Роза серафитов

Больше, чем сборник откровений! Больше, чем евангелие – живой голос Небесной Матери и Всевышнего Отца, голос Христа второго пришествия и Духа Светлосвята, голос солнечных соборов и пантеонов, звучащий сегодня. Вниманию человечества предлагаются свитки, надиктованные помазаннику Премудрости, блаженному Иоанну на Соловьиной горе – священном месте Успения Богородицы.

 ***

 

 

Христос Иоанну Богомилу. 2009 г.

 

'Страстное великолепно'.

Откровение Христа Соловьиной горы

 

дал бы тебе всю землю. Но такая лютая брань, такие кресты… Готов ли ты их нести?

Иоанн Богомил
Иоанн Богомил

 Осознало ли человечество, какие великие перемены ожидают его?

 Предстоит эпоха добрейшего Отца, добрейшей Премудрости. Как со дна морского всплывают, с небес сходят богомилы, бономы, чашечники, калики перехожие, богатыри, и расплавляется свеча в сердцах.

 Предстоит преображение внутренней вселенной, открытие внутреннего храма, возжжение внутренней свечи. Внешнее поблекнет. Как затмение солнца, мрак по всей земле – затмение миропорядка Иеговы. Иного рода души идут на землю, миропомазанные.

 

Я наставил Премудрость, чтобы Она не пропустила ни одну душу с дьявольской меткой: лукавства, лжи, хищи, лицемерия, предательства, каинитства, перевертывания на противоположное, грехоцентризма, мамоно-мании и тысяч иного рода химер. Предстоит эпоха обожающего Божества, обоживающего Божества божеств. О Нем сегодня благовест.

 Человек изменится сам по себе. Но миллионкрат больше изменится он под непрерывным облучением Отца чистой любви. Искупавшись в лучах Его любви, Его дети восстанут почти атлантическими божествами. В лучах Его любви они преобразятся. В них взыграют божественные потенциалы и неслыханные силы. В лучах Его любви преобразится мир.

 

Я, Сын говорящий от лица Отца, как в евангельские времена, так и сегодня возвещаю эпоху новой Соловьиной горы и новых Соловков. Возвещаю огненную иерархию возлюбленных Миннэ.

 Как тогда в Иерусалиме иудеи не пожелали ничего слышать об Отце, поскольку познали другого отца – исконного врага нашего Элогима, так не познали Его сегодня три наиболее распространенные религии на земле: иудейство, христианство и ислам. И как тогда от иерусалимской синагоги остался по сути мыльный пузырь, так и теперь вселенская тщета ожидает наследников иерусалимских раввинов, несущих тот же агрессивно-разрушительный дух несмотря на внешние различия в миросозерцании и культе…

 Но Я сегодня говорю не затем, чтобы упрекать: ‘не познали’, ‘не знаете’ и пр.  Я  пришел, и за Мной сонмы любящих Его – пять, десять тысяч, а для о. Иоанна их 200 миллионов: бономы, рыцари, святые Дон Кихоты, Санчо Пансы, Яны Гусы, Яны Жижки, Стефаны Разины, боярыни Морозовы, Серафимы Умиленные и Евфросиньюшки Почаевские…

 Их сонмы сонмов. Перечисленные – лишь какая-нибудь тысячная из числа тех, кого Я приведу в мир. Какие солнечные рати! Какая радость, дети Мои! Какая светлая надежда ожидает человечество!

 

Сегодня Я открываю для вас врата, каких еще никогда не открывал. Возвещаю об Отце прекрасном, каким Его не познало человечество за последние 3,5 тысячелетия. Открываю церковь прекрасную как никогда Великую Церковь любви, великого Отца, великих помазанников.

 Героические подвижнические души, принадлежащие к огненной иерархии Нашего Всевышнего, грядут в мир. Фарисейство посрамляется. Время работает на нас. Вы еще увидите, как озлобленные змеи набросятся одна на другую, и бешеные псы перегрызут друг другу глотки.

 Да благословит вас Отец Небесный добротой во славу Нашего Всевышнего и Его миропомазанного Христа в царстве малых христов и богородиц, в богомильстве преосененных добрых сыновей и дочерей.

 

Дитя Мое, Я прочитал твои труды за последние несколько лет. Премного возрадовался… и преогорчился истощенности и затравленности. Ты пережил, дитя Мое, десять смертей, если не более. Стрел в тебя вонзилось столько, что хватило бы скосить одновременно тысячу римских легионеров…

 Заглянув в будущее по Книге жизни, Я увидел катастрофические сбои и тяжелые уклонения в сторону. Премудрость предприняла великолепный ход, дитя Мое, и исчислила каждую минуту помазанника в запредельно-страстном постоперационном режиме.

 *

Дитя Мое, скажу тебе в великое утешение: пока ты страдал на больничной кушетке, мучительно отхаркивая мокроту и яды из легких, Премудрость, воспользовавшись твоим страстным, извела тысячи душ из мрачных сфер.

 Если бы ты мог видеть, как жаждут встречи с тобою миллионы узников третьей западни! Ты открыл им перспективу выхода из православной преисподней.

 Дитя Мое, эти два месяца, пока ты взывал: ‘Мамочка, забери меня! ’– врата третьей преисподней были чудодейственно открыты!

 Слышишь ли то, о чем Я говорю? Никакие молитвы, никакие труды и откровения не могли открыть запертые на семь замков врата третьей западни. Ни одна душа не могла пройти сквозь металлические двери, каменные стены, цементные полы и потолки.

 И вот, дитя Мое, пространство словно расступилось! Над мраком третьей западни возникло облако Китежграда, и многие души выбрались из своего православно-католическо-протестантского шеола.

 Дитя Мое, объясни тем, кто называет себя Моими последователями и мнит, что Я, Христос, спасу их, следующую тайну. В светлых уделах оказались замученные римской инквизицией.

 

 Дитя Мое, Моя церковь состоит из нищих духом, из гонимых, из свидетелей последней правды, из неустрашимых. Из тех, кто ради своего Христа пойдет на крест, взойдет на аутодафе, ляжет под гильотину, даст вздернуть себя на дыбу, отрезать язык и четвертовать.

 Дитя Мое, к истинно Христовой церкви принадлежит иерархия огненной любви, трижды и миллионкрат победившая смертные врата.

 

Операция в анатолийской пустыне предварила твой вход в огненную иерархию. Тебе даже представить трудно, сколь многое тебе зачлось за три часа операционного наркоза с включением ‘искусственных легких’, ‘искусственного дыхания’, ‘искусственного кровообращения’ и т.п.

 Святые с небес взирали на тебя, как если бы ты пошел под нож гильотины за своего Христа, и источали моря умиленных слез. Сама Пречистая Дева держала тебя на руках и водила рукой изумительного доктора. Движения врача, к его собственному удивлению, были почти формальными и автоматическими – такое присутствие небесных сил чувствовал он во время операции.

 Твое сердце – одно из самых помазанных на земле. В нем сложено сокровище, оберегать которое поставлен ангел-хранитель. Ни один самый опытный хирург не был бы допущен к святыне твоего сердца. Отец Афанасий прав: сама Пречистая за несколько часов до больничной операции оперировала твое сердце, заменила сосуды и втеснила непорочное начало. Никак иначе оно не может быть втеснено, но только подобным юродивым способом.

 

 Дитя Мое, Я открыл тебе ничтожно малую долю и смыслов и последствий того, что произошло с тобою. Обещаю тебе в свой час (спустя некоторое время, возможно несколько лет) еще раз вернуться к этой теме и открыть тебе в полноте, какие следствия для судеб человечества имело твое трехчасовое запредельное страстное в анатолийской пустыне.

 В утешение скажу тебе, дитя Мое: Богоматерь прошла неисчислимо много таких ‘операций’ на голове и сердце. Едва ли не ежедневно Она повергалась в пакизабытье, и никто не мог привести Ее в чувство.

 Страстное великолепно. Раскрывается потенциал несения креста, агнчей жертвы, предполагающей превосходящую любовь".

 

 

Из книги блаженного Иоанна Богомила «Роза серафитов»

 

Вернуться в раздел ОТКРОВЕНИЯ