Клад в сердце, или Жар-птица.

Читая русские сказки

Клад в сердце, или Жар-птица (Работа Леониды Пономаренко)
Клад в сердце, или Жар-птица (Работа Леониды Пономаренко)

Блаженный Иоанн Богомил

 

     Поехал как-то стрелец на своем богатырском коне в лес поохотиться...

Какая охота у юродивого земного царя Граалева? Промысел Всевышнего, избирающий одних и отрицающий других. Познал бы человек, что помимо хищной охоты еще есть и сладчайшая с неба охота, и стал бы охоч до нее! Блаженна же дева-душа, агница, бьющаяся в силках такого стрелка стрельца-молодца. Пронзит ее стрела Амура…

 

Едет юный охотник дорогою, едет широкою и видит пред собой золотое перо Жар-птицы.
О, остановимся здесь! Велика премудрость сказки. Любимейший образ славянского Грааля, Жар-птица символизирует возженное любовью сердце – божественный потенциал великой любви, сокрытый в серафическом (вышеадамическом) существе.

 

«Помажи меня, Отче, маслами Жар-птицы, чтобы разгорелся во мне пламень духовной любви», – молились иноки славянского Грааля в белых девственных ризах. Жар-птица – душа помазанника. Знал бы, ведал бы человек, что в его маленьком сердечном пространстве, ограниченном грудной клеткой да гортанью, сокрыта потенциальная Жар-птица, что человек – потенциальный Бог! Только должен разгореться огонь божественной любви.

 

И вот охочий до божественных приключений юный стрелец-молодец обретает истину. Пред ним золотой кадуцей Премудрости – золотое перо Жар-птицы...

О, не коснись его рукой! Обожжет, до мурашек пронзит тысячами игл.

 

Как фейерверк огней светится перо. Зачарованно смотрит на него добрый молодец, глаз не может отвести. Хотел бы пойти прочь – не в состоянии. Нет ничего прекрасней пера.

Коснулся! – и вместе с острой болью вошел в его сердце огонь, и разлилась сладчайшая теплота старческой молитвы.
Золотое перо Жар-птицы – пронзенность небесной любовью. Кто обрел эту евангельскую жемчужину в поле, уже не может больше ни о чем думать. Жар-птица становится его одержанием.

 

Слышит юный подвижник голос богатырского своего коня: «Не бери золотого пера! Возьмешь – горе узнаешь».
О, еще бы! Взять золотое перо – стать на путь любви. Сопряжен он со многими горестями, учит Премудрость устами богатырского белого коня: «Не бери золотого пера – руки обожжешь!» И еще тысячи голосов: не бери!

Но в том-то и тайна любви-Жар-птицы, что, однажды открывшись и воссияв внутреннему человеку, охватывает она все его существо. И не может противиться душа. Никакой внутренний голос (божественный или дьявольский) ничего не в силах поделать.

 

Рыцарь и ученик Грааля поступает вопреки общепринятой, обыденной рациональной логике. Он хотел бы откреститься, отмахнуться от золотого пера Жар-птицы, – да не может. Нет ничего прекрасней на земле. Счастлив тот, кто увидел однажды золотое перо, пронзившее его сердце.


«Горе?» – задумался добрый молодец. Да что ж слаще такого «горя»?

И без того опутан человек сплошными сетями да ловушками. Мало ли горя на земле? Плачет денно и нощно вдова по солдатику, ученик из-за двойки в дневнике, мать – по сыну-неудачнику. Какое же горе может быть от Жар-птицы? Наваждение сплошное.

И что ж, что восстанет царь земной (горя-то придется хлебнуть от него). И что ж, что придется услышать: «а если не так, то мой меч – твоя голова с плеч»!

 

Притяжение золотого пера Жар-птицы неизбывно. Так учит святой теогамический Грааль. ЖАР-ПТИЦА – СИМВОЛ ГОСПОЖИ НАШЕЙ СВЯЩЕННОТЕОГАМИИ, роняющей золотые перья, парящей в небесном полете. Блажен обретший их.


Не послушался стрелец своего мудрого коня. Поднял перо Жар-птицы и поднес его царю своему в дар.

 

Да как же не послушался Премудрости подвижник школы Грааля?!...

СВЯЩЕННОТЕОГАМИЯ СВЯЗАНА С ЗАПРЕДЕЛЬНЫМИ СТУПЕНЯМИ, ГДЕ МУДРОСТЬ ПРЕВОСХОДИТ САМУ СЕБЯ. 

Слышать голос обыденной рациональной логики – заведомо проиграть. Золотое перо исчезнет, прежде чем ты решишь, стоит ли касаться его рукою, чтобы не свела судорога и не обожгло, не пронзило тысячами острых игл…

 

 

Иоанн Святой Чаши ‘Миропомажи ближнего своего’


Перейти в раздел АУТЕНТИЧНЫЕ ЛИКИ БОЖЕСТВ