Богоматерь блаженной Усыпальницы

 

Несломим архетип святорусской

доброты и великой последней правды!

Мученичество всегда имеет обратное действие.

  Блаженный Иоанн Богомил

Инквизиторы, сжигая ни в чем не повинных святых людей, не догадываются, что только способствуют стократ большему их сошествию с небес. Сожгли невинного доброго белого старца, выдав его за колдуна-еретика, сто явится взамен спустя полгода!

 

Многим в потустороннем опыте уже в первые часы после земного мученичества была открыта блаженная Усыпальница. Сколько слез пролили они, еще даже не успев войти ее вратами, при виде сотен тысяч истинных угодников божиих, агнцев от злобы фарисейской истерзанных!

Стояли они в радости небесной, благоухали мощами и внимали наставлениям Божией Матери, видевшей в каждом из них малого христа и богородицу.

Сама Царица Небесная брала их под свой покров. Со слезами на глазах благодарили Ее:

Мамочка наша небесная, не помним никаких страданий! Мы не испытали ничего кроме радости, ничего кроме благоухания под Твоим дивным омофором. Еще и еще готовы сойти в мир и пострадать за имя Твое и Христа нашего.

Нет нужды, деточки мои. Упокояйтесь в Царствии. Возрастайте в духе и благодати, как положено истинным ученикам нашего Христа и нашего Отца.

 

Жила на Руси архетипическая тяга к Доброму Богу, к бекорыстному служению, к милосердному образу веры и странноприимному обиходу. Обожали в России странников, да калик перехожих. Отдавали им последнее.

Против попов же говорили: «Что же они делают? Учат о добре, о спасении, добродетелях евангельских, а сами святых божиих, убогих, Христа и Богоматерь прославляющих, пытке адовой предают. Страшнее лицемеров не было на земле! Что же это за порода, что притворяются благочестивыми, а грехи на них такие, каких на убийце и разбойнике последнем не сыщешь?»

 

И пришел мстительный 1917 год.

Религиозно-авторитарный гнет привел только к революции и кровавым гонениям на церковь-гонительницу.

Не меньше ста тысяч духовного сословия погнали тогда штыками да прикладами на каторгу соловецкую...  За грехи своих отцов-инквизиторов (до третьего и четвертого поколения, аккурат по Элогиму), подчас страдали ни в чем не повинные священники.

Иные раскаялись, прозрев на вековую химеру неизличимо больного «Третьего Рима», приняли венец мученический и почили в сонме праведников. Иные же таки злобились до конца, уповая, будто однажды возродится их фундаменталистская вера.

Забыли, что еще сам старец Филофей, автор идеи «Третьего Рима» пророчествовал: «Москва — третий Рим, утвердилась после падения первых двух, папского  да константинопольского. А четвертому — не бывать!»

 

 

Из книги блаженного Иоанна «Династия деспозинов на русском престоле»

(вернуться в раздел СТАТЬИ)