнению с той премирной, межцивилизационной эзотерической духовностью, которой мы обладаем. Какие грехи, какое зло? Наши божества не знают зла. И мы не совершаем никаких грехов. Наша совесть чиста. Мы знаем крест, перевод в страстноoе, нескончаемое совершенствование, но вы принесли нам какие-то адские химеры. Ваши мысли злы. Вы подозрительны. Вы пришли с дурными намерениями”.

 

 Нечто подобное происходило во время диалогов катарских перфектов с римскими богословами. До начала гонений на катаров имели место публичные дискуссии, в которых побеждали именно катары, разбивая своими доводами гипнозы Торы и логические аристотелевские построения рациональных теологов.

 

 В случае с индейцами римляне точно так же ничего не могли возразить на аргументы светильников. Они имели дело с белыми старцами самых высоких посвящений.

 Кардиналы почуяли прямую угрозу. Они помнят о недавних катарах и альбигойцах, и вот снова – Бог любви и цивилизация людей красивых, добрых, чистых. Выходит, опять нечего делать православной епитрахили и католической исповедальной решеточке с акцентом на невыводимом зле?!

 Рим испугался, что своей духовной мощью ацтеки разрушат поклонение Элогиму. Злобный Казнитель разваливался на глазах. Что делать: отказаться от Элогима в сторону доброго Бога или умножить ожесточение и зло?

 

 Прибегли к последнему.

 Не удалось слепить синкретическое единство из Тонанцин и католической доктрины, и начался геноцид. За ним последовал илит: Рим уничтожил мощевую культуру американской Атлантиды, украл высочайшую непорочную цивилизацию и объявил себя центром мироздания. Отныне “град Божий на земле” – римский понтификат.

 

 Когда помазанники и христы американской Атлантиды, читая в своих мистических библиотеках, увидели счеты, которые предъявляют в вечности миллионы замученных Римом святых, они сказали: явления страшнее, чем римо-католическая церковь – источник всех войн, переворотов, концлагерей и мирового зла – в мире не существует, не существовало и не будет существовать.    

 

   Из книги блаженного Иоанна Богомила "Америка: проект богоцивилизации"

Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"  Обратная связь  

 

Перейти в разделы: 

Откровения Богини Девы Матери         Богомильские святые

Аутентичные лики божеств                    Соловецкая сокровищница

Поэзия Грааля                                        Музыкальное исполнение   

Книги Иоанна Богомила                         Страница «ГИПЕРБОРЕЯ»