ТВОРЧЕСТВО ИОАННА БОГОМИЛА

Поэт и писатель

 

 

Кто Отец? Доброта Добрее Немыслимо. 

Победитель зла в чине Небесного Генералисимуса.

– Отче, слышишь меня?

– Слышу!

– Я пришел в этот мир не умерить, а родиться свыше. 

Верую в торжество богочеловека в условиях абсолютной свободы,

добра над злом, добрых гениев над злыми. 

В оазисы мира, расцветшие среди пустыни…

И.БОГОМИЛ

 

Отзывы читателей

 

Владимир Дмитриевич Алейников, поэт, лауреат национальной премии «Поэт года» (2009)

Отец Иоанн – поэт мистический.

Но его мистика, очень человечная, при всей её насыщенности знаниями и сложности, не имеет никакого, ни малейшего отношения к весьма занудной, чрезмерно обстоятельной, не жизненной, а книжной западной мистике, известной нам, в различных её образцах, и вовсе не подходящей, слишком уж закрученной, в своих построениях, и в общем-то чуждой для нашего сознания.

Мистика отца Иоанна – прежде всего, и это следует понять и признать, созвучна выработанному на протяжении долгих тысячелетий мышлению нашего народа.

При всей серьезности в поэзии отца Иоанна присутствует иногда и юмор, и какое-то детское, славное озорство. Чуть ли не озорная частушка – и прорывающийся сквозь нее грустная элегия. Это бывает потому, что сама речь ведет за собой поэта. Каждое слово – в общей цепи вибраций, на которых и держится Вселенная.  /далее/

Уходили зэки этапом на Соловки, и никому было невдомёк,

что на Соловках – вход в Брачный чертог. 

 

Адалло Алиев, поэт, классик аварской поэзии, Дагестан

Читаю поэзию блаженного Иоанна и восторгаюсь каждой строчкой. Такую поэзию невозможно как-то комментировать и толковать – можно только восхищаться.

Когда читаешь духовно обогащенную поэзию отца Иоанна, то понимаешь, что только такая поэзия имеет будущее!

Пришло время обновления! Требуется революция в поэзии и знаменосцем этой новой поэзии выступает Блаженный Иоанн.   

Мне очень приятно быть знакомым с отцом Иоанном. Счастлив, что мог пересечься во времени с таким человеком, как блаженный Иоанн. /далее/ 

Книги И.Богомила


Помоги, Матенька Божия, прозреть:

доброта несёт жизнь, зло – смерть. 

 

Всеволод Всеволодович Задерацкий, доктор искусствоведения, профессор Московской консерватории 

Я склонен думать, что справедлива мысль Шопенгауэра о различии понятий «талант» и «гений». Талант способен достичь цель, которую все видят, но никто не в состоянии поразить, только он один! И талантов носят на руках, потому что все понимают, каких целей они достигают. А гений обращен к невидимым целям. Поэтому он не ясен толпе, он непонятен.

Отца Иоанна абсолютно по всем качествам, и по мышлению, и по человеческим проявлениям, я отношу к разряду именно гениев человечества. Он стремится к каким-то нам не видимым целям и значениям, ему, очевидно, понятным и ясным – а может быть, не до конца открытым даже ему самому. 

Однако он ближе всего к тому, что видит яснее любого из нас. Отец Иоанн мне представляется классическим порождением нашей русской культуры. И по тому, как он пишет, как он чувствует, видно: он черпает из глубины русского духа, русского архетипа.  

Иди, поэзия, впереди меня или свыше – только не сбоку, не сзади.

Не оглядывайся Христа ради.

 

Эрнесто Кахан, первый вице-президент Всемирной академии культуры и искусства, принятой в ЮНЕСКО; Президент ISRAEL IPPNW; Вице-президент Международного Форума за литературу и культуру мира (ИФЛАК) / Израиль. 

   Поэт Блаженный ИоаннОн пишет, он пишет мне, и мое сердце переполняется небесной музыкой и поэзией. Другой, – превоходящей по­эзией, возносящей меня в сферы космических масштабов, почти превосходящих, почти священных...  

Я думаю о своих любимых поэтах, об их стихах, пленя­ющих меня, – и возникает образ отца Иоанна. И я посвя­щаю ему стихотворение для его поэтического сборника:

Это поэт, - - жаждущий бесконечных встреч, скачущий на конях в  пентаграммах символов, не всегда поддающихся расшиф­ровке; грезящий наяву и бодрствующий при луне в бдениях, вопиющий об утерянных симфониях в пустынях страсти и в шипах войны; он оставил уже нарциссизм и цветет, отдавая себя без остатка; поэт прошлого и ожидаемого удела. 

Это поэт, - - что возжигает свои стихи в поисках совершенства и живет для них, уже обрученный... Неизбежно.  

Одинаково ненавижу роскошь и нищету.
Навык социального братства искренне приобрету.

 

Евгений Борисович Рейн, поэт, лауреат Пушкинской премии / Россия

Для меня блаженный отец Иоанн – одаренный современный поэт, направивший свой немалый дар на союзничество с главной человекобожеской миссией автора.

Стихи блаженного отца Иоанна, конечно, занимают совсем особую, ни с кем не делимую, позицию. Более всего они отделены от сочинений поэтов, почитающих себя ортодоксальными церковниками и часто выступающими под знаменем так называемой «духовной поэзии». Дорога, которой идет блаженный отец Иоанн, сугубо индивидуальна, и эта одно из ее драгоценных отличий.

Книги блаженного отца Иоанна, поэта и человека, открывающего новое Небо и новую Землю. Свой дар и свою судьбу выношенной им истины он вложил в поэтическое Слово, произнес его на современном, пластичном и ясном языке, произнес его сильно и пристрастно, обратил его и к своим последователям и ко всем, чья душа и дух нуждаются в поэтической речи.  

Россия – полубредовая полусонная нищенка.

Россия, прекрасней которой в мире не сыщется.

 

Евгений Левашев, доктор искусствоведения, профессор Государственного института искусствознания РФ  

Твердое убеждение о.Иоанна, что инструмент – сокровенный алтарь. Инструмент – алтарь, а вы священник.

И.БОГОМИЛ:

ПРИТЧА:

Орфей: (говорит Церберу) Ты добрый!

Цербер: Я добрый? Я злодей из злодеев!

Орфей: Ты добрый! Есть добрый Бог, который видит тебя другим: не злобным адским псом, а ангелом!

Цербер: … (зарыдал в три ручья и пропустил Орфея).

Человек должен обладать чувством вселенской ответственности, как духовное существо. Чем более духовен будет человек – тем в большей мере станет понимать, что он сакральный инструмент, посредник между Всевышним и земной жизнью.   

 

Петро Иванович Сорока, писатель, кандидат филологических наук, Украина

Блаженный Иоанн – автор более 500 книг. И это не утлые сборники-бабочки. Это 300-400-500-страничные фолианты.

Но больше, чем число написанных книг, поражает содержание, новизна затронутых тем, их мистическая глубина, авторское новаторство, стилистическая завершенность и высокий уровень художественности. И что примечательно: в каждой книге автор другой, будто заново рожденный.

Здесь все – диво дивное. И преувеличения в этом нет. Это письмо шекспировской, сервантесовской, толстовской глубины. Но в духовном плане блаженный Иоанн превосходит своих великих предшественников, потому что идет дальше и видит глубже, как пророк и мессианистический прозорливец.  

И вот какое чудо: сила и величие этого письма в том, что оно одинаково доступно как для эстетически подготовленного читателя, так и рядового. Оно – для всех.    

Слово изливается из миррового источника Упокояющей Бесконечности

в эфире слышащего гласы божии богочеловечества.

 

Елена Крюкова, писатель, поэт, лауреат национальных и международных литературных премий 

Отец Иоанн — огромного, вольного и любовного полета молитвенник и превосхищенный мистик. И тот дар, что дал ему Господь, он прещедро отдает людям: берите! В строках богословской прозы, в книгах-песнях, в свитках считанной небесной мудрости, в стихах — простых по складу речи, как наша с вами речь, и вдруг — внезапно — сияющих снопом мощных лучей из-за тучных клубящихся облаков. 

Блаженно наше время, подарившее нам отца Иоанна. 

Возлюбленны те, кто под водительством его возлюбил Бога и его Пресвятую Матерь новой, огненной и чистой любовью.  

Преблаженны те, кто понял самую суть обожения.