Письмо Петро Сорока,  писателя, кандидата филологических наук (г.Тернополь,  Украина) Иоанну Богомилу

 

Милосердный отченька! 

Живу в неразрывной связи с Вами, чувствую Ваше присутствие на уровне сердца, на уровне вытянутой руки, на уровне дыхания.

Дышу одним воздухом с Вами, люблю то, что любите Вы, живу тем, чем живете Вы. 

Физически удалены на несколько тысяч километров, но духовно – ближе ближнего. С Вами, как с ангелом-хранителем, сверяю каждый шаг, поступок, каждое слово и даже жест.

 

Вы рядом – и у меня нет права на ошибку, неточное слово и греховную мысль. Вы излучаете доброту и любовь такой силы, что они согревают меня, как солнце, исцеляют, как чудодейственный бальзам.

 

Жить в Вашей любви – как в озоновом слое Земли. Но это не только великое счастье и радость, но и исключительная ответственность, трудничество души. Нет права на погрешность, отступление, неверный шаг или недостойный поступок, хоть бы как не досаждали и не сводили с ума темные силы зла.

 

Какое это счастье любить Вас, милый отче, Ваше гениальное слово, высокую музыку, чистую душу и тернистый путь первопроходца. Любить, обожать, всецело растворяться в той любви, переполняться ею так, чтобы она распространялась на всю безмерность небес.

Чудо любви. Красота любви. Тайна любви.

 

Разгадать ее никогда не удастся. Бесполезны усилия. Знаешь, что любишь, чувствуешь это, трепещешь от наплыва чувств – и всё тайна, все необозримо, необъяснимо, волнующее-высоко.

 

Таково величие любви, сила любви, вечная загадка любви.

 

Знаю, не моя это заслуга, что люблю Вас, сгораю и воскресаю в этой любви. Это высший дар Небес, сокровище, что упало на меня с горних вершин, как благодать Святого Духа, как милость Отца Небесного и пресвятой Матери Божьей. Они искупали меня в бессмертном свете, помазали благоуханными маслами, пробудили душу для непрестанного горения и высокой творческой работы.

Всё, что приобрел, что вылил на бумагу при свете солнца или ночной свечи, сияет этой любовью, порождено и живится ею.

 

Мне говорят, что мои книги, как и Ваши, имеют целебную силу и я верю в это. Любовь всесильна, для нее нет ничего невозможного, слово, зажженое ее огнем, возвращает человека к жизни из глубочайшей пропасти, выводит из самого глухого угла.

 

Милый отченька, я люблю Вас, а значит люблю Отца Небесного и Матушку милосердную, люблю небо, что манит голубым цветом бесконечности, люблю лес, что напевает зеленые псалмы, люблю травы и цветы, тихих мотыльков и певучее птичье братство, что творит высокую симфонию жизни. Это есть в моих книгах, рожденных под Вашим пристальным взглядом, светлым покровом и отеческим благословением.

 

Я люблю Вас, а значит люблю крест, который надо донести до конца, люблю свой труд, орошенный соленым потом, и держу перо как гвоздь из руки распятого Христа. По-другому нельзя, потому что Вы смотрите не только глаза в глаза, а и сердце в сердце, душа в душу.

 

Мы редко разговариваем по скайпу, потому что тем, кто овладел языком сердца, научился жить за пределами времени и пространства, не разнимая объятий, он не нужен.

Мы редко обмениваемся письмами, потому что знаем, что их прочитают другие и они как птицы небесные разлетятся по миру, а наши сокровенные эпистолы пишутся на небесных нетленных свитках только для нас двоих.

 

Хотя я знаю всю глубину телесных мук, всю бездну бессонных ночей и ужас отчаяния, мне хорошо с Вами здесь, на земле, потому что именно любовь дает смысл в этом, казалось бы, бесцельном существовании, этой тяжелой неизъяснимой каре, непрестанной беспросветной работе. Конечно, я больше вглядываюсь в горний мир, чем земной, и в этом нет печали или страха, ибо уверен, что не разминусь с Вами там, в безграничных светлых круговертях Доброго Отца Небесного, где нас ждет чистая радость, одухотворенный труд и великое торжество духа. Об этом тоже говорит мне всесильная и бессмертная любовь.

 

Понимаю, что объясняться в любви словами не только нецелесообразно, но и рискованно (так легко сбиться на сентиментальный, даже фальшивый тон). Поверять глубинные чувства надо музыкой, песней, огнем сердца и светом души. Возможно, я мог бы сыграть свою любовь на струнах бабьего лета, засветить на утренних росах трав… Возможно, ее мог бы спеть за меня заоблачный ветер в воробьиную ночь, или мой давний друг соловей, что живет неподалеку от заброшенной лесной сторожки, моей часовни и затворнической кельи.

Но и слова для нас с Вами весят немало, потому что мы – их ловцы, пастухи, погонщики и слуги. Так пусть звучит в премирном эфире: я люблю Вас, отченька!

И люблю я уже само слово «люблю» и произношу его так, будто обцеловываю опаленными устами, вдыхаю в него живую душу, как Отец наш Небесный вдыхает во всякую плоть.

 

Верю, что слова любви всегда наделены достаточной мерой стойкости и бессмертной душой, чтобы не умереть вместе с тем, кто несет этот огонь обожания, а жить в мире до тех пор, пока люди стремятся к добру, красоте и милосердию, приумножают свет мира.

Благословен тот, кто любит, ибо его Царство Небесное!

И благословен тот, кого любят, ибо тогда земля становится для него Божьим Раем!

 

Лесная сторожка, из которой открывается вселенная,

12 июля 2017 года 

Петро Сорока

 

перейти в раздел ОТЗЫВЫ О ШКОЛЕ И.БОГОМИЛА