Блаженный Иоанн Богомил

 

     Я расскажу о том, что показала мне Божия Матерь на Соловьиной горе.

 

Евхаристия Соловьиной горы очами Божией Матери

     Первые годы после Воскресения Спасителя. Божия Матерь бежит из Иерусалима в Эфес и находит упокоение по прямому указанию Бога на Соловьиной горе. В четырех километрах от центра Эфеса  гора высотой 700 м, на нее полуторачасовой подъем, недоступный для людей: стоит особый ангел Всевышнего. Сюда никто не может прийти.

 

Приходит Христос. Царица встречает Его в белых одеждах. В Его сердце обрисовывается чаша в половину Его роста. Чаша постепенно становится кровавой. Богоматерь видит в этой чаше Кровь, текущую из Его сердца. Она видит, как Всевышний режиссирует тысячи тончайших стрел, вонзающихся в Него, и в каком Он неописуемом блаженстве и страстном. Она видит, как Он страдает.

 

Чаша переполняется. Крови становится все больше, а сил у Пресвятой Девы все меньше. Вот Она теряет последние силы и падает в обморок. Она больше не может видеть страдания Своего Сына. Он пробуждает Ее касанием жезла. И когда Пресвятая Дева встает, Он причащает Ее. В руках Его Чаша. Одежды опять белые. В руках Его Грааль. Он причащает Ее из Чаши Грааля совсем как православный священник.

Царица в неописуемом блаженстве. Причастившись, Она просит Его только об одном: разделить Его крест. Ей мало испить Его Кровь и стать одно с Ним. Она хочет броситься на крест. Она просит Его: ‘Прошу Тебя, больше не делай этого. Пожалей Меня, Свою Мать. Я не могу больше этого видеть’.

 

Христос Ей говорит: ‘Мария, Ты не только Мать Моя. Ты Моя Невеста и Дочь. Будь мужественней, как Ты была мужественна, призванная кГолгофе. Это великое таинство и великое посвящение, к которому Я Тебя сейчас призову’.

Пресвятая Дева встала на колени. Христос исчез… Вот Он появился вновь. И опять началось прежнее, хотя Она просила, чтобы этого не было. Она увидела чашу, простертую от Его сердца до колен. Чаша постепенно наполняется Его Кровью. Он переведен в страстное. Он страдает за весь адамов род. И источает нескончаемую любовь.

 

Она опять страдает, замирает, наконец падает в обморок и умирает (физически)  в десятый, сотый раз. Христос касается Ее, пробуждает и говорит: ‘Пей’. На этот раз Он не из ложечки дал Ей пить, а из Чаши. Царица пила это неописуемое сладчайшее вино. Это была Ее первая огненная Евхаристия Соловьиной горы  непосредственно из Чаши, как причащается священник.

Причастившись, Она поняла, что преобразилась в Чашу. Она воздела руки (по образу Чаши), и в Нее вонзились тысячи игл и стрел. Он передал Ей вместе с Евхаристией  Грааль!  то, что испытывал Он. Она была распята. Онемевшая, Она умирала. Наконец, Она умерла и воскресла.

 

И когда Она воскресла и открыла глаза, Она увидела в Своих руках Чашу. Это была ответная Чаша, ответный  Ее Грааль. В Ее руках оказалась чаша, из которой Он Ее причастил,  передал ее Ей как равной, как Священнице,  а Он... умер.

Увидев в Своих руках Чашу, Она пришла в двойной ужас: Христос лежал мертвый перед Ней, а Она стояла живая с Чашей в руках. И тотчас к Ней приступил ангел и сказал, чтобы Она напоила Христос. Она склонилась над Ним и дала Ему пить из Чаши. И Христос, испив, воскрес.

Это была Брачная вечеря.

 

Серафиты (homo seraphicus Christi)  Христовы по составу. Им дан этот ответный Грааль. В ответ они отдают Ему свою плоть и кровь, как Он отдал их нам. Это и есть знамение вышней любви, какой нет ни на небесах, ни на земле. Образ Евхаристии будущего.

 

Москва,  18.09.2005

 

Из книги блаженного Иоанна "Роза серафитов. Богомильское евангелие"

(вернуться в раздел СТАТЬИ)