Истинное православие против правоверия

     Блаженный о.Иоанн   

 

     Пора разобраться с понятием «православие».

Ничто не дискредитировало это понятие сильнее, чем сегодняшняя ортодоксия поповского образца. Но в том-то и тайна, что к православию она не имеет никакого отношения.

Разве можно считать православной церковью поповщину, что процветала при Екатерине, выжила при Павле I (гроссмейстере Мальтийского ордена), сохранилась при Сталине, поднимает голову (можно написать сегодня). Что ж это за химера такая бессмертная!

Истинное православие –   м и л л и о н к р а т   п о д о б р е н и е!

    

       Правоверие против православия

Заглянем в историю. Со времен первых соборов восточная ветвь христианства официально именовалась ортодоксией, т.е. правоверием. Ортодоксия исключает чистоту сердца и делает упор на некую теоретически-дисциплинарную правильность вероисповедания, что ничего не дает внутреннему человека.

Ничего общего не имело правоверие с православием! Православие – нашего, гиперборейского, архетипического происхождения.

В термине два корня – «Правь» и «Славь». Правь – удел правдолюбцев и добролюбцев, что суть одно и тоже. Творцы добра, благочинные (благо чинят), по завершении земного срока уходят в Правь и оттуда правят миром. Но выше Прави, учили отцы наши, Славь – удел  пантеонов, прославленных от нашего Отца. 

Праведники могут воплощаться (=инкарнировать).

В сфере же Слави пребывают живые божества. Их инкарнационные программы завершены. Если и приходят в мир, то через непорочное зачатие – вотеловленно (=инкорпулятивно). Как великие светильники, как бодхисатвы ведут они за собой учеников в царство света и вечной славы.

*

Как явствует из сказанного, ничего общего наша архетипическая «Правь-и-Славь» не имеет с ортодоксальным буквоедством. Термин «православие» сменил прежнее греческое «правоверие» при патриархе Никоне (кон. XVIIв.).

Уже тогда правоверный неораввинизм пришел к полному упадку. Народ от него отмежевывался. Люди тысячами вступали в общины, где проповедовалась не «чистота веры» а чистота сердца. Ведь чистое сердце делает человека открытым и добрым, а догматическая чистота веры – параноиком и лицемером (о чем и Христос говорил: «фарисей слепой! Очисти прежде внутреннее, чтобы чисто было и внешнее»)…

 

Никон, второй после Иосифа Волоцкого классик и реформатор РПЦ, сообразил: для возрождения веры следует то, что его духовные предки, иудейские раввины, сделали со Христом – убить «еретиков» и позаимствовать их именование, присвоить как трофей.

Никон лукаво задел архетипическую струну. Ведь православие в крови славяно-теогамитов. Потому-то и притянулись многие на «православную молитву», «православное старчество», не подозревая, что попадают в логово перелицевавшихся ортодоксов, окравших имя у белых старцев, белых корабелов...

 

     Царь суть победитель зла

Иным было и понимание слова «царь» в гиперборейском архетипе, насчитывающем сотни тысяч лет и поныне живом. Царь суть победитель зла, правдолюбец.  Основная его черта – праведность. А правда – в доброте. Значит, истинный царь – тот, кто победил зло в себе и никогда не прибегает к языку зла в жизни. 

Прочие – самозванцы, поскольку не отреклись от зла и не видят греха в злобе. Такие склонны к срывам, осуждению, похоти. Не знают ни девства, ни премудрости и без угрызений совести прибегают к насилию, войнам, судам и казням.

 

Кредо христоверов (и позднее европейских катаров): «В начале стань царем внутренним, после чего будешь зван к царству внешнему». Итак, стать царем = победить в себе самом. Такого призовут к духовному лидерству. Ему доверят паству как доброму пастырю.

Добрый пастырь, по словам Христа, учит умножающемуся добру и запрещает какие-либо проявление зла, видя в нем причину проклятий, упадка и неудач в человечестве. Именно таким было оригинальное, неискаженное учение Христа. 

 

        Русская история – священная война добра и зла

Русская история – священная война добра и зла. Добрых царей (праведных духовных лидеров) на Руси были сотни. Алексей же «Тишайшие», Петры I и Екатерины считались самозванцами, поскольку были злы, не знали правды и доброты.

Большевистский Гулаг середины 30-х годов продемонстрировал откровенную доминанту зла. В этом его поддерживала сергианская РПЦ, которая впитала никонианское лукавство и иосифлянскую злобу. Уж где поработал инквизитор земли русской Иосиф Волоколамский, так это на голгофе соловецкой!

Сталинщина немыслима без зловещей тени Волоцкого. На его совести два правителя, сведенных с ума параноидальными страхами: Иван IV Грозный и Иосиф Джугашвили-Сталин.

 

Иосифлянская доктрина открывает пандории ящик мирового зла, из которого вылетают тысячи ядовитых человеконенавистнических химер. По Волоцкому: любое зло благословенно, важна лишь «чистота веры». Вот существо ортодоксии.

Смешно видеть, как сегодня карабасы в сутанах да рясах рассуждают о морали. Может ли что доброе дать людям тот, кто не видит греха в осуждении, гонениях, пытках и убийствах? Таким остается сказать только одно: «Прозрейте!».

Но поповскому правоверию противостоят светильники преосененного добра. Они несут мир и спасение человечеству.

 

 

    Статья блаженного Иоанна из книги: '700 оригинальных евангелий'

    см. также книгу 'Династия деспозинов на русском престоле'


(вернуться в раздел СТАТЬИ)