Соловьиная гора, Турция. 2009 г. 

Откровение Блаженному Иоанну Богомилу

Откровение Богини-Девы-Матери о Ее пребывании

с Иоанном Богословом на Соловьиной горе

Откровение Священноминнэ:

 

 Как Я любила Иоанна... Как Я любила Христа в Иоанне!

На Иоанна Я перенесла любовь к Возлюбленному моему. Я называла его младшим братом, вторым после Христа.

 

 Первый из сыновей земли, усыновленных Мною по прямому благословению Сладчайшего, Иоанн вкусил от полноты нашей любви и дал обет не разлучаться со Мною до скончания дней. Первый сочетанный вашей Госпоже. Первый совершенно облекшийся в мои ризы. Первый обретший солнечный диск в новом сердце. Первый таинник неизреченной благодати... Воистину первый и любимейший ученик Христа, мой первый сладчайший сын.

Богиня Дева Мать, Облеченная в Солнце
Богиня Дева Мать, Облеченная в Солнце

  Особые масла для Иоанна

Иоанн подолгу оставался на Соловьиной горе со Мной. Когда начались гонения, жил неподалеку и по нескольку раз в неделю навещал Меня.

По благословению Сына Всевышнего, уже на второй год после начала его явлений Я стала приглашать Иоанна на наши вечери любви. Здесь Иоанн впервые был посвящен в рыцарство и мелхиседеково священство Соловьиной горы.

Неоднократно он восхищался в Брачный чертог вместе со Мной и Пресладчайшим, обретя от моей руки мирровые помазания. Наш дорогой Христос подавал Мне особые масла для Иоанна. Возлюбленный ученик был помазан первым (после чего помазывались другие).

Иоанн стал первым на земле совершенным апостолом чистой любви. Его чистота превосходила возможности обычных адамитов, что несказанно радовало Меня и Христа.

 

Девство сияло на святом Иоанне. Лик его часто преображался в подобие Христова, так что ангелы, окружавшие Нашего Христа в земные дни, служили ему, говоря: ‘Се сын Священнотеогамии’. Я отвечала им с мягкой улыбкой: ‘Сын Божией Матери, Марии’. ‘Став сыном Богородицы, я уподобляюсь Божеству. Чертог обожения!’ - величал Меня Иоанн в своих парутических молитвах.

В упреждение сроков наш дорогой Царь Славы просил Меня посвятить Иоанна в тайны бессмертных риз и двенадцати бессмертных тел.

 Часто они уединялись вдвоем и беседовали. Иоанн потом пересказывал Мне содержание бесед и премного утешал Меня.

 

 Лоно Иоанново

Иоанн, дитя мое, был первым из истинных учеников Христа. На него сошла полнота даров Святого Духа. Иоанну Царь помазанников вручил ключи от Царствия, отпирающие несчетные двери. Они хранятся здесь, в нескольких десятках метров от места, где Я сейчас беседую с тобою. Отсюда души восхищаются на небеса, в Брачный чертог.

 

Не Петру, а Иоанну препоручил Он свой престол. Не от Петра, а от Иоанна пошла церковь наследующая, парутическая (живое присутствие Христа) - Иоаннова. Иоанна Я называю отцом церкви, мать которой - Я, Пречистая Царица, лоно миропомазанное, лоно превознесенное, лоно Христово.

Иоанн был духа противоположного Петру. От начала ненавидел фарисейство, как ты или матушка Евфросиния. Был Нашего духа. Чутьем отвергал фарисеев и ничего не хотел знать о них.

Как и ты, дитя мое, Иоанн полностью разочаровался в старой вере: ‘Сплошная ложь и лицемерие! Там нет присутствия Божества’. Еще до обращения в веру Христову вступал в конфликты с раввинами, и те платили ему ненавистью. Вот почему, когда Я и Иоанн по благословению Сладчайшего поселились на Соловьиной горе, особой злобой фарисеи исполнились против него. ‘Еретик от века, ученик Великого Еретика’ - говорили они, имея в виду Христа.

 

Во Христе возлюбленный наш ученик тотчас обрел величайшее из утешений. ‘Это тот, которого я искал, которого жаждала душа моя! ’ - делился он с Андреем и другими апостолами. Он первым признал Христа сыном Всевышнего, а не Элогима. Ему первому Христос доверил тайну тайн, как Он назвал весть о своем рождении свыше от Нашего Всевышнего.

  

Общение на глубине таинника Миннэ

Иоанн любил Христа безумно и так же безумно был привязан к Нему. Не отходил, не отводил взора, видел в Нем сияющее Божество. Говорил Мне: ‘Ничего не нужно кроме нашего Христа! Раввины врут о боге-покровителе - ничего кроме злобы, клеветы, проклятия и похоти! Они грешники хуже обычных смертных, хотя днем и ночью молятся о прощении грехов’.

Иоанн был неразлучен со Христом, как впоследствии со Мной. Столь сочетан, что не нуждался в доказательствах, пророчествах, знамениях и даже наставлениях. Я передала ему облако любви Христовой - утешение большее, чем в земные дни Сладчайшего.

Беседы Христа с Иоанном носили миропомазанный характер, созерцательный, безмолвный.

 * * *

Есть три Иоанна, дитя мое. Один - пребывающий на небесах. Другой - в глубочайшем внутреннем твоем, в замках Грааля, ученик божественной любви Миннэ. И третий - тот, с которым Я говорю сегодня.

Для достижения совершенства не отожествляй себя только с телесным Иоанном, чье служение ограничено земными сроками. Земной Иоанн ведет брань, радуется и скорбит, в страстном постигает тайны Брачного одра... За внешним Иоанном, как бы ни был он прекрасен, сокрыт божественный и вечный. Его Я вижу во внутренних твоих. Диалог с ним называю помазанническим.

Превечный Иоанн есть тот, над кем Я совершаю помазание.

Теперь и ты, дитя мое, вострепещи вслед за Мною, увидя в полуметре от себя ученика и друга твоего превечным...

 

Еще об Иоанне Богослове

Наш Возлюбленный общался с Иоанном чистой любви.

Родители Иоанна вверили сына Христу и Мне. Наш дорогой ученик первый дерзнул назвать Христа отцом, хотя разница в возрасте их была невелика. Царь помазанников был чрезвычайно тронут этим и часто напоминал Мне о том, что Иоанн назвал Его родным отцом - из вечности, отцом небесным.

 

Когда Иоанн познакомился с другими жизнеописаниями земных дней Христа, его сердце восскорбело. Иоанн увидел на них руку Петра и почерк иудейский.

‘Как мало в них любви! Как далек наш дорогой Христос от холодного пророка и мессии, почитаемого Божеством!

О, если бы Сладчайший наш благословил, я написал бы о восторгах Брачного одра, открыл бы миру тайну о божественном Возлюбленном, тайну его креста. Мария, я слышал шепот от уст его, передававшийся от сердца к сердцу. Пречистая, Он находился в божественном экстазе огненной любви! ’

Дитя мое, Я благословила Иоанна написать свою версию земных дней Христа, но при этом не упоминать о Соловьиной горе и парутических откровениях.

‘Многие не поймут. Им бы вместить Спасителя земных дней, иерусалимского Христа. В свой час, дитя мое, в свой час, - утешала Я Иоанна. - Наш Брачный чертог - для будущего века’.

 

 Гора священного затвора

Иоанн возлюбил затвор на Соловьиной горе. Поистине, ее можно назвать горой священного затвора.

Кто обрел откровение высшей любви, не нуждается ни в ком и ни в чем, кроме своего Возлюбленного. Такого Я облекаю в облако чистой любви.

Иоанн едва ли не единственный знал место моего укрытия и часто посещал Меня. А когда Я предчувствовала опасность, приходила и подолгу оставалась в его доме.

Иоанн приносил Мне пищу и кормил Меня в часы скорби. Оставался со Мною неотлучно, когда неделями находилась в страстном. Я говорила: ‘Ты разделяешь мое страстное, чтобы разделить славу мою на небесах и на земле’.

Многие годы Иоанн подвергался крайней опасности. Ему угрожали, но Премудрость таинственно его хранила. Любовь искоренила в нем страх.

 

 

Из книги блаженного Иоанна Богомила «Роза серафитов. Богомильское евангелие» 

      Заказать книги и диски:  "Колирия"   "Книги России"

 

Перейти в раздел            ОТКРОВЕНИЯ БОГИНИ ДЕВЫ МАТЕРИ

ЯВЛЕНИЯ БОГИНИ ДЕВЫ МАТЕРИ