Ступени восстановления образа Нашего Всевышнего

Отец чистой любви
Отец чистой любви

Блаженный Иоанн Богомил

 

 Отец как он есть

Без примеси лжи и соблазна.

Под небом его безопасно.

Непричастный к церковным и мафиозным авторитетам,

покровительствующий неотмирским поэтам,

чуждый лесбо, банкирам и протестантам,

обожаемый Падре Аманте.    

 

 

1. Познание Отца как он есть

     Кто знает Отца, у того на устах и в сердце слово о Нем.

‘Я знаю Отца, и Отец знает меня’, – говорит добрый пастух-Христос, усовещая элогимских церковников, что познали другого – Супостата, Отчима, дьявола.

     Быть может, ничего другого не нужно, помимо познания отца как он есть. Трисолнечный народ божий – аталанты, гипербореи, серафиты, беатиды – ценен для нас тем, что познал Отца. И христоверы (христы и богородицы вочеловечивщиеся) отличаются от прочих ‘верующих’, ‘уповающих’, ‘надеющихся’, тем – что познали Отца.

 

     2. Святой Грааль как сердце Отца чистой любви

     Катаризм-XXI хранит древнее учение Атлантиды о сокровищнице святого Грааля, понимаемого как животворящее, возжженное негасимой свечою сердце Отца чистой любви. Его образ утрачен, стерт адаптационной перелепкой. Но обожаемый Отец оставил нам в наследство сосуд, хранящий его последних капель. Мирро растворяется во внутренних составах при вкушении от него.

     Без атлантического учения о святом Граале как о сердце Отца (и Христа), бесполезно таинство чаши. Святой Грааль в понимании аталантов – непорочное сердце, выходящее из трисолнечного креста. Атлантические старцы помимо предания о Чаше хранили и рецепты приготовления сего брачного сосуда: настой 10 бессмертных трав, а также мирровые частицы помазанников, перешедших в афтарсию /бессмертие/.

 

     3. Аталанты обладали особым солнечным зрением созерцания лика Отчего

     ‘Береги сердце свое, чтобы не разорвалось от счастья, когда увидишь сбывшимся каждое пророчество, возвещенное Мною.’ (Слово Божьей Матери к о.Иоанну)

     Как глаз не может долго смотреть на солнце не ослепнув, так человек в сегодняшнем падшем состоянии не может созерцать лик трисолнечного Отца чистой любви. Между тем  аталанты обладали особым зрением видения лика Отца.

 

     4. Пять ступеней восстановления образа Нашего Всевышнего

     Белый экран созерцания, некогда присущий аталантам, после адаптационной перелепки погас. Начнем же сегодня с РЕСТАВРАЦИИ образа Отца. 

        Востановительная практика предполагает пять ступеней:

  - Медитация об Отце чистой любви – сосредоточение ума на нем, требующее значительных усилий и предполагающее стирание навязывающихся элогимских химер.

  - Реминисценция – иллюминация, или преосененное воспоминание. Платон в диалоге ‘Тимей’ назвал ее анамнезисом (глубинной межинкарнационной памятью). Стертое восстанавливается молитвенным усилием духа.

  -   Раскрытие мнемонической памяти, а с нею – чтение по Книге жизни.

Потенциал реминисцентного взрыва и глубинной божественной памяти, учат катарские старцы, огромен во внутренних замках богочеловека. Мнемоническая память позволяет удерживать в уме восстановленный образ Отца, после чего обретаются мир и блаженство.

   - Следствие включения мнемонической памяти – открывшийся перед мысленным взором белый экран. Адамиты, увы, не знают этой тайны. Но именно белый экран, наподобие прямоугольника, запечатленного на духовном челе, дает возможность читать белые свитки, послания Отца, и созерцать его неизреченной красоты лик.

Открывшийся же белый экран предполагает 5 ступень восстановления.

 - Адорация образа Отца чистой любви. Обожание, сердечный восторг.

 

     При определенном усилии и регулярной практике пять перечисленных ступеней приносят чудесные плоды. Образ Отца устойчиво запечатляется перед мысленным взором, и человек пребывает в преосененно-превосхищенном состоянии духа.  

*

     Отец наш готов умереть за каждого из нас, принести себя в жертву любви. Потому и посылает в мир помазанников. Ценность помазанника – единственно в его знании Отца. Кто увидел Отца, уже не может говорить ни о ком и ни о чем другом. Достаточно возлюбить Отца, чтобы стать счастливым, мирным и спасенным.

     Каждый из помазанников приносит себя в жертву любви. ‘Я умираю от любви’ – вот литургический лейтмотив помазанника, поскольку избыток любви (перисон) предполагает ее прорыв и рождение в мир.

*

     Евреи задавали Христу тысячи разных вопросов, среди было много ритуальных: как поститься, как соблюдать субботу, как исцелиться… Христос же настаивал, что прежде всего необходимо увидеть Отца. И преподносил ту самую медитативно – реминисцентную методику преосененного воспоминания.

     Остается только потщиться вспомнить запечатанного перелепкой Отца и обрести доброго пастыря-жениха в лице белого старца, коих изобильно сегодня посылает белая церковь.  

 

 

Из книги '700 оригинальных евангелий' блаженного Иоанна

 

(вернуться в раздел СТАТЬИ)