Блаженный Иоанн Богомил

 

Иштар и Таммузи от Египта до Соловков

Богиня-Дева-Мать (Работа Леониды Пономаренко)
Богиня-Дева-Мать (Работа Леониды Пономаренко)

 

   Иштар царица небесная

  Царь хурритского государства Митанни по имени Тушратта (14 век до н.э.) посылает египетскому фараону Аменхотепу III чудотворную статую вавилонской богини Иштар для исцеления, сопровождая бесценный подарок добрым письмом:

 

Да подаст нам сто тысяч лет жизни и да сохранит нас обоих Иштар царица небесная, и добро друг к другу сохраним’.

 

Теогамический хурритский царь за две тысячи лет до христианства признает Иштар-Мами царицей небесной! Она – Mater, Мать всех народов в универсуме. И посылает фараону бономическую Богоматерь! Рождающиеся от Нее бономы – люди добрые, чистые, особый род, составляющий архетип богочеловека /от ‘боном’ (оксит. bon ome) – добрый человек/.

 

Таммузи – вавилонский Христос. Супруга Таммузи – Иштар (Астарта). Таммузи любим в Месопотамии настолько, что ему усваивают звучащее почти как детское лепетание ‘Либлиббу’. /Таммузи  – теогамические узы Амми; Т-Амму – сын Матери уз высших./

Тайна Богоматери запечатлена в Вавилоне и Египте: материнская ипостась Отца нашего, несущая Его образ. Христос – Его сыновья ипостась. Мария – ипостась дочерняя. Помазанники-светильники, Его дети – ипостаси обожающего (любящего превосходящей любовью = обоживающего) Отца.

 

Почему больному Аменхотепу III владыка Междуречья дарит образ Божией Матери?

Подарок воистину царский! Ниневийская Богородица, изваянная из камня, нерукотворна. Она не дело рук человеческих, но была обретена как знак мира и составляла славу Вавилона. В Вавилоне мир ценился выше войны – кредо этой солнечной цивилизации.

 

Как желает эта вавилонская Богоматерь Державная проступить на холсте, на камне, на глиняном изваянии! Как отличается Она от жреческой Люцимери, всегда дистантной, инквизирующей, злой. Под лучами Ее покрова и превосходящей доброты хранят друг ко другу добро и мир египетский фараон и могущественный митаннийский царь.

 

Дороже для царя Тушратты нет ничего. Никакие золотые ожерелья, драгоценные камни и перстни и прочие сокровища превзойдут этот бесценный дар. Ничто и никто кроме Божией Матери не может совершить чудо исцеления больного египетского фараона.

 

Мережковский в Тайне трех, ссылаясь на немецкие источники, пишет об Иштар-Мами. Она – вершина вавилонского пантеона.

В древней Аркадии и Вавилоне (две непорочные цивилизации) все женские божества сочетаются в одно в Божией Матери. В Ее лице почитают сумму божественного пантеона. И поскольку Отец проявлен прежде всего в Матери, то Дух Святой, проявляясь в богочеловеке, указывает на Мать как вместилище Отца. Иштар – Ее небесное имя, Мами – земное (Мама, Mater).

В универсуме Амма, Мами, Миннэ – Матерь богов и людей.

Иерусалимская Мария – ипостасная богочеловеческая проявленность Мами.

 

Вавилонский царь Хаммурапи о Божией Матери

Величайший из законодателей древности вавилонский царь Хаммурапи (18 в. до Р.Х.) предваряет свой законодательный свод уникальными словами (в научение современным законодателям, что игнорируют уставы Премудрости и Пресвятую Деву и предпочитают злобные худые жреческо-византийские образцы): ‘Мудрая Мами дала мне царский скипетр, венец и премудрость’.

От Ее лица Хаммурапи начертает законодательство для Вавилона.

Не стоит даже говорить, насколько внушенное Царицей универсума, богов и людей законодательство превосходит подозрительный моисеев свиток, в искаженных формах религии второго храма проникнутый печатями князя мира сего Элогима.

 

Хаммурапи – отец вавилонского законодательства

Как полагают историки, законодательство Хаммурапи привело к величайшему расцвету вавилонского царства. Оно считается одним из самых прекрасных в истории человечества – столько в нем премилосердных и премудрых правил и уставов.

Даже имя Хаммурапи духовное. Отец вавилонского законодательства прошел высочайшие ступени посвящения. Неоднократно вместе с божиими девами-невестами и девственными жрецами поднимался на вершину зиккурата, постигая тайну теогамии (обожения), и в присутствии собора совершенных был торжественно наречен Хаммурапи.

‘Ха’ – дыхание Божества, ‘Амму’ – посвящение Иштар-Мами, ‘Рапи’ – сын Ее.

Посвящение Пресвятой Деве считалось в солнечной религии Вавилона величайшим ключом обожения и подается сегодня катарскими бессмертными как ключ № 1 для спасения мира. Она Мать жизни, Матерь Эллиля (Эль Элиона).

Дошедшие до нашего времени вавилонские клинописные таблички 2-й половины II тыс. до н.э. до р.х. названы ‘Энума элиш’, (Свитки о сотворении мира) /дословно: ‘когда сверху’, иначе – письмо свыше, богооткровенное/. ‘Энума’ может быть трактована как Анни-Ма (‘Эн’ – Анни, ‘Ма’ – Мами) – благодать Божества, сходящая на землю, а ‘элиш’ – как Эль Элион.

 

Вавилонская ветвь в Израиле

В Израиле, помимо прописанных в исторических хрониках различных ‘терапевтов’, ‘ессеев’, ‘саддукеев’ и пр., существовала вавилонская ветвь, носительница памяти об аутентичном евангелии Христа, состоящем из 118 глав.

Память о вавилонском Таммузи не стерлась. Его, а не Машиаха, ждали в Израиле.

Маккавеи (фарисеи Второго храма) возненавидели Богоматерь по памяти о двух вавилонских светильников – Иштар-Мами и Таммузи.

Иосиф Аримафейский, хранитель Чаши, и Никодим, воздавший Христу царские почести, тайно сочувствовали вавилонской ветви, отрицающей Тору маккавейского периода и желающей возвращения к изначальным авраамическим образцам.

 

 Богиня-Дева-Мать от Вавилона до Соловков

Перелистывая историю как она есть, читатель мистической библиотеки увидит один и тот же образ Иштар-Мами – Державная в Коломенском, Царица Аргентины, Гваделупы, Испании, России, на древних иконах и статуях...

Минуя жреческие запреты, Царица наша проявляется как считает необходимым – иконка, застрявшая на сибирском дереве, изваянный из камня гигантский образ величиной от неба до земли... – всегда неожиданно и чудотворно. Лик Ее прекрасен.

 

Дети Ее узнают тотчас: – Вот наша Мама! Вот Та, которая знает тайну неба и земли, Премудрость. Вот Та, к стопам которой я должен припасть, чтобы познать то, ради чего я пришел в мир сей!

Все светильники от царя Соломона до Серафима Умиленного были хранимы (Давид в гонениях от Саула, Соломон в противостоянии множеству врагов) благодаря Ее покрову, – покрову Богородицы над миром.

Познали покров Ее и отцы наши соловецкие, мученики любви.

 

Из книги блаженного Иоанна Богомила «Дивинаментум или таинство обожения»

 

вернуться в раздел СТАТЬИ